ГФС: реформа за 90 дней

ГФС: реформа за 90 дней
Главе ГФС Роману Насирову предстоит "вычерпать ложкой море"
Уходящий май оказался щедрым на различные кадровые назначения. Новых руководителей получили Антимонопольный комитет, Фонд госимущества и Государственная фискальная служба. Бесхозность первых двух ведомств волновала общественность не очень сильно, а пустующая должность главы фискальной службы вызывала обеспокоенность.

Уходящий май оказался щедрым на различные кадровые назначения. Новых руководителей получили Антимонопольный комитет, Фонд госимущества и Государственная фискальная служба. Бесхозность первых двух ведомств волновала общественность не очень сильно, а пустующая должность главы фискальной службы вызывала обеспокоенность. Особенно с учетом того, что прежнее руководство вместе с Игорем Билоусом покинуло ГФС чуть ли не со скандалом, а официальных результатов служебного расследования в отношении его деятельности до сих пор нет.

Новым руководителем фискальной службы стал экс-глава парламентского комитета по налоговой и таможенной политике Роман Насиров. За свою недолгую каденцию, с 5 мая, Насиров успел получить целый список наставлений от министра финансов Натальи Яресько, которая потребовала бороться с коррупцией и обновить кадровый состав ГФС.

Но, прежде всего, - заняться налоговой реформой. Снова и опять, но на сей раз - уже продуктивно и во благо налогоплательщиков, а не против них. Да еще успеть справиться с этим до осени.

Насиров, конечно же, от своих обязанностей не отказывается. Он уже проводит собеседования с нынешними сотрудниками ГФС, чтобы выявить среди них "слабые звенья". Он занялся проблемами таможни, отправив в Луганскую область одного из своих заместителей - разбираться с задержанными фурами, которые направлялись с контрафактом в Россию.

Но все это - не показатель. Многие молодые чиновники начинали за здравие. Например, Игорь Билоус, который стал жертвой системы, не смог справиться с кадровыми проблемами в ГФС и ликвидировать коррупцию на местах. Да еще и поссорился с Арсением Яценюком, что стало одной из причин провала налоговой реформы 2014 года.

У Насирова и его команды времени, как и кредита доверия, еще меньше, поскольку госбюджет-2016 должен строиться на новой налоговой системе. Но получить за три месяца прозрачную реформу, на которой настаивает Минфин, - задача почти невыполнимая. Особенно если все будет делаться как обычно: вразрез с интересами бизнеса и рядовых налогоплательщиков.

Шиворот-навыворот

Системность действий и законодательных изменений - ключевое задание для ГФС, Минфина и правительства в целом. Поскольку пересмотр ставок налогов, их администрирования, взыскания штрафов и т.д. происходит в отрыве от общей ситуации. У чиновников возникает впечатление разительных перемен, а налогоплательщики страдают от неоднозначности законодательных норм и их нелогичности.

Например, мораторий на проверки бизнеса, который Кабмин считает огромным достижением. Да, формально, вплоть до 2017 года ревизоры не могут"нагибать" бизнес с годовым оборотом до 20 млн грн, который не ввозит на территорию Украины подакцизные товары, либо не производит и не реализует их здесь же.

Но в реальности предпринимателей и компании в хвост и гриву гоняют за уплату налогов и сборов, за неоформленных сотрудников, за суммы НДС, которые заявлены к возмещению. Кроме того, мораторий распространяется на проверки лишь за предыдущий календарный год. То есть, в 2015 - за 2014, а в 2016 - за 2015. Но никто не запрещает налоговикам устроить разбор полетов за 2012-2013 года. И все это в рамках законодательного поля.

Очень много претензий по поводу установки кассовых аппаратов, которыми до 1 июля 2015 года должны обзавестись предприниматели третьей группы, а до 1 января 2016 года - второй группы. Инициатива с одной стороны логичная, вывести из "тени" бизнес, его реальные обороты, но с другой - убийственная. Ведь речь идет не только о многомиллионных затратах на покупку РРО, их обслуживание и содержание, но и о новом витке давления со стороны проверяющих органов и росте коррупции.

Схожая ситуация с так называемой дерегуляцией, которую правительство затеяло еще в 2014 году. Несколькими принятыми законами было ликвидировано около 100 разрешительных документов (лицензий, сертификатов), упрощено получение выписок из госреестров. Но все это, скорее, реверанс в сторону МВФ, нежели реальные шаги в сторону бизнеса. Претензия - все та же. Нет упорядоченности решений и изменений, что делает упомянутую цифру "100" лишь формальностью.

Например, до сих пор для регистрации СПД и юридических лиц нет "единого окна", из-за чего процедуры затягиваются на недели. Ликвидация бизнеса - вовсе головная боль, которая решается, как правило, поборами со стороны налоговиков и госрегистраторов.

Причем, для создания "единого окна" не нужно больших ресурсов. А в результате высвободится немало бюджетных средств, снизятся затраты на административный аппарат. Но, видимо, удобнее и прибыльнее сохранять запутанную и коррупционную схему, нежели обрубить ее на корню.

Выдавить все

Попытка властей поменять администрирование тоже натолкнулась на рифы. Главная проблема фискальных органов сегодня - работа по "плану", собрать столько-то, взыскать столько-то. Понятно, что стоит конкретная задача по наполнению бюджета. Но из-за этого любые попытки выровнять взаимоотношения с налогоплательщиками, даже предложив им новые инструменты контроля, которые якобы минимизируют участие в них ревизоров, оказываются тщетными.

Многое внедряется впопыхах, в спешке заткнуть бюджетные дыры, не задумываясь о том, будет ли то или иное нововведение работать или буксовать. Далеко ходить не нужно, достаточно взглянуть, с какими потугами фискалы пытаются вдохнуть жизнь в систему НДС-счетов. Причем, Насиров был одним из главных ее инициаторов.

И бизнес вроде бы не противится. Избавиться от бумажной волокиты, унормировать взаимоотношения с партнерами, получить простой и понятный механизм автоматического возмещения НДС - кто будет против такой перспективы? Но реальность такова, что технически ГФС не готова принимать такой вал отчетности и операций.

Кроме того, существуют досадные несостыковки, которые значительно усложняют жизнь плательщикам НДС. Например, когда одна сторона сделки не может претендовать на налоговый кредит, если другая забыла выписать налоговую накладную.

Не говоря уже о том, что с 1 июля вступают в силу штрафы, и НДС-счета начнут использоваться в полную силу. А значит, у всех плательщиков НДС будет заблокировано около 20% оборотных средств. Волнует ли это чиновников? Вряд ли, ведь бюджет получит немалую сумму средств в свое распоряжение.

Потому стоит начать хотя бы с унификации налоговых периодов для малого бизнеса. Иначе нет логики, почему СПД первой и второй групп подают отчеты раз в год, а третьей  - ежеквартально? Либо, почему отчет по ЕСВ при наличии более пяти сотрудников нужно подавать в бумажном виде и дублировать в электронном? Или, что еще хуже, почему у законотворцев хватило времени и сил перелопатить группы единого налога за два дня до наступления 2015 года, но при этом форму отчетности оставили прежней?

Опасная рокировка

Кадры и реструктуризация - тоже одна из первостепенных задач для ГФС. Но начинать Насирову явно нужно не с центрального аппарата, а с территориальных подразделений и управлений.

Фискальная служба, невзирая на все попытки создать видимость целостной и жестко регулируемой структуры, страдает от децентрализации и произвола локальных руководителей. За месяц, три и даже полгода такой костяк сломать очень тяжело. И одному человеку это сделать не под силу. Нужна воля и согласие на такую перестройку сверху.

К тому же, может прийти час, когда ГФС утратит часть своих функций. В стенах правительства уже идет работа по ее передаче в подчинение Минфину, о чем сообщала замминистра финансов Елена Макеева. Это означает, что фискальная служба станет "копилкой" - органом по сбору и администрированию налогов, а все права законодательных инициатив перейдут министерству Яресько.

Плохо это или хорошо - сказать сейчас сложно. Но если учесть, что именно Минфин выступает всецело "за" сохранение противоречивых НДС-счетов, кассовых аппаратов для малого бизнеса, а также недвузначно намекает на пересмотр упрощенной системы налогообложения, вплоть до ее отмены, уход ГФС на второй план может стать лишь катализатором усиления налогового давления.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь