"Торнадо" не прошло стороной:

экс-бойцы роты МВД приговорены к различным тюремным срокам

Бывшие бойцы "Торнадо" уверены, что все-равно победа за ними (Фото - УНИАН) Бывшие бойцы "Торнадо" уверены, что все-равно победа за ними (Фото - УНИАН)

В деле "Торнадо" поставлена точка. Оболонский райсуд Киева вынес приговор экс-бойцам расформированной роты МВД, которые подозревались в создании преступной группировки, мародерстве, преступлениях на сексуальной почве.

По делу проходило 12 бойцов, в числе которых командир Руслан Онищенко ("Фриман"), его заместители Николай Цукур ("Охотник") и Максим Глебов ("Ахиллес").  Самое большое наказание получил Онищенко – 11 лет лишения свободы.

"Торнадовцы" по-прежнему своей вины не признают, считая судебное преследование местью за борьбу с контрабандой в зоне АТО. Адвокаты уже готовы подавать апелляцию на решение Оболонского райсуда. 

Подробности в материале РБК- Украина.

Судебное заседание было назначено на 10.00 пятницы. За несколько часов Оболонский суд и близ лежащий квартал был оцеплен сотрудниками Нацгвардии и Нацполиции. Около суда стояли десятки автобусов, пожарные машины, по периметру работали кинологи с собаками. Попасть к зданию суда можно было, преодолев кордон силовиков, которые с пристрастием проверяли документы у прохожих.

Из-за заседания по "Торнадо" вчерашний день в Оболонском суде был объявлен нерабочим. "С целью предупреждения чрезвычайных ситуаций с охраной и конвоированием обвиняемых…07.04.2017 в суде нерабочий день, кроме оглашения приговора по криминальному производству относительно сотрудников роты патрульной службы милиции специального назначения "Торнадо"", - сообщалось в объявлении, которое можно было прочитать в здании суда.

На входе здание суда были установлены рамки-металлоискатели, велся тщательный досмотр. Силовики дежурили "на" и "между" всеми этажами. Первыми в зал доставили обвиняемых, охрану и конвоирование которых обеспечивали автоматчики. Только после того как их поместили "в клетку", в зал запустили родственников и прессу. Присутствующим сообщили, что приговор "будет частично-открытым", то есть в какой-то момент посторонних попросят удалиться. 

Подозреваемые находились в стеклянном боксе, где они развесили флаги с символикой роты.

- Никто из нас не признает своей вины, - сразу же заявил журналистам Руслан Онищенко.

Разобрать, что читает судья  было невозможно: шум в зале и отсутствие звукоусиливающей техники оставляло лишь возможность догадываться о содержании сказанного председательствующим на процессе Игорем Девятко.   

Пока судья читал, подсудимые общались с журналистами.

- Нам уже известно, что в отношении тех, кто дал на нас показания, начали закрывать ранее возбужденные дела по 260-й статье ("Создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формировании", - ред.). Это незаконное участие в незаконных бандформированиях. И они дают против нас показания! – возмущался Николай Цукур, по словам которого, все, кто дал показания на "Торнадо" находятся под защитой военной прокуратуры.

- Как вы прокомментируете свое поведение в зале суда? – спросил кто-то из журналистов. Вопрос не лишенный смысла. "Торнадовцы", все то время пока шел процесс, вели себя вызывающе и постоянно оказывались в каких-то скандалах. 

- Страна видела то, что ей показывали, - начал отвечать Цукур. - Мы хотели привлечь внимание.

- А как я должен себя вести, если в зале суда, судья потерпевшему, в кавычках, говорит: "Вы узнаете здесь "Ахиллеса"?" После чего, обращаясь ко мне заявляет: "Ахиллес", Максим Глебов, встаньте!», - возмущенно вступил в диалог Глебов. -  Что это? Это суд? Это справедливость? Это при том, что у нас не было ни одного опознания, ни одной очной ставки! Как это назвать, скажите мне?

Кроме этого, командир «Торнадо» Руслан Онищенко обвинил ряд СМИ в перекручивании информации которая касалось того, в чем на самом деле обвиняли "торнадовцев".

altaltaltaltaltaltaltalt
 

Фото - Марианна Присяжнюк

Напомним, военная прокуратура обвиняла Онищенко в том, что в должности командира роты он создал преступную группировку, в состав которой входило, по меньшей мере, 20 человек. Командир обеспечил им "благоприятные условия для прохождения службы": освободил от работ по хозяйству, разрешал уходить из расположения роты по своим делам, пользоваться автомобилями роты в своих целях, отдавать приказы другим бойцам от своего имени.

Из текста обвинительного заключения, который оказался в распоряжении РБК-Украина еще летом прошлого года следовало, что группировка финансировалась из "общака" - денег, полученных преступным путем, средств волонтеров и ежемесячных отчислений с зарплат других членов роты. Алгоритм действия Онищенко и "подельников", по версии обвинения, был примерно следующим: они определяли жертв, после чего отнимали у них автомобили, деньги и ценности, действуя под предлогом необходимости в условиях боевых действий.

Следствие утверждало, что бойцы не только грабили, но и содержали некоторых из жертв на своей базе, в подвале школы №32 в Приволье, где их избивали и пытали. Согласно обвинительному акту, с декабря 2014-го по май 2015-го годов "группировка" Онищенко совершила целый ряд преступлений. Он и бывшие бойцы "Торнадо" обвинялись в создании преступной группировки (ст.28 УК), незаконном завладении автотранспортом (ст.289 УК), похищении и лишении свободы человека, которое сопровождалось насилием, оружием и использованием специальных средств (ч.3 ст.146 УК), пытках (ч.2 ст.127 УК), нанесении побоев (ст.126 УК), насильственном удовлетворении полового влечения неприродным способом с применением насилия группой лиц (ч. 2 ст. 153 УК), присвоении властных полномочий (ст. 353 УК). Статьи предусматривали разные сроки наказания, максимальный из которых – 15 лет лишения свободы.

- Опытный журналист понимает, что насиловать 2-3 месяца – это уже не насилие. Это уже удовольствие. А вы все сконцентрировались именно на этом, и еще на мародерстве, - выставил "Фриман" претензию журналистам.

- Ты меня послушай и не перебивай! У человека было больше 20 (единиц – ред.) недвижимости в Донецкой области, и я лично присутствовал, когда выяснилось, что есть контрабанда в зоне АТО. Руслан (Онищенко, - ред.) тогда построил весь батальон и сказал, что 80% батальона с Донецкой и Луганской области, у всех там дом и что предлагают "бабки" за контрабанду, чтобы мы закрыли свой рот и молчали. Кто был против, тому он предложил сделать шаг вперед и ехать домой. И предупредил, что нас обвинят в самых страшных преступлениях. И сейчас самое интересное: "Изнасилование – было!" - возмущался подсудимый "Моджахед".

Злость и агрессия на совсем несправедливый, по мнению экс-бойцов, суд, быстро сменялась весельем - еще недавно возмущавшиеся "торнадовцы" уже приглашают делать с ними "селфи".

- Ваша честь, у нас очередное ходатайство! Мы вас не слышим, вы нас позапаивали в клетки! - обратился к суду один из бойцов.

Когда судья закончил зачитывать вступительную часть, всех – за исключением, естественно, подсудимых - попросили покинуть помещение. Дальше суд продолжил свою работу за закрытыми дверями. Спустя некоторое время стало известно, что «торнадовцы» отказались находиться на заседании и потребовали отвезти их назад в СИЗО. Этого не произошло.

- Учитывая, что прокурор попросил 15 лет, судья, в любом случае, полностью удовлетворить его ходатайство не сможет, поэтому мы думаем, что будет 10-12 лет. Единственная статья по которой могут дать такой срок – это ОПГ, 255 статья ("Создание преступной организации" – ред.). Прокуратура обосновывает создание группировки тем, что командир, бойцы, жили на одной базе, ели из одной посуды - вот это и все доводы. А эти изнасилования… Нету там никаких изнасилований. Есть просто девочка, которая написала заявление о том, что якобы ее хотели орально удовлетворить. Мы не отрицаем, что люди были задержаны, возможно, есть какие-то превышения полномочий. Но война идет! - рассказала корреспонденту РБК-Украина Юлия Мажуть, жена Руслана Онищенко после того, как вышла из зала суда. - Ему сейчас 45. Если дадут 10 лет – выйдет на свободу пенсионером.

Онищенко дали 11 лет.

- В настоящее время уже доказаны эпизоды по одному пострадавшему о пытках, незаконном лишении свободы и доведение до самоубийства. Также по одной потерпевшей, по удовлетворению половой страсти неестественным путем. Также доказан эпизод, в котором есть шесть пострадавших – их лишили свободы и пытали, - рассказал, вышедший к журналистам во время одного из перерывов военный прокурор Руслан Кравченко.

После 20.00 коллегия судей зачитала свое решение. Суд постановил, помимо 11 лет лишения свободы, приговорить экс-командира роты "Торнадо" Руслана Онищенко еще и к лишению звания "лейтенант милиции". Даниил Ляшук получил 10 лет.  Николай Цукур, Илья Холод, Никита Куст, Борис Гольчук и Максим Глебов – приговорены к 9 годам лишения свободы. Анатолий Пламадяла осужден к 8 годам. Подсудимые Шевченко, Свиридовский, Иваш и Демчук получили по 5 лет "условно". Еще перед началом заседания адвокат Владимир Якимов, заявил, что защита будет подавать апелляцию на решение суда.

- Будете ждать? – на прощание спросила корреспондент РБК-Украина у Юлия Мажуть.

- Буду. Достойных – ждут, - ответила жена комроты.

 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
Теги: торнадо, Суд
On Top