Том вам в руки:

почему "дело Януковича" никак не начнут рассматривать по сути

Виталий Сердюк уверен, что обвинительное заключение по "делу Януковича" надо вернуть в прокуратуру (Фото - Виталий Носач) Виталий Сердюк уверен, что обвинительное заключение по "делу Януковича" надо вернуть в прокуратуру (Фото - Виталий Носач)

Оболонский районный суд в очередной раз перенес предварительное заседание по делу Виктора Януковича, который обвиняется в государственной измене. Вчера же на заседании стороны снова решали, как надо допрашивать экс-президента, готов ли он к суду присяжных, угрожает ли судам генпрокурор Юрий Луценко и еще много других нюансов. О чем еще говорили восемь часов (с перерывом) в Оболонском суде – в материале РБК-Украина.

Лед и пламень

Суд по обвинению бывшего президента Украины Виктора Януковича становится все зануднее. Круг тем, которые изучают судьи, адвокаты и прокурору остается неизменным. Уже третье по счету заседание началось с того, что стороны опять начали обсуждать как им быть с допросом бывшего главы государства.

Если коротко, то обвинение настаивает на простом видео допросе, скажем, через Skype. Можно его провести  и через систему видеоконференции, которая установлена в Облонском райсуде. Обвинение же требует соблюдения не только технических процедур (никакого скайпа, только видеоконференция), а и юридических. Защита настаивает на том, что суд должен обратиться в российский минюст с просьбой (согласно договора о международной правовой помощи), организовать в РФ "точку выхода" – место, куда бы Янукович прибыл для дачи показаний (если это произойдет, скорее всего это будет суд в Ростове), прошел проверку личности, и показания которого были бы официально зафиксированы Украиной, которая его обвиняет и РФ, давшей временное убежище экс-президенту.

Этого требует не только сторона защиты, но уже и сам Виктор Янукович. Вчера он обратился к Оболонскому суду с письмом, в котором сообщил, что "вынужденно пребывает за пределами территории Украины на территории Российской Федерации, что делает невозможным мое прибытие на судебное заседание".  "В связи с вышеуказанным, настаиваю на необходимости обеспечения моего участия именно тем путем, который определен украинским и международным законодательством", - требует экс-президент.

alt

alt

Если внимательно вчитаться в это письмо, то станет понятно, что Виктор Янукович, по его словам, даже не оповещен о том, что суд против него идет. То есть, де-факто, он, конечно, в курсе, что его судят и даже делегирует на процесс своих защитников. Но де-юре Янукович своего участия не признает, поскольку не был оповещен так, как того требует договор о международной правовой помощи.

Разнообразия процессу придают публичные заявления, которые звучат от его участников. Вот где представляется хорошая возможность оценить таланты сторон, одним из которых, видимо придется считать и остроумие. Адвокатская группа экс-президента внимательно следит за тем, что говорит, в частности, генпрокурор Юрий Луценко.  Защита уверена, что все дело против Виктора Януковича является политическим, а его заказчиком выступает именно глава ГПУ. Поэтому любое его заявление, в котором есть слова "Янукович" и "суд" становится основой для ходатайств и обвинений в давлении на судебную ветвь власти. Впрочем, нужный подтекст адвокаты находят даже тогда, если этих слов нет.

Как известно, на прошлой неделе ГПУ провела масштабную операцию по задержанию бывших сотрудников налоговой администрации. "Налоговиков", которые по версии ГПУ, состояли в финансовых схемах бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко, собирали по всей стране, отправляли вертолетами в аэропорт "Киев", а оттуда, автобусами, - в Печерский суд. Прокуроры требовали для задержанных меры пресечения или больших залогов. Суды же начали выпускать "налоговиков" под гораздо меньшие суммы, а иногда и просто "под честное слово". Когда очередной бывший сотрудник ГНАУ вышел под небольшой залог, на своей странице в Фейсбук Юрий Луценко написал: "Ще одне милосердне рішення і я почну переживати за пожежний стан на Печерську".

 

Ще одне милосердне рішення і я почну переживати за пожежний стан на Печерську.

Опубліковано Юрієм Луценком 25 травня 2017 р.

В этой записи адвокат Виталий Сердюк увидел прямую угрозу судьям. Он попросил суд не только дать оценку этому заявлению генпрокурора, но и обратиться в Государственную службу чрезвычайных ситуаций с просьбой "обеспечить надлежащие нормы пожарной безопасности" для проведения судебных заседаний.

Прямой угрозой адвокаты считают не только заявление помощника главы МВД Ильи Кивы о "судебном предательстве" в стране, но и рассуждения главного военного прокурора Анатолия Матиоса о том, что в обыденном сознании украинцев мессией станет тот, кто сможет "повесить любого чиновника любой государственной институции, хотя бы за ноги, на фонарях".

Суд прислушался к доводам защитников. Любое давление, не только на себя лично, но и на всю систему, коллегия судей во главе с председательствующим на процессе Владиславом Девятко считают неприемлемыми. "Такие действия генерального прокурора и других должностных лиц, такие высказывания, если они имели место, являются недопустимыми. Поэтому определенные материалы суд направит в Высший совет правосудия, у которого есть полномочия реагировать, в том числе в отношении генерального прокурора Украины", - заявил судья Девятко, выслушав доводы защиты.

Ходатайств мало не бывает

Прошлое заседание завершилось передачей прокурорами стороне защиты трех томов дела, в которых ГПУ обосновывала необходимость заочного осуждения экс-президента. Напомним, что такой процесс, помимо других правовых нюансов, отличается от обычного тем, что на нем не обязательно присутствие обвиняемого (но защитники должны быть обязательно). 

О лучшем подарке адвокаты, которых прокуроры постоянно обвиняют в затягивании процесса, не могли и мечтать. Три тома – это 731 страница. Когда защита получила возможность выступить по этим документам, они решили, что разобрать доводы прокуроров надо в полном объеме. Пройтись по тексту постранично. Разбирая каждое предложение и тезис. И не просто разобрать, а чтобы это делали сами представители ГПУ. Для этого Виталий Сердюк подал ходатайство, чтобы прокуроры, чью группу возглавляет  военный прокурор Руслан Кравченко сами, факт за фактом, обосновали необходимость заочного осуждения Виктора Януковича. Но вот этого суд адвокатам уже не подарил. Наоборот, коллегия судей постановила, что адвокаты должны сами назвать те факты и документы, с которыми они не согласны. Виталий Сердюк к такому повороту был готов.

Без малого три часа защитники зачитывали прокурорские доводы, которые, по их мнению, не имеют отношения к тому, как именно нужно судить экс-президента.  Через час Виталий Сердюк видимо устал и передал слово своему коллеге, адвокату Игорю Федоренко. Когда уставал тот, Сердюк снова брал слово. Так они и менялись. И иногда с ними трудно было не согласиться. Например, не совсем понятно, какое отношение к процессу и процедуре осуждения имеет личное дело адвоката Сердюка (адвокат уверен, что данные на него собирались тайно и в обход законодательства) или его переписка с прокурорами? Почему в томах, в качестве доказательств, прилагаются ксерокопии статей Уголовного кодекса и Конституции Украины? О чем могут говорить все версии состава группы прокуроров, которые принимали или принимают участие в процессе? Защитники также против приобщения переписки ГПУ с курьерскими фирмами, которые доставляли, по просьбе следствия, некоторые документы в РФ. Но это, по крайней мере, объяснимо – по ней можно подтвердить, по какому адресу Януковичу направлялись те же самые повестки.  Но вот какая польза от документов, в которых содержится "условная идентификация личности", то есть, не раскрываются имена, а фигурант проходит под номером ("Особа 1" или "Особа 2") – неизвестно.

- Такое ощущение, что все бумаги, которые были на тот момент в ГПУ, решили собрать под одной обложкой и приобщить в качестве доказательств вины Виктора Януковича, - посетовал Виталий Сердюк.

Мужественно выслушав все претензии к предоставленным прокуратурой документам, суд попросил защитников дать ответ на простой вопрос – готовы ли они к тому, чтобы Оболонский суд принял "дело Януковича" к рассмотрению или нет. Однозначного ответа не прозвучало, и, признаться, на то была причина. Дело в том, что адвокатам надо было присутствовать на другом процессе. Он тоже связан с "делом Януковича" - в Апелляционном суде Киева было назначено слушание жалобы об изменении подсудности дела. Изначально, еще в марте, судить Виктора Януковича должен был Печерский райсуд Киева, но там от этой "чести" отказались, сославшись на то, что все судьи принимали участие в рассмотрении ходатайств прокуратуры на стадии досудебного расследования. Проще говоря, судьи сослались на конфликт интересов, который некоторые наблюдатели объяснили просто нежеланием ввязываться в "процесс века".

Всем свой срок

Оказаться в апелляционном суде адвокатам было не судьба. "Вы уже два раза пропускали заседания Апелляционного суда, так что ничего страшного, если пропустите и в третий", - сказал судья. После этого был объявлен перерыв, а потом началась очередная пикировка между адвокатами и прокурорами. Доводы сторон были примерно те же, что и на предыдущих заседаниях и даже утром. Внимание же стоит обратить на два момента.

Первое. Адвокаты Виктора Януковича отказались от того, чтобы дело экс-президента рассматривал суд присяжных. Этот факт интересен тем, что еще на прошлом заседании защита была не против такого сценария. Суд присяжных – инициатива прокуратуры. "Рассмотрение судом присяжных дало бы возможность обществу, правозащитным организациям сделать вывод о справедливом суде, а подозреваемому представить свои доказательства", - заявлял ранее прокурор Руслан Кравченко. Защита допускала такой вариант, но для окончательного решения им было необходимо решение Януковича, поскольку по закону только от обвиняемого зависит, как его судить. Очевидно, что за 11 дней адвокаты связались со своим подзащитным и, судя по всему, он от суда присяжных отказался. "Защита настаивает на том, чтобы рассмотрение этого дела проходило в составе коллегии из трех профессиональных судей", - заявил Виталий Сердюк. Правда, сослался он не на мнение Януковича, а на то, что, по его словам, из списка возможных присяжных 70% в прошлом были сотрудниками правоохранительных органов.

Второе. Защита потребовала, чтобы обвинительное заключение было возвращено прокуратуре. Такого решения стоило ожидать. Виталий Сердюк "держал туза" до последнего момента – по информации РБК-Украина с подобным предложением он был готов выступить еще на первом заседании, которое состоялось 4 мая. И возможно он бы его и сейчас не предъявил, согласись суд с его предыдущими ходатайствами. Но этого не произошло, а значит, время настало. "Сроки досудебного расследования, которое по Уголовному процессуальному кодексу может длиться два месяца со дня уведомления лица о подозрении, истекли 27 декабря 2016 года, а не 28 января 2017 года, как ошибочно считает Генеральная прокуратура. И все процессуальные действия, которые обвинение совершало после 27 декабря 2016, в том числе и составление обвинительного акта 14 марта 2017, были вне его компетенции и являются незаконными", - заявил Виталий Сердюк.

Тут важно разобраться с хронологией. Итак, по версии защиты расследование дела о госизмене, то в чем сейчас обвиняют Януковича, началось летом прошлого года. То есть тогда, когда начало расследоваться дело №42016000000001594. В начале экс-президент проходил по нему как свидетель. Шли следственные действия и вот, заявляют адвокаты, 27 декабря 2016 года истек срок расследование. Далее, утверждают защитники, обвинение могло продлить срок расследования, но по какой-то причине этого не сделало и составило обвинительный акт только 14 марта, нарушив все сроки, предусмотренные УПК.

Это версия защиты. Она не безупречна. Например, адвокаты исходят из того, что поскольку в деле "фигурирует еще несколько человек", то значит срок расследования начался с момента "оглашения первого сообщения о подозрении тому, кто фигурирует в деле". Первыми, кому были предъявлены подозрения по делу №42016000000001594 были военные, в том числе и российские. В частности, замминистра обороны РФ генерал армии Булгакову, начальнику Береговых войск Черноморского флота РФ Острикову, статс-секретарю министерства обороны РФ Панкову, замглавкома Южного военного округа ВС РФ Турченюку. Все они обвиняются в нарушении территориальной целостности Украины, а именно - в захвате крыма. Подозрения им были подготовлены еще 8 августа 2016 года.

Прокуратура срыв сроков категорически отвергает. "Никаких нарушений не было. Янукович с 28 ноября имел статус подозреваемого, а после направления обвинительного акта в суд (14 марта 2017-го в Печерский суд – ред.)  стал обвиняемым", - заявил Руслан Кравченко, в очередной раз повторив, что "по мнению стороны обвинения, большинство из них (ходатайств защиты, а всего их было подано более 200 – ред.) основываются не на действительности и подавались только для того, чтобы затянуть время".

Так бы стороны спорили и дальше, если бы одному из адвокатов - Игорю Федоренко – не понадобилось отпроситься. В командировку. В Москву. Защита попросила перенести заседание, и судьи (как показалось – с готовностью) с этим согласились. Правда, с начала они решили перенести его на 9 июня, но тут голос подал адвокат Виталий Сердюк (именно подал, потому что он начал его терять и к концу восьмичасового заседания адвокат разве что не хрипел), попросивший суд перенести заседание на 16 июня, поскольку он отправляется в отпуск с семьей. На том и порешили. Заседание продолжится 16 июня в 9.00.  

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top