Продовольственная безопасность: как азотные удобрения стали оружием торговых войн

Фото: минеральные удобрения – один из ключей к успеху сельского хозяйства Фото: минеральные удобрения – один из ключей к успеху сельского хозяйства

На фоне роста энергетической безопасности Украины, возникла не менее значимая угроза – риск получения РФ контроля за продовольственной безопасностью страны.  Российские азотные удобрения становятся не просто предметом очередной торговой войны, но и при успешном лоббировании, имеют все шансы стать абсолютно новым геополитическим оружием против Украины.

Торговые войны с Россией для Украины стали суровой реальностью. Если в прежние годы основным "оружием" торговых войн были поставки природного газа, стали, труб, ферросплавов, продовольствия, то с 2015 года добавились и минеральные удобрения (преимущественно азотные, поскольку фосфатную и калийную химию Украина не успела сохранить). 

Сейчас, во время роста энергетической независимости и безопасности Украины, создается не менее значимая угроза – контроль продовольственной безопасности нашей страны со стороны России. Главное оружие и предмет спора двух стран – азотные удобрения.  Не секрет, что минеральные удобрения – один из ключей к успеху сельского хозяйства. Тот, кто сможет полностью контролировать украинский рынок удобрений, тот напрямую сможет влиять на весь рынок АПК, и в итоге – определять стоимость продовольствия в Украине.

Уже почти год длится антидемпинговое разбирательство по поводу импорта в Украину российских удобрений – карбамида и КАС (карбамидо-аммиачная смесь). Все это время украинские химики пытаются убедить Минэкономики (МЭРТ) ввести антидемпинговые пошлины на российские удобрения, чтобы не погубить азотную химическую отрасль, и, как в ситуации с газом – Украине не попасть в зависимость от поставок азотных удобрений российского производства.  Ценовая политика российских производителей и собственно сами поставки имеют высокие риски "политического регулирования".

Украинские химики требуют ввести пошлины на российский карбамид и КАС, поскольку действующие в настоящее время заградительные пошлины на аммиачную селитру, которые МЭРТ ввел в 2014 году, стали неэффективны. Вместо селитры, российские производители попросту завозят другие аналогичные азотосодержащие удобрения, в первую очередь, такие как карбамид и КАС.

Самое важное, что нужно знать в этой истории, антидемпинговое разбирательство направлено на ограничение пошлинами исключительно поставок минеральных удобрений из России. Удобрения с происхождением из любых других стран, за исключением России, завозить можно без ограничений как в настоящее время, так и в случае введения антидемпинговых пошлин.

Представители украинских заводов на цифрах доказали, что россияне демпингуют на украинском рынке карбамида и КАС, и это наносит прямой ущерб как украинской химической промышленности, так и Украине в целом. Причина этого более, чем очевидна: обладая более дешевым газом, который является главным сырьем для производства азотных удобрений, российские производители предлагают украинским фермерам цены значительно ниже рыночных. Разумеется, что это существенно увеличило российский импорт за последние два года.

Санкции против России и общее мировое снижение цены на газ оставили Российскую Федерацию "затаренной" газом, который скоро будет некуда сбывать. Производство удобрений – один из самых эффективных способов "переработки газа в доллары". 

"В течение 2014–2016 гг. три крупнейших российских производителя азотных удобрений – "Еврохим", "Акрон" и "Уралхим" – устроили демпинг на украинском рынке. И этот импорт очень дешевых удобрений привел к вытеснению украинских производителей с отечественного рынка", – комментирует ситуацию глава Союза химиков Украины Алексей Голубов.

В результате, спрос на удобрения украинских заводов резко упал, а четыре из шести отечественных предприятий ("Одесский припортовый завод", "Ривнеазот", "Северодонецкий "Азот" и "Концерн Стирол") фактически остановились.

"Россия уже просто неприкрыто демпингует на украинском рынке и таким нехитрым образом планомерно вытесняет всех отечественных производителей. Это – в их стратегии. Если ситуация так и будет продолжаться дальше, мы рискуем остаться без своих производителей и получить десятки тысяч уволенных", – добавил Голубов.

По практике WTO, рассмотрение антидемпинговых дел длится не более года. До 22 сентября 2016 года специальная комиссия МЭРТ должна вынести вердикт по поводу введения или невведения демпинговых пошлин. Ситуацию усугубляет тот факт, что российскую сторону в конфликте поддерживают украинские псевдоаграрии, которые хотя и представляют до 10% потребления азотных удобрений, но и создают, по словам одного из участников рынка, "иллюзию массовости и незыблемой справедливости".

Такое поведение, мягко говоря, является абсурдным и недопустимым в условиях агрессии.

Стремление аграрного лобби к сиюминутной выгоде при растущей маржинальности и колоссальных объемах экспорта зерна для Украины грозит утратой одной из стратегически значимых отраслей, исчезновением Украины с мировых рынков производителей минеральных удобрений.

Сегодня, ни у кого нет сомнений, в том, что если оставить все как есть, то украинская химия окончательно остановится, а украинский АПК станет полностью зависим от российских удобрений не только для калийной, фосфорной групп, но и азотной группы, которая является "последним форпостом" в борьбе за продовольственную независимость страны. Продовольственная безопасность Украины останется под большим вопросом. В условиях искусственного дефицита удобрений, который будет не трудно создать, если поставки идут из одной страны, через два сезона и аграрный сектор Украины будет остановлен.

Подарок в 300 миллионов для русских

По данным Минэкономразвития, в год украинский агросектор покупает около 3 млн тонн азотных удобрений. В деньгах это порядка 900 млн долларов, из которых в 2015 году импорт составил около 300 млн долларов США. По самым скромным оценкам опрошенных нами участников рынка, в 2016 году импорт вырастет минимум в 1,5 раза.  Наиболее популярными видами азотных удобрений, которые потребляют украинские аграрии, остаются аммиачная селитра, карбамид и КАС. Эти или аналогичные удобрения в Украине производят государственный "Одесский припортовый завод", "Днепроазот" Игоря Коломойского, и четыре предприятия Дмитрия Фирташа – "Ривнеазот", "Черкасский "Азот", "Северодонецкий "Азот" и "Концерн Стирол". 

Хотя совокупно все украинские производители способны в год производить около 10 млн тонн азотных удобрений, в сложившейся ситуации реальная загрузка двух еще работающих предприятий не превышает 30%.  Почему? Ответ прост.

Под давлением российского импорта, который завозится по демпинговым ценам, украинские предприятия вынуждены снижать обороты. Об этом красноречиво свидетельствует открытая статистика. Так, объем производства в 2015 году составил 4 млн тонн против 4,7 млн в 2014 и 7,5 млн в 2012. По данным Госстата Украины, за 6 месяцев 2016 года было произведено только 1,2 млн тонн удобрений, а по итогам всего текущего года ожидается, что этот показатель не превысит 1,6-1,7 млн тонн.

Вряд ли МЭРТ, да и правительство Украины сможет спокойно наблюдать за таким трендом и будет спокойно наблюдать, как разрушается очень значимая для ВВП страны отрасль промышленности. Почему? Химия дает порядка 8% ВВП страны. Для украинских decision-makers, сидящих на Грушевского, это важно. Как экономически, так и политически. Это, по большому счету, не только вопрос национальной безопасности, но это и вопрос репутации: вопрос недопущения получение контроля над украинским АПК/продовольственной безопасности Украины со стороны России уже давно "под прицелом" украинских ключевых медиа и политиков.  

Игра в одни ворота

В то время, как большинство украинских химических заводов стоят или снижают объемы производства, импорт из РФ продолжает расти. Например, если за 5 месяцев 2015 года украинские аграрии закупили у российских производителей 262 тыс. тонн азотных удобрений, то за аналогичный период 2016 года объем закупок вырос на 52% – до 398,8 тыс. тонн.  Объемы закупок сложных удобрений (включая КАС) из РФ также увеличился с 310,9 тыс. тонн до 431,2 тыс. тонн. При этом экспорт удобрений из Украины в РФ в 2016 году не осуществлялся вообще. Таким образом, игра идет в одни ворота. Российские производители у нас продают, а Украина в России – нет. С каждым годом импорт только увеличивается.  

В денежном выражении за последние два года объёмы закупок всех видов импортных удобрений (азотных, калийных и фосфорных) украинскими аграриями увеличились почти на треть (29%) – с 593.2 млн долл. США в 2014 г. до 507,7 млн долл. США за 5 месяцев 2016 г. При этом общий экспорт удобрений за два года упал почти в 4,5 раза. При этом экспорт, например, зерновых культур, стабильно растет все последние годы, достигнув рекордных 37,4 млн т в 2015 году.

Общий тренд – увеличивается зависимость Украины от импортных азотных удобрений. Тренд 2015-2016 года: после того, как были введены пошлины на российскую аммиачную селитру, более активно начали заводить другие азотосодержащие удобрения – карбамид и карбамидо-аммиачные смеси. Кроме того, ситуацию с импортом усугубляет то, что много удобрений завозятся через Луганскую и Донецкую область контрабандными методами.

Поскольку Украина обладает незначительными запасами калийных и фосфатных руд, то единственный сегмент, где страна еще может отвоевывать существенную долю украинского рынка, является сегмент азотных удобрений.

Увеличение импорта и потеря химией своих позиций – большой удар для платежного баланса страны, угроза стабильности национальной валюты, и как следствие невозможность валютной либерализации со стороны НБУ. Прекращение работы, крупных налогоплательщиков станет еще большим ударом как для бюджета Украины, так и местных бюджетов, если собственники остановленных заводов вынужденно примут решение распустить персонал. Совокупно на 6-ти украинских заводах (3 из них являются градообразующими) прямо и опосредовано задействовано 100 тыс. персонала, обладающего уникальным профессиональным опытом и специальной квалификацией.

Показательным является то, что 90% всего импорта приходится на четыре российских производителей азотных удобрений – "Еврохим", "Уралхим", "ФосАгро" и "Акрон". Доминирующую роль в этой группе компаний играет "Еврохим". Напомним, что именно "Еврохим"  в судебном порядке безуспешно предпринимал попытки добиться отмены антидемпинговых пошлин.

Ответственное решение

Министерство экономического развития и торговли Украины пока официально не комментирует антидемпинговые разбирательства, и финальное решение будет известно, вероятно, только в сентябре. Но если верить сообщениям прессы, МЭРТ готово ввести пошлины, хотя и подвергается колоссальному давлению пророссийского лобби. Люди близкие к переговорам, говорят, что Министерство поставило свои условия химикам: украинские заводы должны гарантировать достаточные объемы производства для внутреннего рынка и стабильные цены на азотные удобрения. "Для украинских химиков это не проблема. Украинский рынок в год потребляет около 3,5 млн тонн азотных удобрений, а мощности химических заводов позволяют производить более чем в 2 раза больше", ­– говорит Мария Беззубова, директор по маркетингу, стратегическому анализу и планированию Ostchem

В свою очередь, украинские химики просили МЭРТ и Кабинет министров помочь химикам и гарантировать стабильность цен на газ (составляющих около 70-80 % себестоимости производства удобрений). От цен на газ зависит цена на удобрения.

В Министерстве понимают потенциальный масштаб проблемы, как и то, что практика введения пошлин на отдельные группы товаров в мире является абсолютно нормальной. По практике WTO, размер пошлины должен лишь обеспечивать устранение причиняемого ущерба, если такой имеется, а не создавать конкурентные преимущества для национальных производителей. Например, аналогичные пошлины на российские удобрения действуют в более 20 странах.

В марте 2016 года Украина получила требование Российской Федерации о создании группы экспертов в деле DS 493 "Украина – антидемпинговые мероприятия относительно импорта нитрата аммония". РФ обжаловала результаты пересмотра антидемпинговых мер в отношении российского импорта нитрата аммония (аммиачной селитры), по результатам которого были установлены антидемпинговые пошлины в размере 20,51–36,03% сроком на 5 лет. Одним словом, российские химики - опытные бойцы и лоббисты в таких торговых войнах. И просто они не сдадутся.

В этой торговой войне за удобрения – у русских особая стратегия – наряду с судебными разбирательствами и рассматрениями в WTO, идет ангажирование и перетаскивание на свою сторону украинского аграрного лобби. 

Особая стратегия лоббистов

Проиграв в 2014 году аналогичное дело по аммиачной селитре, на этот раз россияне пошли в обход: в антидемпинговых разбирательствах они начали активно привлекать на свою сторону украинских аграриев, которые в свою очередь, на полную мощность подключили свое лобби. Делегированные "ходоки" из депутатского корпуса один за другим начали ходить по кабинетам на Грушевского с требованием не вводить пошлины на российские удобрения. Здесь же появились и псевдоэксперты, которые работают над формированием нужного лоббистам общественного мнения через различные каналы коммуникаций.

Если кратко, то суть всех их материалов сводилась к тому, что пошлины вводить не только не нужно, а хорошо бы отменить вообще, АПК потерпит миллиардные убытки, цена на удобрения "нерыночная" и сильно вырастет, а Дмитрий Фирташ – злой монополист. Никто не говорит честно и прямо о том, что лоббируются интересы очень конкретных российских производителей, целью которых является полная расчистка украинского рынка под российских производителей удобрений и обеспечение зависимости Украины.

Согласится ли Украина отдать свой рынок соседям? Если смотреть правде в глаза, она его уже потихоньку отдает.

В конце прошлого года в Украине был, принят закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно дерегуляции в АПК", которым был открыт рынок для любых зарубежных производителей. Но вместо ожидаемых поставок из Европы, этим законом воспользовались, в основном, российские производители. Так, за пять месяцев 2016 года доля российских импортных удобрений (во всем импорте) в Украине составила 79%, а по карбамиду все 95%.  Не трудно понять, что закон о дерегуляции, на самом деле, писался под диктовку российских лоббистов, которые четко, на несколько шагов вперед, просчитали последствия принятия закона.

"Сейчас россияне быстро наполняют украинский рынок, вытесняя всех остальных поставщиков. Дошло до того, что некоторые производители начали устраивать негласные аукционы среди фермеров – кто больше заплатит, тот и получает удобрения", – говорит Игорь Гольченко, директор по комплаенс Group DF.

Как результат, сотни тысяч рабочих рискуют остаться без работы, а аграрии рискуют попасть в полную зависимость от российских удобрений. "Речь идет не только о судьбе химической отрасли, но и о том, что мы с трудом сползаем с российской газовой иглы, не хватало нам присесть на иглу российских удобрений, от которой зависит продовольственная безопасность страны", – говорит Алексей Голубов.

Два сценария

Эксперты уже обсуждают два наиболее возможных сценария развития ситуации.

По первому сценарию, Минэкономики поддастся давлению тандема российских производителей и украинских аграриев, и пошлины введены не будут. В таком случае украинский рынок полностью и окончательно заполнят российскими удобрениями, а украинские химические заводы так и не запустятся. Страна получит 100 -150 тыс. уволенных (одно рабочее место в промышленности создает 2-3 в других секторах), а государству придется находить дополнительные средства, чтобы содержать безработных.

Такие города как Северодонецк, Ровно и Черкассы потеряют от 25 до 90% своего бюджета. При этом украинский агропромышленный сектор станет полностью зависимым от поставок российских удобрений, а вопрос продовольственной безопасности окажется в руках соседнего государства. Мария Беззубова из Ostchem, уверена, что при таком сценарии, Украина рискует стать полностью зависимой от российских поставщиков удобрений, которые, почувствовав монополию, легко смогут устроить "ценовой диктат".

"И тогда пострадают украинских фермеры и аграрии, потому что у них уже не будет особого выбора, где купить удобрения. В результате продовольственная безопасность страны окажется в руках наших северных соседей. Это уже произошло с фосфатной и калийной химией. В Украине такой химии уже нет и более 90% калийных, и фосфатных удобрений сейчас идет именно из РФ. И на этих рынках уже есть ценовой диктат, и украинцы уже платят столько, сколько им скажут", – говорит Мария Беззубова.

Если украинские заводы остановятся и аграрии все-таки будут вынуждены покупать исключительно российские удобрения, то в сезон украинские фермеры неизбежно столкнутся с дефицитом удобрений, а значит – ростом цены. Несмотря на огромные производственные мощности, которыми обладает российские заводы, в моменты пикового спроса, российские производители не смогут обеспечить необходимой для украинского АПК поставки.

Во-первых, потому что сельскохозяйственные сезоны в России и Украине полностью совпадают. Российские химики больше работают в условиях "командно-административной" экономики, где по команде сверху приоритетным заданием является обеспечение потребности собственных аграриев. Во-вторых, российские производители удобрений на украинском рынке существенно ограничены логистически.

"С одной стороны, существует большая нехватка свободных минераловозов и цистерн. Если русские производители захотят перевезти продукции в несколько раз больше, чем сейчас, очень вероятно, что у них ничего не получится. Потому что удобрения просто физически не будет на чем доставлять", – комментирует Олег Арестархов, директор по коммуникациям Group DF.

Именно поэтому, украинские производители удобрений заблаговременно инвестировали и построили свои дистрибьюторские сети в каждой области. На них в период низкого сезона украинские заводы заблаговременно накапливают продукцию, чтобы гарантировать в сезон быструю и своевременную поставку "до порога" в нужном объеме. "Этого преимущества у россиян нет в то время, как украинских производитель, условно говоря, способен доставить готовый продукт "до порога",– говорит Арестархов.

Будут ли российские производители инвестировать деньги в развитие подобных дистрибьюторских сетей? Маловероятно, поскольку речь идет о значительном объеме инвестиций. Украина никогда не была для российских производителей удобрений приоритетным рынком.

Таким образом, аграрии, которые сейчас встают на сторону российских производителей, просто не учитывают некоторых объективных факторов, а российские производители об этих моментах, разумеется, просто умалчивают. "Именно эти объективные факторы, в конце концов, приведут к тому, что цены на импортную продукцию в сезон будут взлетать до невиданных высот. Ко всему прочему, учтите, что никто не помешает россиянам войти в картельный ценовой сговор. От настоящего ценового диктата, тогда никто не будет застрахован", ­– резюмирует Мария Беззубова.

По второму сценарию, более оптимистичному, МЭРТ услышит украинских химиков и установит демпинговые пошлины на российский карбамид и КАС при сохранении существующих пошлин на аммиачную селитру, таким образом укрепит экономическую безопасность Украины. Только при таких обстоятельствах, украинская химическая индустрия сможет постепенно привести свои объёмы производства к прежнему уровню и начнет возвращать утраченные позиции.

Рост производства и продаж украинской химии повлечет за собой и рост ВВП – химия все еще находится в числе отраслей, которые существенно влияют на показатели ВВП. Такое восстановление обеспечит дополнительные налоги в местные и государственный бюджет, сохранение и создание новых рабочих мест и подряды множествам малых и средних предприятий, которые прямо или опосредованно обслуживают отрасль. Цикл минимальных цен на минеральные удобрения на мировых рынках близится к завершению. После восстановления цен на мировых рынках удобрений станет возможным наращивание экспорта минеральных удобрений и, как следствие, восстановление и увеличение притока валютной выручки в страну.

Виталий Скляров, председатель Правления ПАО "Азот" говорит, что сегодня украинские предприятия требуют введения пошлин не для того, чтобы получить какие-то неконкурентные преимущества, а чтобы иметь возможность справедливо конкурировать. "Закон говорит о том, что размер введенных пошлин должен быть ровно таким, чтобы устранить ущерб от демпингового импорта. Мы говорим об ущербе, а не о сверхприбылях! Мы просим правительство обеспечить нам равные условия на рынке с российскими производителями", – заявил он журналистам.

Потеря глобального рынка

Вопрос введения или невведения пошлин четко связан с перспективами Украины на глобальном рынке удобрений. Еще в 2013 году Украина входила в десятку крупнейших производителей азотных удобрений, а на рынке аммиака занимала до 6% мирового рынка. По данным Международной ассоциации производителей удобрений, за два года Украина потеряла свои позиции на международных рынках. Например, доля на глобальном рынке аммиака снизилась вдвое – с 3% до 1,5% (экспорт упал с 1,3 млн до 0,65 млн тонн в год). В сегменте карбамида доля Украины на глобальном рынке уменьшилась с 2% до 1% (экспорт сократился с 2,57 до 1,61 млн тонн). В сегменте аммиачной селитры падение оказалось еще большим – с 5% до 3% (с 0,66 млн тонн до 0,12 млн тонн). Это достаточно негативный сигнал, учитывая значительные мощности, которые владеет Украина. 

Потеря экспортных рынков так же, как и потеря внутреннего рынка украинской химией, связана с рядом объективных факторов, на часть из которых Кабинет министров Украины, в частности МЭРТ, имеют возможности прямого влияния.

Наверное, более конструктивным и правильным было бы сменить фокус существующего противостояния между аграриями и химиками. Стороны сейчас умышленно сталкивают интересами, когда они могут прекрасно сосуществовать и сотрудничать как единая команда. Есть много примеров, когда химики и аграрии успешно отстаивают свои интересы.

К примеру, в Польше фермеру доплачивают из бюджета за покупку удобрений у польского производителя. Во Франции законы обязывают французских производителей половину всех закупаемых удобрений покупать исключительно у французских химических предприятий.

Мы свидетели того, как грамотно построена государственная политика в ЕС: Потребителями продукции сельского хозяйства Европы являются страны Ближнего Востока, которые производят дешевые удобрения. Однако доступ дешевых удобрений на внутренние рынки ЕС для них ограничен, и стратегически Ближний Восток вынуждают покупать более высокомаржинальную продукцию сельского хозяйства. Стратегия ЕС: бизнес и государство зарабатывает на конечном продукте – продукции сельского хозяйства. Таким образом, соблюдается грамотный баланс интереса отраслей.  Это часть промышленной политики, которой можно поучиться.

Еще один хороший пример успешного альянса химиков и аграриев можно увидеть в Африке, где проекты по наращиванию присутствия производителей минеральных удобрений реализованы в связке с Программой продовольственной безопасности и развития сельского хозяйства в регионе.

Поучиться государственному протекционизму в пользу аграриев и химиков можно и у "дружественных" соседей. В России АПК и химия дотируется ­из бюджета по простой схеме: фермерам долгое время давали напрямую дополнительные деньги конкретно под покупку удобрений, ГСМ и средств защиты растений. После вступления России в WTO инструменты поддержки российских производителей стали более изысканными.

Например, сейчас субсидии, предоставляемые АПК на приобретение удобрений, семян и средств защиты растений выплачиваются в форме так называемой "единой погектарной выплаты". В 2016 г., согласно проекту бюджета РФ, на так называемую "несвязанную" поддержку растениеводам планируется выделить колоссальную сумму – 18,84 млрд руб. Также в РФ действует широкий набор инструментов опосредованной господдержки государством инвестпроектов химической отрасли в рамках различных госпрограмм. Среди наиболее популярных способов поддержки – дополнительные государственные финансовые гарантии, специальные субсидии на компенсацию части затрат по уплату процентов по кредитам, субсидирование части затрат на проведение НИОКР и так далее.

По оценке IFA за счет субсидий приобретается половина всех в мире удобрений.

В то же время, украинский АПК не дотируется, ему даже отменили налоговые льготы.  Об украинских химиках – вообще речь не идет. У украинского бюджета нет возможностей. Стоит ли ухудшать положение химиков, оставляя для импортеров открытыми границы?

Среди существенных причин потери Украиной своей доли на глобальном рынке удобрений – снижение мировых цен, вызванное глобальным профицитом продукции, который возник на фоне сланцевой революции и запуска новых мощностей в Китае, США и на Ближнем Востоке.

Ключевая проблема, которую на сегодняшний день пока так и не удалось решить украинским химикам, это высокая себестоимость продукции. Она напрямую зависит от цены на газ – основного сырья для производства минеральных удобрений. Но в сложившейся экономической и геополитической ситуации вопрос цен на газ – скорее политический. Поэтому важно сконцентрироваться в первую очередь на тех вопросах, которые решить можно оперативно и эффект от которых будет быстрым и более, чем очевидным.

Решением проблемы мог бы стать компромиссный вариант: установление МЭРТ/МКМТ заградительных пошлин на карбамид и КАС российских производителей при балансировании интересов аграриев, например, посредством внедрения в Украине международного опыта по гарантиям рыночного ценообразования и введения обязательной закупки минеральных удобрений у национального производителя по гарантированной цене.

Пока Межведомственная комиссия по международной торговле при МЭРТ Украины решает, что же делать с пошлинами, российские удобрения эшелонами везут в Украину, а украинские химики находятся под угрозой уничтожения отрасли. В войне за продовольственную безопасность проигравшими окажутся все – и химики, и аграрии, а экономической безопасности может быть нанесен непоправимый урон.

По большому счету, торговая война за украинский рынок удобрений – это часть другого, куда более масштабного геополитического противостояния между РФ и Украины – газового. В то время как "Нефтегаз Украины" максимально снижает закупки газа у России, украинский агросектор, со своей стороны, по сути, пытается наращивать закупки газа – только уже с добавленной стоимостью для России.  России, не продав газ, можно еще дороже продать то, что производят из газа.  

Вопрос, который сегодня поставлен на повестку дня, звучит просто: будет ли украинский АПК и далее продолжать обеспечивать работой тысячи сотрудников российских химических заводов и помогать пополнять российский бюджет в то время, как в Украине ставится под угрозу занятость 100 тыс. человек, работающих в химии, а ряд крупных украинских городов пытаются лишить значительной части доходов бюджета. И этот вопрос звучит на фоне военного противостояния двух стран.

Для правительства и профильного министерства стоит очень непростая, но решаемая математическая задача. Если решить правильно – бонусы и бенефиты можно будет увидеть в данных Минстата Украины. Если же ошибиться, ошибка, также, обойдется слишком дорого.

On Top