Порошенко, Луценко, ФБР и Скотленд-Ярд

Теперь Петр Порошенко имеет проблему. Его противники видят "историю успеха" Саакашвили. Его сторонники видят "историю беспомощности" власти. Его институты не доверяют друг другу и видят разложение самих себя. И со всей этой историей надо как-то идти на второй срок.

В понедельник Печерский суд отказал Генпрокуратуре в ее ходатайстве о домашнем аресте для Михаила Саакашвили. Как известно, экс-президента Грузии подозревают в связях с беглым "младоолигархом" Сергеем Курченко, который якобы финансировал акции протеста Саакашвили и его соратников. Политик, в окружении своих ликующих сторонников пошел домой. И это после того, как правоохранители обвинили его по тяжелой статье, а сторонники – силой освободили при попытке задержания. О причинах и последствиях этой ситуации – в колонке Сергея Щербины для РБК-Украина.

"Родиона Киреева пришлось переводить из города Березань. Тогда в Печерском суде сложилась интересная ситуация. Ряд судей уже смотрели какие-то дела по Тимошенко, а значит не могли взять на себя рассмотрение газовых контрактов. А ряд судей резко начал болеть. Кто-то даже принес справку, что сломал позвоночник", - так один из функционеров власти Виктора Януковича рассказывал автору об обстоятельствах осуждения Юлии Тимошенко на 7 лет.

По его словам, опытные печерские судьи далеко не горели желанием встревать в этот разговор, опасаясь возможных последствий. Пришлось брать человека из провинции, который допускал процессуальные ошибки. Напомним, так было во времена, когда вертикаль власти в стране была вертикальная. А обещания власти еще чего-то стоили.

Вчера судья Лариса Цокол приняла решение отпустить Михаила Саакашвили без меры пресечения. Экс-президент Грузии вышел к своим ликующим сторонникам, собравшимся под зданием суда. Они проводили его до дверей дома на улице Костёльной. Того самого дома, неподалёку от которого эти же сторонники на прошлой неделе силой отбили Саакашвили у правоохранителей, пришедших его задерживать.

Прокуроры не убедили суд в процессе избрания меры пресечения. Не убедило суд и выступление на прошлой неделе в парламенте генпрокурора Юрия Луценко, демонстрировавшего записи, якобы доказывающие финансирование акций протеста Саакашвили и его сторонников беглым "младоолигархом" Сергеем Курченко. Хотя прокуратура даже не просила закрывать экс-президента в СИЗО – только домашний арест с браслетом.

Судья Цокол сложила для правоохранителей интересную картинку. Получается, что из зала суда вышел на свободу человек, которого правоохранительная система подозревает в совершении тяжкого преступления (пособничество участникам преступных организаций, санкция до 10 лет лишения свободы). Более того, этого человека силовым путём освободили некие активисты, когда его пытались взять под стражу. Это не считая сентябрьского "прорыва границы".

По большому счёту, решения такого порядка могли бы свидетельствовать о наступлении в Украине царства справедливости. Когда суд и прокуратура – это не элементы единой советской карательной системы, когда "если есть следствия – значит виноват".

Но есть проблема. Даже сам Саакашвили и его соратники не верят украинским судам, требуют создания особого антикоррупционного суда, и говорят, что судебной системой управляют люди президента Петра Порошенко. Как же тогда легендарный во всех смыслах Печерский суд отпустил Саакашвили? Исходя из всех "вводных", политику должны были "влупить" выше высшего.

Так оно, наверное, бы и было. Если бы не прорыв границы и не отбитие из-под стражи. Саакашвили и его соратники показали – они не ходят по клеткам, а сметают фигуры с доски. А власть показала, что с этим ей крайне сложно бороться. По двум равнозначным причинам.

Первая – интриги, торг и шантаж в правящей коалиции, когда вертикаль "Народного фронта", к которой относится Министерство внутренних дел, заинтересована в создании проблем президентской вертикали.

Вторая причина – лютый страх президентской вертикали, что между ней и режимом Януковича будет поставлен знак равенства. Даже силами СБУ, например, легко можно было "раскидать" не особо многочисленных, но агрессивных сторонников Саакашвили на улице Костельной. Но для этого надо было взять в руки дубинки. Картинку в вечерних телеэфирах можно легко себе представить. А впереди президентские выборы.

Теперь давайте поставим себя на место судьи Цокол. Ей после заседания надо домой как-то ехать. А кто ее будет защищать, в случае чего? Ведомство Авакова? Или ведомство Порошенко? Одного задержали уже, спасибо. А если власть продолжит ошибаться? А если слово "импичмент" станет не только лозунгом уличных акций в 5-7 тысяч человек? Ехать в Россию вслед за Родионом Киреевым хотят далеко не все судьи Печерского суда.

На прошлой неделе, когда в Раду был быстро подан и столь же быстро отозван из-за вмешательства Запада и отступления "Народного фронта" законопроект лидеров коалиционных фракций, позволяющий увольнять без аудита глав антикоррупционных ведомств, один из политиков обратил внимание автора на важную деталь. "Судебная система готова "лечь", но не понимает под кого. А теперь стало видно", - сказал он.

В эфире телеканала ICTV, после выхода Саакашвили на свободу, Юрий Луценко заявил, что в Генпрокуратуре готовы привлечь к делу экс-президента Грузии "иностранных экспертов из ФБР или Скотланд-Ярда". Может оно, конечно, и правильно. Только своевременно ли?

К ведомству Луценко и всей президентской вертикали остается один политический вопрос – зачем надо было начинать то, что вы не можете довести до конца? Даже если есть железобетонные доказательства связи Саакашвили с Курченко, почему их сначала не опубликовать, не расследовать полностью, а потом уже арестовывать фигуранта. Его сложно заподозрить в желании сбежать из Украины.

Без внешнего воздействия Саакашвили и его протест благополучно маргинализировались. Но власть не нашла для себя ничего лучше, кроме как их реанимировать. Особый украинский путь "из СИЗО – в нардепы" общеизвестен и безошибочен.

Теперь Петр Порошенко имеет проблему. Его противники видят "историю успеха" Саакашвили. Его сторонники видят "историю беспомощности" власти. Его институты не доверяют друг другу и видят разложение самих себя. И со всей этой историей надо как-то идти на второй срок.

Более того, Банковая может бесконечно искать крайних. Может считать виноватыми Авакова и "Народный фронт", которые выторговывают себе место под солнцем. Может считать виноватым суд, который не верит обещаниям и за себя боится больше. Может считать беспредельщиком Саакашвили, который перешел все границы. И всё это будет справедливо.

Но ключевая причина происходящего – в самой Банковой. В желании казаться лучше, а не быть. В погоне за целесообразностью раздать паспорта, и отобрать их. В уверенности, что, на определенном этапе, иностранцы во власти помогут набрать очки в общественном мнении. В желании чужими руками торпедировать политических конкурентов. В том, что личная перспектива поставлена во главу угла.

Есть и еще один аспект. Вернёмся к Печерскому суду и решению по Саакашвили. Как уже говорилось выше, суд и прокуратура действительно должны перестать быть частью единой карательной системы. Но нужна ли нам судебная реформа на страхе улицы? Нужно ли нам идти по пути, когда правоохранительную систему будут мотивировать становиться лучше разнообразные активисты? И в какой момент они замотивируют эту систему стать хуже?

Справедливость не тождественна закону. Уличная справедливость чревата большевизмом.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.