"Альтернативный" импорт: кто может быть заинтересован в уничтожении украинского химпрома

Фото: на цену удобрений на внутреннем рынке Украины в основном влияет себестоимость производства Фото: на цену удобрений на внутреннем рынке Украины в основном влияет себестоимость производства

Похоже, что российские химические предприятия перешли к финальной стадии захвата рынка удобрений в Украине при полном содействии украинских чиновников. Происходит это настолько стремительно, что об этом уже вполне правомерно говорить, как об очередной "зраде". Но прежде чем делать определенные выводы, необходимо более детально изучить ситуацию.

Основной фактор, который влияет на цену удобрений на внутреннем рынке Украины – себестоимость производства, которая на 80% зависит от стоимости природного газа. Цена газа в России для предприятий химической промышленности –  60-70 долларов, в Украине около 270-300 долларов.

Обладая более дешевым газом, который является главным сырьем для производства азотных удобрений, российские производители имеют возможность искушать украинских фермеров ценой ниже рыночной и иметь маржу в среднем до 100 долларов на тонне. Точнее сказать – россияне готовы предлагать более выгодную цену, но только в том случае, если на украинском рынке существует конкуренция, которую производителю из РФ составляют предприятия отечественного химпрома, а также компании из других стран.   

Санкции против России и снижение мировых цен на углеводороды привели к значительным излишкам газа в Российской Федерации. Производство удобрений – один из самых эффективных способов получения валютных поступлений от этих излишков. Учитывая это, нет ничего предосудительного в том, что Украина, как и другие государства, защищает свой рынок антидемпинговыми мерами. Особенно в условиях не только экономической, но и военной агрессии со стороны РФ.

Защита внутреннего украинского рынка удобрений от российской экспансии началась также в 2014 году. Тогда Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) Украины ввела заградительные пошлины на аммиачную селитру – наиболее востребованный на украинском рынке вид удобрений. Принимая это решение, нивелирующее разницу в ценах на природный газ в Украине и РФ, МКМТ руководствовалась в том числе и практикой ЕС, который обычно принимает достаточно жесткие меры, направленные на устранение любой недобросовестной конкуренции на своем рынке.

Как показал опыт, введение Минэкономики пошлин на аммиачную селитру в 2014 году хоть и оказалось лишь временной мерой, она отчасти защитила украинские предприятия, и практически не привела к подорожанию посевной кампании.

В Украине шесть предприятий производят азотные удобрения. Заградительные пошлины в отношении российских производителей выгодны всем шести украинским заводам. Четыре завода принадлежат холдингу Ostchem Дмитрия Фирташа. Однако из них до недавнего времени работало только два — "Черкасский "Азот" (Черкассы) и "Ривнеазот" (Ровно). "Северодонецкое объединение "Азот" (Луганская обл.) и "Концерн "Стирол" (Горловка, Донецкая обл.) фактически остановлены с 2014 года из-за военных действий.

Кроме них, есть государственный Одесский припортовый завод и "Днепроазот" Игоря Коломойского. Последние два года отечественные заводы действительно не производят селитру, однако она легко заменяется другой продукцией украинских химических предприятий, которые формируют один товарный рынок – рынок азотных удобрений. Конечный потребитель их легко замещает один другим.

Химия способна давать порядка 8% ВВП страны, а объем украинского рынка минеральных удобрений – это практически 1 миллиард долларов. Если вдруг украинская химия остановится, а украинский АПК попадет в зависимость от российских удобрений, продовольственная безопасность Украины окажется под большим вопросом. В условиях искусственного дефицита удобрений, который будет нетрудно создать, если поставки идут из одной страны, кризис на рынке АПК возможно будет спровоцировать буквально в несколько действий.

О том, что увеличение импорта и потеря украинской химией своих позиций – большой удар для платежного баланса страны и угроза стабильности национальной валюты, вообще говорить излишне. Все эти аргументы вполне могут быть применимы к любой стратегической отрасли экономики в условиях кризиса, политической нестабильности и войны.

Теперь об импорте. Показательным является то, что 90% всего импорта приходится на четыре российских производителя азотных удобрений – "Еврохим", "Уралхим", "ФосАгро" и "Акрон". Доминирующую роль в этой группе компаний играет "Еврохим". Именно "Еврохим" в судебном порядке предпринимал неоднократные попытки добиться отмены антидемпинговых пошлин в Украине. И следует отметить, что лоббистские усилия российских "химиков" в Украине действительно приносят результаты.

alt

В конце 2015 года в Украине был принят закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно дерегуляции в АПК", которым был открыт рынок для зарубежных производителей удобрений. Но вместо ожидаемых поставок из Европы этим законом воспользовались, в основном, российские производители через ввоз различных суррогатов селитры под видом "новых продуктов" для обхода пошлин.

По итогам 2016 года, Украина значительно увеличила в сравнении с предыдущим годом импорт химической продукции. В частности, импорт одних только минеральных удобрений из России вырос почти до 2 млн тонн. В то же время, собственное производство сократилось в 2016 году более чем на 50%, а уже в 2017 году прогнозируемо остановилось.

Остановка украинских производителей в первую очередь стала результатом странных действий Межведомственной комиссии по международной торговле (МКМТ). Сначала МКМТ принимает решениАе о введении антидемпинговых пошлин в отношении импорта удобрений из России. 27 декабря 2016 года МКМТ установила факт демпингового импорта из РФ, а также признала, что существует причинно-следственная связь между демпинговым импортом в Украину некоторых видов азотных удобрений происхождением из России и существенным ущербом, причиненным национальному товаропроизводителю. Комиссия также установила, что национальные интересы Украины требуют применения окончательных антидемпинговых мер.

Однако дальше происходит нечто странное. Уже 13 февраля 2017 года Межведомственная комиссия по международной торговле, которую возглавляет первый вице-премьер-министр, глава МЭРТ Степан Кубив, принимает решение приостановить действие антидемпинговых мер, принятых в решении Комиссии от 27.12.2016 № АД-363/2016/4411-05 "О применении окончательных антидемпинговых мер относительно импорта в Украину некоторых азотных удобрений происхождением из Российской Федерации" до 01.07.2017. Этому новому решению дается краткое объяснение – обеспечить весеннюю посевную 2017 года и обеспечить альтернативные поставки удобрений из других регионов. В первую очередь – через отмену таможенных пошлин на эти продукты.

Основным выгодополучателем этого решения оказываются, как нетрудно предположить, российские компании во главе с компанией "Еврохим", которая контролируется российским олигархом Андреем Мельниченко, известным, помимо всего прочего, фактом владения самой большой и дорогой (около 500 млн долларов) частной яхты в мире. Бенефициарная доля Андрея Мельниченко в ОАО "Еврохим" — 90%. Обладая личным состоянием в 13,4 млрд долл., в 2016 году Мельниченко занял 139-е место в мировом рейтинге миллиардеров Forbes и 11-е — среди российских миллиардеров.

Совпадение? Логичный вопрос: что произошло между принятием двух противоречащих друг другу постановлений МКМТ от 27.12.2016 и от 13.02.2017? Почему в декабре 2016 года украинские чиновники видели причинно-следственные связи между демпинговым импортом в Украину российских азотных удобрений и вредом, который наносится национальному товаропроизводителю, а уже через полтора месяца эта связь стала для них неочевидной?

Закономерным итогом всех этих маневров стало то, что в марте 2017 года впервые в истории украинской химической промышленности в разгар подготовки к посевной остановились два предприятия по производству азота – в Ровно и Черкассах. Логика ползучего захвата российскими "химиками" украинского рынка наталкивает на закономерный вопрос: украинские предприятия остановились, или их все-таки "положили"? Причем – в интересах конкретных российских компаний.

В этом контексте совершенно другими красками начинает играть история с 346 млн кубометрами конфискованного газа у компании Ostchem Дмитрия Фирташа. Странным образом мартовское решение "Укртрансгаза" начать процедуру ограничения поставок природного газа для трех крупных химических предприятий страны совпало с февральским приостановлением действий антидемпинговых мер в отношении российских производителей.

alt

Другими словами – одной рукой украинское правительство снимает барьеры для россиян, а другой – перекрывает газ украинским производителям. Оба события происходят практически одновременно.

Как минимум правительству и первому вице-премьеру Кубиву стоило бы объяснить подобное совпадение. А также тот факт, что для российских химических гигантов во главе с "Еврохимом" в результате действий правительства были не просто открыты шлюзы для масштабного прорыва на украинский рынок накануне сезона посевной, но и обездвижены их ключевые украинские конкуренты под благовидным предлогом повышения конкуренции и необходимости альтернативных поставщиков.

Проблема только в том, что "альтернативными поставщиками" оказались хорошо знакомые российские олигархические структуры, а украинские предприятия в несколько действий были попросту парализованы.   

Борьба с национальным производителем

Последовательные и системные действия правительства по отмене антидемпинговых мер в отношении российских производителей, а также по ограничению поставок природного газа для трех крупнейших химических предприятий страны, выглядят как неприкрытый лоббизм российских компаний со стороны украинских чиновников. И даже если все эти движения вокруг отечественного химпрома происходят под благовидным предлогом борьбы с олигархами, действия правительства не должны приводить к остановке крупнейших предприятий, выходом на биржу труда десятков тысяч сотрудников и распахиванию внутреннего рынка для российских "гигантов".   

Правда может заключаться еще и в том, что российские производители не имеют технологической возможности заполнить рынок Украины полностью. У них еще есть аппетиты и обязательства по экспорту в Турцию, а значит ноу-хау украинского правительства – насытить рынок "альтернативным импортом", попутно заблокировав работу украинских заводов, явно не приведет к главной декларируемой цели – удовлетворить в полном объеме потребности украинских аграриев в разгар посевной.  

В сухом остатке: после блокадной истории, после скандала с переделом рынка сниженного газа, получаем очередную "плохо пахнущую" историю, в эпицентре которой – снова крупный российский бизнес. Тенденция, однако.

Почему в ситуации российской военной агрессии мы отдаем рынок объемом почти в 1 миллиард долларов российским компаниям? Почему под рассказы о борьбе с монополизацией рынка правительство ставит всю отрасль АПК в зависимость от российских производителей минеральных удобрений?

Почему три года гибридной войны не научили украинских чиновников одному простому уроку: российские олигархи не являются самостоятельными субъектами. Помимо чисто бизнесовых и экономических вопросов они чаще всего решают еще и ряд косвенных политических задач, которые ставит перед ними российская власть.

Сколько еще нужно примеров, доказывающих, что под видом бизнес-лоббизма Кремль всегда решает также и сугубо политические вопросы: подрывает экономику, ставит в зависимость от решений российских компаний целые отрасли, повышает градус социальной напряженности, а еще и вдобавок к этому зарабатывает на внутреннем рынке врага…

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top