Кризис доверия: как Дмитрий Сус повлиял на противостояние между правоохранительными органами

Понедельник 11 декабря 2017 17:32
Кризис доверия: как Дмитрий Сус повлиял на противостояние между правоохранительными органами
Фото: РБК-Украина

Призывы Международного валютного фонда (МВФ) "стоять на страже" независимости Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), вмешательство посольства США и западных структур в ситуацию вокруг законопроекта об увольнении председателей антикоррупционных ведомств без аудита, отзыв Егора Соболева с должности председателя парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции... Тема борьбы с коррупцией в Украине в последнее время заполонила средства массовой информации.

При этом стоит разобраться подробнее в том, что происходит с антикоррупционной борьбой в Украине и почему наши западные партнеры так радикально изменили свои оценки украинских антикоррупционных "достижений".

На многие вопросы стоит искать ответ. Кто сегодня в Украине может отличить коррупционера от антикоррупционера? Того, кто берет, от того, кто дает? Того, кто дает, от того, кто его ловит за это? Того, кто ловит, от того, кто на самом деле "сядет"? Генпрокурор, председатель НАБУ или руководители НАПК, СБУ, ГБР?

Кто такой Сергей Титенков? Агент НАБУ Боярский, который под прикрытием пытался разоблачить коррупцию в Государственной миграционной службе, гражданин Украины, который провоцировал на взятку заместителя председателя Государственной миграционной службы Дину Пимахову, за что 370-я статья Уголовного кодекса предусматривает для него до 7 лет заключения?

Кто такая Наталья Корчак? Руководитель нового антикоррупционного учреждения, которая должна проверять декларации государственных служащих и чиновников, возможный соучастник содержания в неволе сотрудника НАБУ, который пришел вручать повестку на допрос свекрови самой Корчак, на которую по неизвестным причинам был зарегистрирован автомобиль ее невестки-антикоррупционера?

Кто такой Роман Труба? Директор вновь созданного Государственного бюро расследований, которому будет передано большинство полномочий Генпрокуратуры, коррумпированный экс-прокурор, который, по данным СМИ, подлежит люстрации за открытие уголовных дел против львовских студентов за их участие в Евромайдане в конце 2013-го года?

Кто такой Артем Сытник? Разоблачитель топ-коррупционеров или человек, который разглашает информацию досудебного следствия, не сообщает НАПК о своих доходах и обвиняет генерального прокурора в наличии в его собственности не задекларированных паркомест, которые, на самом деле, якобы принадлежат сыну генпрокурора?

Многие пытаются найти ответы на эти вопросы. В потоке оперативной информации "из жизни антикоррупционеров" у рядового гражданина постепенно может сложиться стойкое и непоколебимое впечатление, что все они – представители одного большого клуба воров и взяточников. А их публичные отношения могут выглядеть в глазах украинцев, как ролевые игры с целью прикрыть тихий, но мощный и масштабный "дерибан" государственных средств и имущества.

При этом можно попытаться определить дату начала войны "всех против всех", а также имя конкретного лица, которое спровоцировало общественное неверие в справедливость и равенство всех перед законом.

В августе 2016 года на улице Симона Петлюры в центре Киева сотрудники Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) обнаружили стационарный пункт слежки за собой оперативников НАБУ. Следственные действия последних по месту инцидента происходили по решению суда. НАБУ расследовало возможные факты коррупции в так называемом "департаменте Кононенко-Грановского" (департамент ГПУ по расследованию особо важных дел в сфере экономики, - ред.).

Тогда "прокурорские" задержали двух "технарей" НАБУ и полсуток удерживали их в подвале ГПУ, где осуществляли психологическое давление и угрожали физической ликвидацией. Руководил процессом лично тогдашний замглавы Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Дмитрий Сус, который присутствовал при ночных допросах, сам допрашивал и лично возил задержанных улицами ночного Киева на своем авто. "Вам – крышка!", - сказал он той ночью сотрудникам НАБУ.

"Технарей" НАБУ из подвалов ГПУ отпустили лишь под утро. В своих немногословных интервью они утверждали, что подчиненные Суса угрожали им холодным оружием, подставляя его к горлу. К счастью, все обошлось.

Уже тогда Суса подозревали не только в НАБУ, но и в самой ГПУ в коррупционных сделках. В частности, в присвоении 400 тысяч гривен, незаконном сбыте конфискованных игровых автоматов, ограблении граждан Вьетнама в Одессе. Позже вопросы вызвала и его декларация, в которой тогда еще прокурор почему-то забыл указать свое дорогое авто "Audi Q7", записанное на 85-летнюю бабушку, а также - дорогая недвижимость. За заместителем руководителя департамента спецрасследований уже тогда закрепилась слава человека, который деньги любит гораздо больше, чем законность или принципы справедливости.

В августе 2016 года в ситуацию был вынужден вмешаться президент Петр Порошенко, после чего генеральный прокурор и глава НАБУ провели совместную пресс-конференцию. Тогда Юрий Луценко заявил, что о конфликте между силовыми ведомствами он и его заместители узнали из СМИ.

"Маски-шоу между силовиками должны быть прекращены", - категорично подытожил тогда генпрокурор.

19 сентября 2016 года Дмитрия Суса отстранили от должности "по факту возможного причинения телесных повреждений двум работникам НАБУ". 11 ноября он был привлечен к дисциплинарной ответственности, а 13 апреля 2017 года уволен из органов прокуратуры.

26 июля этого года Дмитрий Сус был задержан детективами НАБУ в аэропорту "Борисполь". Сейчас ему инкриминируют статью 191 Уголовного Кодекса – присвоение, растрата или завладение имуществом через злоупотребление служебным положением и статью 366-1 – декларирование недостоверной информации.

Уже осенью, вероятно, с целью избежать ответственности, Сус дал целый ряд интервью, в которых обвинил руководство ГПУ в нарушениях закона, мол, это там отдавали ему соответствующие "коррупционные" приказы вести слежку за политическими оппонентами власти и "прессовать" непокорных "коммерсов" и детективов НАБУ. При этом Сус вспомнил фамилии не только нынешнего, но и предыдущих генеральных прокуроров и их заместителей, в том числе – и в интервью The Washington Times.

Кроме того, Дмитрий Сус сейчас пытался через Окружной админсуд Киева отменить приказ о своем увольнении с ГПУ. Тогда экс-прокурор отказался объяснять журналистам мотивацию своего иска: "он не собирается комментировать вопросы, связанные с Генпрокуратурой".

Конечно, идейные и беспринципные "борцы за денежные знаки" нужны любой системе, если она базируется на принципах беззакония и безнаказанности, ведь они выполнят и даже перевыполнят любой приказ или поручение вне зависимости от его законности. Но такой ли должна быть новая правоохранительная система нашей страны?

Противостояние между украинскими правоохранителями, которое началось 12 августа 2016 года, может иметь катастрофические последствия не только для самих правоохранителей, но и для всего общества, а также для Украины в целом. Это противостояние подрывает базовые принципы общественного договора и общественного сосуществования, уничтожает веру общества в законность и справедливость. И пока не будут наказаны виновные за разжигание коррупции, кризиса доверия и войны всех против всех, социальная справедливость никогда не наступит.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь