Роман Иванюк: Я должен продать "Укрспирт" дорого

Иванюк не скрывает, что приватизация "Укрспирта", - его основная задача

В преддверии конкурса на должность главы ГП "Укрспирт" (10 сентября конкурсная комиссия отберет двух финалистов), РБК-Украина встретилось с и. о. главы госкомпании Романом Иванюком. Менеджер торопится - его конкурсное предложение может не подойти, а планов много. Ключевыми из них является подготовка приватизации спиртовых активов и, непосредственно, их распродажа.

В преддверии конкурса на должность главы ГП "Укрспирт" (10 сентября конкурсная комиссия отберет двух финалистов), РБК-Украина встретилось с и. о. главы госкомпании Романом Иванюком. Менеджер торопится - его конкурсное предложение может не подойти, а планов много. Ключевыми из них является подготовка приватизации спиртовых активов и, непосредственно, их распродажа.

Иванюк не скрывает, что приватизация "Укрспирта", о которой власти говорят уже более пяти лет, - его основная задача на этой должности. Руководитель госпредприятия уверен, что сможет продать спиртовую монополию за 300 млн долл. уже сегодня.

Впрочем, перспективы приватизации ГП "Укрспирт" могут так и остаться нереализованными - все зависит от того, примет ли парламент решение вывести спиртовые заводы из списка объектов, не подлежащих приватизации.

О том, что собирается сделать пока еще действующий глава "Укрспирта" для увеличения капитализации государственных активов, и о планирующемся расширении ассортимента продукции госкомпании Роман Иванюк рассказал в интервью РБК-Украина.

РБК-Украина: Вы анонсировали проведение приватизации госпредприятия "Укрспирт" в 2016 г. Расскажите подробнее, как планируется продавать спиртовые заводы?

Роман Иванюк: Речь о том, чтобы убрать оскомину, которая всем мешает, то есть "Укрспирт", идет давно. Существует несколько концептов приватизации. Мне больше импонирует вариант, при котором все активы госпредприятия делятся по определенным критериям на 5-6 кластеров. Потом продаются.

Есть еще один концепт, который в последнее время становится все более обсуждаемым - корпоратизация "Укрспирта". Рассматривается вариант, при котором унитарное госпредприятие становится акционерным обществом с 51-процентной госдолей. Под остальной пакет акций предлагается пригласить международных инвесторов, например, ЕБРР или IFC (Международная финансовая корпорация, - ред.). И в результате получить спиртовую монополию, но с частным капиталом. В принципе, в мире существуют вполне успешные примеры корпоратизации спиртовых госактивов.

РБК-Украина: Почему же вам ближе идея полной распродажи "Укрспирта"?

Роман Иванюк: Для меня очень важным условием является конкуренция. Только в конкурентной борьбе на рынке может появиться сильнейший игрок. Идея корпоратизации мне тоже нравится, в том плане, что остается крупная централизованная компания, которая генерирует неплохую прибыль для инвесторов. Впрочем, основной вектор стратегии приватизации определяет все-таки Минагрополитики. Я, как руководитель "Укрспирта", вхожу в рабочую группу, которая разрабатывает концепцию его приватизации. Но не факт, что именно мои рекомендации будут приняты как руководство к действию.

В то же время, корпоратизация натолкнется на очень большое сопротивление. В первую очередь со стороны потенциальных покупателей отдельных заводов, производителей водки. Потому что для них главное - вертикальная интеграция, которая невозможна при корпоратизации. Так что самый быстрый способ приватизации "Укрспирта" - разбивка его на 4-5 компаний и продажа их на открытом конкурсе.

РБК-Украина: По какому принципу будет происходить такое разделение?

Роман Иванюк: Каждый из кластеров будет сформирован примерно одинаковым. Приблизительно, в них будет по одному суперзаводу, предприятию с неплохими показателями, заводу среднего уровня и по два "плохих", если можно так сказать. То есть, каждый кластер будет представлять собой некий микс, чтобы на конкурсе не было борьбы только за один из них, где собраны лучшие предприятия.

Мы хотели бы, чтобы была конкуренция за каждый кластер. Такие группы предприятий - по 4-5 заводов в каждой - будут объединены в филиалы "Укрспирта". Они будут формироваться совместно с Минагрополитики при согласовании с Фондом госимущества (ФГИ). Сначала мы посмотрим, насколько они смогут автономно работать, обеспечивать себя сырьем, и оценим уровень их эффективности. После этого будем уже говорить о продаже.

РБК-Украина: Во сколько вы оцениваете активы ГП "Укрспирта"?

Роман Иванюк: Если говорить о стоимости EV (Enterprise value - оценка компании с учётом всех источников её финансирования, - ред.), то порядка 300 млн долл. А если говорить о market cap - рыночной капитализации (учитывает текущую биржевую стоимость, - ред.), то она может быть меньше. В первую очередь из-за наших долговых обязательств.

РБК-Украина: В ГП "Укрспирт" входит 41 завод, из которых только 17 работают. Планируется, что приватизации будут подлежать все предприятия, или кластеры будут составлены только из действующих заводов?

Роман Иванюк: Не стоит забывать, что в кластеры войдут не только те заводы, которые выпускают пищевой спирт. Я считаю, что сейчас есть 20-25 спиртовых заводов, которые могут его производить. Потребности в большем их количестве в Украине нет. Остальные заводы - потенциально биоэтанольные, предприятия, производящие экспортную спиртовую продукцию.

РБК-Украина: В стране много спиртовых предприятий, но не все из них перепрофилированы под производство биоэтанола и технических жидкостей. В контексте этого стоит ли ожидать, что переоборудованные заводы будут продаваться по более высокой цене?

Роман Иванюк: На самом деле перепрофилированных заводов не так уж и много. Построить новый завод "с нуля" стоит 8 млн долл., переоборудовать действующий спиртзавод обойдется в 2-2,5 млн долл. Грубо говоря, в кластере будет пять площадок, которые можно будет перепрофилировать с производства питьевого этанола на производство другой, технической продукции. Они могут быть оценены и выставлены на продажу, почему бы и нет?

РБК-Украина: В концепции приватизации, которая обсуждается сейчас в рамках рабочей группы, предусматривается ряд ограничений, например, на строительство новых заводов, а также - введение лицензий на спиртовую продукцию. В чем необходимость таких мер?

Роман Иванюк: Я консультировался с некоторыми реформаторами, в том числе, с грузинскими коллегами. Они говорят, что так нельзя, нужно делать свободный рынок. Это, конечно, хорошо, но в отрасли работают порядка 5 тыс. человек, и если мы сейчас сформируем рынок, есть риск того, что многие потеряют работу.

РБК-Украина: Почему?

Роман Иванюк: Запрет - это всегда плохо. Поэтому, если бы мы завтра разрешили всем производить спирт, то приехал бы один большой западный игрок и построил бы гигантский спиртзавод. Все остальные были бы не нужны, поскольку было бы эффективно производить этанол на новом заводе. Устанавливая запрет на строительство новых мощностей, мы стимулируем поддержку действующих заводов и их техническое перевооружение. Через 4-5 лет объем инвестиций будет значительный, а предприятия - эффективными.

РБК-Украина: Будет ли при продаже неликвидных спиртзаводов, например, стоящих много лет, запрет на их перепрофилирование для других видов хоздеятельности?

Роман Иванюк: Конечно, нет. Наоборот, продавая такие спиртовые предприятия, мы будем полностью уничтожать "спиртовую схему" для того чтобы там даже технически нельзя было делать пищевой этанол. То есть, они смогут выпускать, например, спирт-сырец, биоэтанол, техническую спиртовую продукцию. Но ни в коем случае там не будет колон фильтрации, разгонной колонны и другого оборудования, позволяющего производить питьевой спирт.

Можно сказать, что с помощью приватизации мы постараемся сузить и без того широкий сегмент украинского пищевого спирта. Не устаю повторять, что спиртовой рынок Европы - 15 млн т, из которых пищевой этанол занимает 10%. У нас рынок спирта 15 миллионов дал, в которых доля пищевого этанола - 90-95%.

РБК-Украина: Можете назвать какие-то более конкретные сроки приватизации "Укрспирта"?

Роман Иванюк: Конечно, хотелось бы начать этот процесс уже в этом году, но я уже вижу, что мы не успеваем. Фактически, рабочая группа уже завершила работу над стратегией приватизации. Более точно можно будет сказать, когда в парламенте будет принят законопроект о выведении активов "Укрспирта" из перечня государственных объектов, не подлежащих продаже. Надо понимать, что есть определенная специфика продажи нашего предприятия, и она на порядок сложнее, чем, например, приватизация Одесского припортового завода. Потому что в нашем случае мы говорим о приватизации целой спиртовой отрасли.

РБК-Украина: Ведется ли сейчас какая-либо предпродажная подготовка? Проведена ли аудиторская оценка активов "Укрспирта"?

Роман Иванюк: В рабочей группе с участием Минагрополитики мы проводили множество различных вариантов оценки и, поверьте, ни один аудитор не проведет оценку лучше, чем инвестбанкиры, которые уже разобрались в том, как работает компания. Поэтому внешних аудиторов мы не привлекали, и, считаю, что в данный момент они не справятся с оценкой активов "Укрспирта". Конечно, обязательно будет проведена оценка ФГИ. Но я думаю, что она покажет сумму ниже той, которую мы хотим выручить от продажи спиртовых госактивов.

РБК-Украина: Недавно премьер-министр Арсений Яценюк поручил Госфининспекции провести проверку 20 крупных госпредприятий. В их числе и "Укрспирт". Что будут проверять и искать? И какие, по вашим предположениям, будут результаты?

Роман Иванюк: За время моей работы в "Укрспирте" у нас было более восьми крупных проверок. Проверяли все, кому ни лень - налоговая, прокуратура, МВД, было несколько проверок со стороны Минагрополитики (предварительный аудит даже провели) и, конечно, Госфининспекции. Все нас по разу проверили, что еще хотят проверять - не знаю, но мы готовы. Кстати, проверяющие отметили, что в 2012-2014 гг. все было просто ужасно в ГП "Укрспирт", в этом году они более позитивно оценивают нашу работу.

РБК-Украина: Если все заводы будут распроданы, установится конкурентный рынок, и его игроки сами смогут искать покупателей продукции за рубежом. Исходя из этого, не совсем понятны экспортные инициативы "Укрспирта" по изменению товарных кодов продукции для расширения возможностей компании на внешних рынках.

Роман Иванюк: Несмотря на то, что до следующего года осталось не так много времени, мы делаем все, чтобы государство заработало как можно больше денег. Законопроект о выведении "Укрспирта" из списка объектов, не подлежащих приватизации, парламентарии могут и не одобрить.

Если еще до конца года мы сможем наладить экспорт, мы задействуем в структуре производства еще 6-7 спиртовых заводов. Тогда активы "Укрспирта" подорожают еще на 50 млн долл. минимум. Если мы сможем наладить выпуск биоэтанола, и обеспечить его выход на внешние рынки - капитализация компании возрастет еще раза в три. Я должен продать компанию дорого.

РБК-Украина: Выводить "Укрспирт" в прибыль вы начали с того, что остановили практически все производства, кроме 4-5 заводов, которые загрузили максимально. Каковы объемы производства сейчас?

Роман Иванюк: Хотелось бы, чтобы наша прибыль была выше. Мы ведь потеряли рынок сбыта на востоке страны и в Крыму, поэтому мы производим на 30% меньше продукции. Сейчас в среднем мы выпускаем почти 1 млн дал в месяц, что считаем неплохим показателем, поскольку начинали с 300 тыс. дал. На сегодня у нас работает 17 спиртзаводов.

Кроме того, сейчас мы запускаем еще два предприятия, которые будут специализироваться на выпуске технических жидкостей (омыватели, антифризы, моющие, чистящие и полирующие средства, - ред.). Это, во-первых, Воютицкий спиртзавод во Львовской области. Во-вторых, мы возвращаемся к выпуску технических жидкостей на Тхоривском заводе в Киевской области. На обоих предприятиях будет проведена серьезная модернизация.

РБК-Украина: Насколько сейчас загружены мощности работающих предприятий?

Роман Иванюк: Все 17 спиртзаводов загружены максимально. Соответственно, нам удалось снизить расход сырья на производство единицы продукции на 20%. Это дало нам возможность эффективнее отнестись к формированию стоимости спирта - сейчас она составляет 240 грн/дал.

Важно понимать, что спирт - это в основном сырье, ферменты и энергия, которая расходовалась при производстве. Мы навели порядок в процессе закупок сырья и газа. Соответственно, себестоимость продукции уменьшилась.

Могу признаться, что когда мы в начале года ее установили на этом уровне, "Укрспирт" едва сводил концы с концами. Сейчас мы зарабатываем достаточно неплохо для государства. На единицу продукции прибыль составляет 29 грн, тогда как еще в 2014 г. этот показатель равнялся 8 грн. То есть, рентабельность на единицу продукции увеличилась более чем на 300%.

Полугодие мы закончили с чистой прибылью в 96 млн грн. Весь заработок мы направляем на погашение старых долговых обязательств, модернизацию производства и отчисления в госбюджет.

РБК-Украина: Как изменился объем задолженности "Укрспирта"? и перед кем у предприятия есть долговые обязательства на данный момент?

Роман Иванюк: За потребленный природный газ у нас был долг перед НАК "Нафтогаз-Украины" более, чем в 80 млн грн. Сейчас он сократился до почти 20 млн грн. Более того, в ближайшее время на шести заводах будут установлены твердотопливные пеллетные котлы. Такое переоборудование мы проводим за деньги инвесторов с рассрочкой платежа.

Благодаря этому мы сможем сократить энергопотребление на 40%. Кроме того, у нас есть договоренность с газотрейдерами, согласно которой мы покупаем газ со скидкой - то есть, на 1,5 тыс. грн дешевле цены, установленной НКРЭ.

Мы полностью погасили кредитные обязательства, которые у нас были на сумму 85 млн грн. У нас были существенные задолженности перед зернотрейдерами на сумму более 130 млн грн. Сейчас у нас нет просроченных долгов за поставленное зерно вообще. При этом мы работаем с поставщиками и покупаем сейчас тонну зерна на 200-300 грн дешевле рыночной цены в порту и цены сельхозпредприятия "Нибулон". На всем этом мы экономим средства, чтобы отдавать долги.

Да, есть налоговые задолженности, но речь идет о штрафах, которые нам насчитывали в период 2012-2014 гг. Это порядка 2 млрд грн, и пока я не знаю, как с ними разобраться: заплатить их у нас возможности нет, а если налоговая захочет остановить работу ГП "Укрспирт" государство потеряет 10 млрд грн акцизного сбора.

РБК-Украина: Ведете ли вы сейчас диалог с ГФС по решению этого вопроса?

Роман Иванюк: В данный момент диалог есть, но взаимопонимания пока нет.

РБК-Украина: Какова судьба проекта правительственного постановления, которым вы предлагаете изменить коды товарной продукции на спирт, крепостью меньше 80% об.? Этот документ не сразу нашел понимание у налоговиков и в правительстве...

Роман Иванюк: Да, это так, но потом все-таки премьер пошел нам на встречу. Сказать честно, у нас особо не было противников в решении этого вопроса, поскольку речь идет об экспорте, а значит - об увеличении поступлений в госказну.

Прежде всего, изменение кода с 2207 на 2208 необходимо, чтобы у правоохранительных органов не возникало вопросов, почему мы продаем в Европу спирт-сырец по ценам, установленным на Роттердамской бирже. В Евросоюзе спирт стоит 6 евро/дал, а у нас его себестоимость не превышает 4,5 долл./дал.

И раньше у правоохранителей возникали вопросы, почему например, в Грузию, мы поставляем по 7 долл. за декалитр, а в ЕС - по 5,5 евро. Документ был принят на заседании Кабинета министров с некоторыми дополнениями. Его отправили на литредакцию, и пока он не подписан.

РБК-Украина: То есть, как только технические процедуры будут соблюдены, и документ подпишут, "Укрспирт" может начинать экспорт?

Роман Иванюк: Тогда мы сразу три завода переводим на производство мелассного спирта-сырца. Это не готовая продукция, а полуфабрикат. Я планирую, что это будет два завода во Львовской области и один - в Тернопольской. Западные регионы выбраны потому, что они логистически ближе всего к рынкам сбыта.

Сейчас мощности этих предприятий простаивают, то есть, фактически, мы запустим три дополнительных завода. Кроме того, мы получили возможность экспортировать товарную продукцию по коду 2207 (спирт крепостью выше 80 % об.) по европейским ценам.

РБК-Украина: Ранее вы говорили, что нашу продукцию готовы покупать в Польше и в Турции. Каковы перспективы украинской спиртовой продукции на внешних рынках?

Роман Иванюк: Вообще европейский рынок очень большой. Например, с австрийскими партнерами мы находимся в диалоге. Это компания Brent - один из крупнейших производителей омывателей, очистителей и других технических жидкостей.

Цена спирта на Роттердаме, который они покупают - около 5 евро за дал. Его нужно довезти в Австрию - то есть, плюс еще 1,5 евро. У нас себестоимость технического спирта - 4,5-5 долларов. С логистикой - это будет около 6 евро, а у них 6,5. Значит с нами работать выгоднее. Австрийские партнеры покупают в год до 4 млн декалитров продукции и готовы выкупать весь объем спирта-сырца, который мы будем производить.

Польша, Словакия и страны Южной Европы - также наш рынок сбыта. Конечно, конкурировать с Германией сложнее, поскольку Роттердам находится достаточно близко. Но продавать на европейский рынок до 10 млн декалитров в год мы вполне можем.

Турецким партнерам мы также готовы продавать технический спирт, который они используют для производства фармацевтических препаратов. Но экспорт в Турцию имеет свои особенности. Там на рынке 3-4 трейдера, у которых есть квота на импорт. То есть, как бы напрямую мы не разговаривали с покупателем, - это бессмысленно.

Сейчас турецкие трейдеры покупают спирт в Пакистане по 4,5-5 долл. Теперь представьте - продукцию через порт Карачи нужно провести через Индийский океан, зайти в Персидский залив, там пройти через Суэцкий канал, заплатив 100 тыс. долларов, и доплыть до Измира. Из одесского порта весь путь составляет 600 км. Наш спирт получится 5,5-6 долларов, но с упрощенной логистикой. Думаю, 2-3 млн декалитров в год мы сможем отгружать в Турцию.

Еще один потенциально интересный рынок для нас - Польша. Там 10 биоэтанольных заводов и два потребителя - компании "Лотос" и "Карлен". Они покупают только польский биоэтанол, поскольку на него нет дополнительной пошлины. В принципе туда есть смысл ввозить украинский спирт-сырец, который польские заводы будут перерабатывать в биоэтанол.

Польский рынок биоэтанола около 400 тыс. т в год, поскольку, по закону, они должны добавлять до 5% биотоплива в традиционные бензины. Им не хватает сырья, поэтому некоторые биоэтанольные заводы там закрываются. Ситуацию вполне может спасти украинский спирт-сырец.

РБК-Украина: У "Укрспирта" есть еще одна инициатива, которая, по вашим словам, должна позволить запустить рынок и экспорт технических жидкостей. В разрабатываемом законопроекте предусмотрено изменение кодов товарной продукции с 22 (спирт этиловый) на 38 (химическая продукция). Как на ваши инициативы реагируют в налоговой?

Роман Иванюк: Мы получили от премьер-министра задание - с 1 сентября перестать импортировать белорусские омыватели и наладить производство внутри страны. Белорусской продукции ежегодно завозится на 400 млн грн по коду 3824 - категория химической продукции.

Мы на Воютицком заводе перерабатываем мелассу. С завода выезжает бутилированный в 5-литровые канистры омыватель розового цвета, в котором 30% мыла. Спрашиваю у налоговиков - что это? Отвечают - спирт. Предлагаем продегустировать - отказываются, но упорно называют продукцию спиртом. При этом точно такой же из Белоруссии называют химией. Спрашиваю у них, почему? Отвечают: "Мы не видим, как оно производится!". Вот такой диалог.

Я на свой страх и риск начну пилотный проект по производству омывателей на Воютицком заводе. У нас есть покупатель - "Галнефтегаз", который готов покупать весь объем - около 2 тыс. дал в сутки - наших омывателей и очистителей, брендировать их и продавать в сети своих заправок ОККО. Когда мы запустим еще и Тхоривский спиртзавод, этого хватит для того, чтобы вытеснить с украинского рынка белорусские омыватели. Мы надеемся работать с рентабельностью 25%.

РБК-Украина: Вы говорите, что пока у вас нет законодательно подкрепления, то есть вы не можете кодифицировать продукцию как химическую, вы будете делать это на свой страх и риск. Соответственно, появляется резонное основание надеть на вас наручники...

Роман Иванюк: Я надеюсь, что здравый смысл возобладает. Я не нарушаю закон. В законодательстве нет четких критериев, которые бы обязали меня определять эту продукцию исключительно как спирт. Я считаю, что мы выпускаем химическую продукцию. И думаю, мы сможем доказать это в суде, если придется. Более того, я прямо в приемной премьера предложу налоговикам выпить продукцию Воютицкого завода.

Но некоторые инициативы налоговой нам нравятся. Например, то, что налоговая не дает работать по давальческим схемам, а еще мы бы хотели, чтобы они ввели лицензирование на производство биоэтанола. 

Беседовала Мария Цатурян

On Top