Глава АМКУ Юрий Терентьев: Прямого давления на нас не было

Фото: Глава АМКУ Юрий Терентьев больше чувствует давление общества, а не власти Фото: Глава АМКУ Юрий Терентьев больше чувствует давление общества, а не власти
Антимонопольный комитет сейчас расследует дело о злоупотреблнении монопольным положением компании-дистрибьютора табачных изделий "Мегаполис-Украина", которая занимает 95% рынка. Кроме этого, в адрес компании звучат обвинения в "российских корнях". Как идет расследование и оказывают ли давление на АМКУ, Терентьев рассказал во второй части интервью РБК-Украина.

Антимонопольный комитет сейчас расследует дело о злоупотреблении монопольным положением компании-дистрибьютора табачных изделий "Мегаполис-Украина", которая занимает 95% рынка. Кроме этого, в адрес компании звучат обвинения в "российских корнях". Как идет расследование и оказывают ли давление на АМКУ, глава АМКУ Юрий Терентьев рассказал во второй части интервью РБК-Украина.

РБК-Украина: Сейчас стало традицией делать изобличающие заявления о давлении со стороны депутатов, Администрации президента на руководителей тех или иных министерств, ведомств. Вас, как главу Антимонопольного комитета, это коснулось?

Юрий Терентьев: В традиционном понимании для Украины слова "давление" - нет, не давят. Мы испытываем скорее общественное давление. Потому что все процессы, которые Антимонопольный комитет начал с момента формирования нового состава, достаточно громкие и резонансные. То есть, мы фактически коснулись всех священных коров, которые были в нашей экономике - это энергетика, транспорт, госкомпании, рынки потребительских товаров, на которых существуют определенные проблемы, по которым, почему-то комитет если и начинал дела, то тянул и не заканчивал. Мы взялись одновременно за 5-6 действительно очень значимых для общества тем.

РБК-Украина: Текущих и предыдущих?

Юрий Терентьев: Да. Так, вопросы энергетики для Украины актуальны последние 20 лет. Этой теме раньше давались только определенные оценки, теперь мы сознательно выходим из зоны комфорта и ведем наши расследования в духе европейской открытости. Обратная сторона этого - колоссальный прессинг общества, потому что многие люди ожидают быстрых решений. Мы часто слышим: "Антимонопольный комитет - разберись", "Антимонопольный комитет - демонополизируй". Но наши расследования - это не политические декларации, это глубокий экономический и юридический анализ. Любое аналогичное ведомство в мире проводит подобные расследования не менее 6 месяцев, так как исследуются системные проблемы, а не точечные, наносящие ущерб одному субъекту, анализируется деятельность компании, группы компаний в контексте их влияния на большой круг субъектов. Поэтому расследования длятся в среднем до двух лет.

РБК-Украина: То есть, вы стараетесь не обращать внимания на давление общественности и занимаетесь более глубоким анализом?

Юрий Терентьев: Мы не можем не обращать внимания на мнение общественности и не учитывать социальный контекст, политические и общественные ожидания по значимым темам. Мы должны на это реагировать,но это не означает, что надо начать заниматься популизмом. Мы реагируем тем, что ставим в приоритет важные для общества вопросы, публично объявляем промежуточные результаты нашей деятельности. Безусловно, у нас есть ограничения по раскрытию информации, которая нам подается, и мы это учитываем. Например, нормой европейского права конкурентного процесса является то, что если комитет по ходу исследования начинает обсуждать свою позицию, то фактически его можно обвинить в предвзятом отношении к субъекту.

РБК-Украина: Можно сказать, что вам повезло, что политики не давят на вас, а то и министр экономики Айварас Абромавичус громко заявил о прямом давлении, и глава ФГИ Игорь Билоус.

Юрий Терентьев: Безусловно, мы являемся объектом давления в определенной мере. Но прямого давления, чтобы мне кто-то позвонил и начал рассказывать, как мне дела рассматривать, на нас не было.

РБК-Украина: Давайте перейдем к вашему расследованию по "Мегаполис-Украина". На каком этапе сейчас рассмотрение дела, и почему АМКУ им занялся именно сейчас, ведь они давно на рынке работают?

Юрий Терентьев: Комитет не впервые начал смотреть на табачный рынок. Данной проблематикой АМКУ занимался еще с начала 2014 года. Я работаю с 2015 года. Когда ставили вопрос о голосовании за мою кандидатуру, у меня были собеседования с разными фракциями, и они отмечали, что на табачном рынке сложилась острая ситуация с ней необходимо разобраться. Когда приступил к своим обязанностям на должности главы Антимонопольного комитета, я уже видел историю поступающих жалоб. Но жалобы, которые подавались в отношении деятельности компании "Мегаполис-Украина", как правило, носили политически-эмоциональный характер. Например, что эта компания связана с российскими бизнесменами, что она ущемляет "розничников". В этих обвинениях практически не было экономических аргументов, информации о злоупотреблении монопольным положением. Мы не просто орган, куда можно пожаловаться на то, что кому-то плохо, мы занимаемся нарушениями законодательства об экономической конкуренции. 

Рус1

РБК-Украина: То есть, тот факт, что компания, по сути, диктует цены на рынке, не является для вас нарушением?

Юрий Терентьев: Комитет занимается всеми вопросами, которые есть в украинской экономике. Если субъекты нам сообщают о проблеме, но при этом сути вопроса не раскрывают, то достаточно долгое время занимает вопрос исследования проблемы. Если этих фактов достаточно - то начинается производство.

Если субъект действительно хочет защитить свои права, то качество подготовки документов должно быть выше, тем легче нам с этой жалобой работать. Мы получаем письмо от предпринимателя, допустим, Черкасской области, который говорит, что компания "Мегаполис-Украина" - это российская компания, которая завышает цены. И все. А мы спрашиваем: "А не могли бы вы нам рассказать, как именно она завышает цены? В чем проявляется злоупотребление монопольным положением? Каким образом вы страдаете от этой деятельности? Опишите ваш ущерб".

И вот эта переписка, если мы сразу не получаем полный объем информации, занимает несколько месяцев. К нам поступает в день до 100 разных писем. Если изначально приходит жалоба без достаточной для возбуждения дела информации, то, естественно, этот процесс идет медленно. Ситуация по "Мегаполис-Украина" начала развиваться быстрее с конца августа. Состав комитета был уже полностью назначен. И в августе прошли круглые столы с предпринимателями, которые ссылались на нарушения своих прав. К сожалению, участников было достаточно ограниченное количество. Табачные компании были практически всегда, но "Мегаполис-Украина" - нет, и было лишь 5-6 предпринимателей-представителей розничной торговли и ритейла.

РБК-Украина: Как раз табачные компании в своих пояснениях писали, что их устраивают отношения с "Мегаполис-Украина".

Юрий Терентьев: На табачном рынке есть несколько уровней. Первый - это уровень производителя, здесь действуют 4 компании, второй - уровень дистрибуции, где работает один дистрибьютор  - "Мегаполис-Украина". Есть еще небольшой блок субъектов оптовой торговли, которые осуществляют перепродажу, и затем от 50 до 70 тысяч розничных торговых точек. Проблематика на каждом уровне своя. Но вместе с тем есть и общие сквозные вопросы. Так, к производителям табачной продукции у нас возник вопрос: "А почему все 4 компании, и по каким критериям выбрали одно и то же предприятие-дистрибьютора?". Звучали аргументы со стороны крупного ритейла, что в соседних государствах, например, международные сети заключают прямые договора с компанией-производителем, а в Украине почему-то им отказывают.

РБК-Украина: Насколько я понимаю, не все крупные торговые сети готовы работать на тех условиях, на которых табачные компании работают с "Мегаполис-Украина".

Юрий Терентьев: Да, но по мере погружения в тему мы видим, что табачные компании и дистрибьюторы говорят о разных вещах и на разных языках. Табачные компании готовы видеть многих дистрибьюторов, но участники рынка не говорят о том, что они готовы ними быть. Онихотят быть просто оптовиками с прямыми договорами, а это немного разные роли. Дистрибьютор подразумевает некую активную позицию в донесении этого продукта до конечной розничной точки, конечного потребителя. Фактически со стороны табачных компаний действительно поддерживается тезис, что сложившаяся ситуация сформировалась эволюционно конкурентным путем. Мы это проверяем.

Может быть, табачные компании каким-то образом способствовали формированию такой ситуации на рынке. Поэтому в начале октября производителям были даны рекомендации опубликовать критерии отбора своих дистрибьюторов. Табачные компании в настоящее время разработали коммерческие политики и обратились в комитет за получением предварительных выводов.

рус2

РБК-Украина: Можно ли сейчас говорить о том, что компания "Мегаполис-Украина"- монополист?

Юрий Терентьев: Безусловно, можно. Компания "Мегаполис-Украина"занимает 95% рынка в сегменте оптовой торговли табачными изделиями. Монопольное положение здесь очевидно.

РБК-Украина: Комитет уже разобрался, кто является конечным бенефециаром "Мегаполис-Украина"? Потому что в январе активисты заблокировали работу ряда филиалов и говорили о том, что это российская компания. Сам "Мегаполис-Украина" уверяет, что собственниками являются украинцы, британцы, ирландцы.

Юрий Терентьев: В комитете есть информация, связанная с получением разрешений на концентрации доли в 2010-2011 годах. По состоянию на тот период, действительно, россияне были конечными бенефициарами. Сейчас, компания отрицает, что эти лица являются конечными бенефициарами.

РБК-Украина: И вы не можете проследить, что же поменялось?

Юрий Терентьев: Логически можно сделать вывод, что если эти люди были в 2010 году бенефициарами, а в 2016 году бенефициары другие, то, скорее всего, бенефициары свои доли продали. Информацию о том, когда эта продажа была осуществлена и на каких условиях, нужно ли было получать разрешение АМКУ, мы еще не полностью получили.

РБК-Украина: Если будет доказано присутствие российских собственников, имеете ли вы право рекомендовать МЭРТ наложить санкции на "Мегаполис-Украина", чего, собственно, и просили активисты?

Юрий Терентьев: По собственной инициативе мы можем рекомендовать, нам это не запрещено. Но органы государственной власти действуют в рамках компетенции, которая им приписана. Если мы в ходе своей деятельности видим, что субъект допустил нарушение другого законодательства, то мы вправе проинформировать и даже обязаны это сделать. Для нас, по большому счету, национальность бенефициара интересна с точки зрения контроля за экономической концентрацией. То есть, если мы видим, что разрешение на передачу корпоративных прав предприятия было совершено без согласия комитета, то в таком случае мы можем принимать соответствующие меры. Но сам по себе факт того, что, допустим, бенефициаром этой компании является лицо А при этом будучи гражданином страны Б - не составляет нарушения.

РБК-Украина: Была неофициальная информация о том, что решением комитета может стать разделение "Мегаполис-Украина" на три компании. Насколько это соответствует действительности и может быть применено?

Юрий Терентьев: Мы никогда об этом не говорили. Никто из моих коллег уровня государственных уполномоченных такую позицию никогда не озвучивал. Еще рано говорить о том, какие могут быть последствия, мы только анализируем наконец-то полученные нами документы об экономической деятельности предприятия.

рус3

РБК-Украина: Они не идут на контакт?

Юрий Терентьев: "Мегаполис-Украина" получил наши достаточно объемные запросы в начале октября. Чтобы доказать было или не было нарушение, мы должны проанализировать всю экономическую деятельность субъекта, провести безвыездной аудит предприятия, посубъектный, поконтрагентный, поартикульный. Это колоссальный объем информации. Мы выходили на проверку 25 октября, направили "Мегаполис-Украина" запросы о предоставлении комплексной информации об их хозяйственной деятельности. Но дело в том, что все вдруг начали испытывать интерес к компании "Мегаполис-Украина". Параллельно с нами проверку осуществляет ГФС, правоохранительные органы. Ресурсы "Мегаполис-Украина" не безграничны, каждому государственному органу надо готовить отдельный пакет документов, а это достаточно обременительно. Их задача - сигареты продавать, а не книги писать. Наша задача - не собирать штрафы за непредоставление информации, чем раньше славился Антимонопольный комитет. Мы же должны получить информацию от "Мегаполис-Украина"? В конце декабря мы сели, детально обсудили ситуацию, сколько им нужно времени для подготовки ответов, понимают ли они объем информации, которую у них комитет запрашивает и в последних числах января нам информация была предоставлена.

РБК-Украина: Когда ждать результатов?

Юрий Терентьев: Ставить себе задание, что за две недели мы проанализируем всю информацию, нереально. Мягко говоря, качество будет невысоким. Я бы говорил, что в течение февраля информация будет анализироваться. Если в деятельности компании будут обнаружены признаки нарушений, они будут изложены в представлении с предварительными выводами. Это представление направляется субъекту и у компании есть 10 дней, чтобы дать свои комментарии. Фактически, работа "по первичке" проходит в феврале, по предварительным выводам - март и в конце марта - результат. Но, опять же таки, это если будут выявлены нарушения.

РБК-Украина: Вы сказали, что у "Мегаполис-Украина" 95% доля рынка... О чем вы говорите?

Юрий Терентьев: Есть субъекты, у которых большая доля на рынке, но они не злоупотребляют монопольным положением.

РБК-Украина: Кто это, например?

Юрий Терентьев: Природные монополии. Не обязательно, что они злоупотребляют монопольным положением. Но вопрос в другом. Если мы говорим о нарушении, мы должны понимать его масштаб. Если, например, определенное предприятие не додало сдачу 10 розничным киоскам, то это один уровень нарушения.

Если предприятие обслуживает 50 тыс. торговых точек и нарушения носят системный характер - другая ответственность. Сейчас я еще не могу дать ответ, насколько масштабно нарушение со стороны "Мегаполис-Украина", но у АМКУ есть несколько основных форм ответственности и возможностей воздействия на субъект.

В первую очередь штраф, но это не панацея. Оштрафованное предприятие начинает свою деятельность подстраивать таким образом, чтобы возместить убытки от наказания. Для того чтобы вычислить штраф правильно, мы должны оценить оборот, связанный с нарушением: это 10 тыс., 10 млн или 10 млрд гривен. Для этого нужен экономический анализ деятельности предприятия. А это ресурсоемкая задача.

Другой вопрос, когда мы видим потенциальный размер штрафа, то он должен отнимать незаконно полученную прибыль и иметь сдерживающий эффект от нарушений в будущем. То есть он должен быть и сдерживающим, но одновременно и таким, который не будет уничтожать субъект. Но самый важный блок - это не штраф. Важны обязательства, которые будут сформулированы по компании "Мегаполис-Украина", а также рекомендации для других участников табачного рынка. Сейчас звучат разные оценки деятельности компании "Мегаполис-Украина".

Одни субъекты, табачники, видят в этом субъекте определенное благо, другие - дистрибьюторы, которые имеют розничные или оптовые лицензии - говорят, что это однозначное зло, так как нарушается закон и ущемляются их права. Третья группа, о которой мы знаем меньше, но на которую ссылается "Мегаполис-Украина" - субъекты розничной торговли. И они удовлетворены сотрудничеством. И мы попросили "Мегаполис-Украина", если они имеют информацию о таких субъектах, то пусть предоставят. Мы хотим иметь полную картину. И если все свести к базовым вещам, то мы защищаем экономическую конкуренцию. А экономическая конкуренция - это возможность для каждого субъекта, каждого потребителя иметь выбор более чем из одного субъекта.

РБК-Украина: То есть вы, по сути, хотите переформатировать рынок реализации табачной продукции?

Юрий Терентьев: Для нас главное - конкуренция. В идеале должна быть альтернатива. Активный агрессивный маркетинг табачных изделий, возможно, для государства нежелателен. В ряде европейских государств существует модель единого дистрибутора, которая призвана, в первую очередь, гарантировать фискальную прозрачность рынка и удовлетворить таможенные органы с точки зрения недопущения контрабанды. То есть, мы эти аргументы слышим, но они не находятся в сфере нашей компетенции. Возможно есть фискальные преимущества этой модели и ограничения конкуренции на рынке. Но мы защищаем конкуренцию, и будем настаивать на том, что коммерческая политика табачных компаний должна быть опубликована и не была прописана под одного субъекта. Требования к дистрибутору действительно должны быть высокими, но рациональными. Должна быть возможность потенциального входа других игроков на этот рынок.

Беседовала Наталья Непряхина

Первую част интервью с Терентьевым читайте здесь.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top