ru ua

Защитить своих. Как Украина должна выстраивать политику в отношении импорта

Защитить своих. Как Украина должна выстраивать политику в отношении импорта Как власть должна выстраивать политику в отношении импорта (Виталий Носач, РБК-Украина)

Ни одна страна, интегрированная в мировую торговую систему, не может обойтись без обширного присутствия импортных товаров на внутреннем рынке. Но при этом критически важно находить баланс между свободой торговли и защитой национального производителя. Несмотря на то, что у Украины уже есть печальный опыт кризиса целых отраслей, вызванный неправильной политикой в отношении импорта, в ряде отраслей эти пагубные практики продолжаются до сих пор. Подробнее – в материале РБК-Украина.

По мере интеграции Украины в мировые и в частности европейские рынки, снимаются различные торговые барьеры и ограничения. О важности соблюдения обязательств, взятых Киевом в рамках Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС, Украине регулярно напоминают европейские партнеры.

При этом сами страны Европы, в том числе и наиболее экономически развитые, о защите своего национального производителя никогда не забывают. Это видно хотя бы по тому, с какими усилиями Украина выбивает себе увеличение квот на экспорт в ЕС отдельных категорий товаров – например, мяса птицы. В 2019 году эта квота составляла 18,4 тысячи тонн в год, в текущем году – уже 70 тысяч тонн, что стало результатом долгих переговоров между Киевом и Брюсселем.

Тем не менее диспропорции в торговле сохраняются, что особенно заметно по продукции сельского хозяйства. Так, который год подряд Украина уже в январе использовала всю отведенную на 2021-й год квоту на беспошлинный ввоз в Евросоюз меда, а также 74% годовой квоты на кукурузу, 43% – на сахар и т.д.

Показательна ситуация на рынке сливочного масла – в 2020 году импорт этого продукта из Евросоюза в 1000 (тысячу!) раз превысил украинский экспорт в ЕС.

Такая ситуация стала возможной благодаря планомерной и обширной государственной поддержке европейскими странами своего сельского хозяйства – общий бюджет с/х субсидий в 2014-2020 годах составил более 370 млрд евро.

Масштабный импорт в Украину отдельных категорий товаров, вроде электроники, можно легко объяснить – украинцы должны иметь доступ к качественной технике мировых производителей, раз уж отечественные пока не могут предложить им продукцию аналогичного качества по многим категориям товаров. Но импортировать то, чего в стране и так более чем достаточно, например, электроэнергию, – это уже откровенное экономическое самоубийство.

От сахара до картошки

Одна из отраслей, понесших наибольшие потери за время независимости Украины – сахарная промышленность, уровень производства в которой упал в несколько раз. В начале 90-х годов в стране было до 200 сахарных заводов, сейчас осталось немногим более тридцати.

Причины этого очевидны: разрыв отлаженных цепочек "производитель-покупатель", потеря зарубежных рынков, ошибки при приватизации, отсутствие государственной поддержки и т.д. Многие предприятия банально порезали "на металл".

Но решающий удар по сахарной отрасли нанес бесконтрольный импорт сахара-сырца из тростника, начавшийся в конце девяностых. В 1998-2004 годах ежегодно в страну ввозилось около 646 тыс. тонн сырья, а экспортировалось – только 299 тыс. тонн сахара. За счет более низкой себестоимости – на 100 долларов за тонну – тростниковый сахар добил местных производителей продукта из сахарной свеклы.

При этом закрытие сахарных заводов стало настоящей социальной катастрофой. В сельской местности они, как правило, были главными если не единственными работодателями, по сути, на них держалась вся жизнь в близлежащих селах и хоть какое-то благополучие целых районов. Быстро найти другую работу или вовсе сменить профессию – в реалиях украинского села едва ли выполнимая задача.

Выйти из кризиса отрасль так и не успела – площади посевов сахарной свеклы планомерно сокращаются год от года, возникают регулярные проблемы с неблагоприятными климатическими условиями, падает сахаристость и урожайность. А интенсивный ввоз сахара из-за рубежа будет стимулировать дальнейшей сокращение посевов сахарной свеклы и ставит отрасль на грань выживания.

Показательны цифры текущего года – за первый квартал Украина экспортировала только 2,2 тыс. тонн сахара, а импортировала в 17 раз больше – 37,6 тыс. тонн. Главными поставщиками опять-таки стали страны ЕС: Польша, Германия и Литва.

Кроме того, с начала мая, как сообщило Минэкономики, в страну начались поставки тростникового сахара-сырца в рамках тарифной квоты в 260 тыс. тонн в год, определенной законом "Об установлении тарифной квоты на ввоз в Украину сахара-сырца из тростника", в рамках обязательств Украины перед Всемирной торговой организацией.

При этом, всего в 2020/21 маркетинговом году Украина произвела около 1,1 млн. тонн сахара.

Активное вытеснение импортными товарами наблюдается и в других секторах сельского хозяйства и производства продуктов питания. При том что уж в этих отраслях, казалось бы, у Украины есть великолепные стартовые условия.

Так, в этом году Украина рискует превратиться из экспортера в импортера молочной продукции. В 2020 году импорт сыров вырос на 97% и продолжил обновлять рекорды уже в текущем году. Украинские аналоги уверенно вытесняются с полок супермаркетов. Активно заходят на украинский рынок в частности польские и другие европейские производители.

Защитить своих. Как Украина должна выстраивать политику в отношении импорта

С полок супермаркетов вытесняется отечественная молочная продукция
(фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

Это неудивительно с учетом многомиллиардных субсидий, которые получают европейские фермеры – украинцам элементарно сложно вступать в ценовую конкуренцию с ними. Дальнейшее запланированное снижение пошлин на ввоз молочки из ЕС только ухудшит ситуацию.

Схожая ситуация складывается и на рынке вин, хотя за последние несколько лет было принято ряд регуляторных решений, направленных на стимулирование крафтового винного производства в Украине, например отмена 140 разрешительных документов. Несмотря на это, в стране появилось лишь 26 крафтовых производителей – для сравнения, в Германии их насчитывается около 10 тысяч. Падение продаж украинских виноробов на внутреннем рынке ежегодно измеряется уже двузначными цифрами – при том что с начала года была установлена нулевая пошлина на ввоз вин из ЕС.

В разы растет и импорт свинины (в три раза за первый квартал 2021-го) – по заявлениям отечественных производителей, если тенденция сохранится, то 2021 год отрасль закончит с убытком. Даже банальную картошку импортируют все больше и больше (в прошлого году импорт вырос в три раза) – хотя совсем недавно Украина входила в тройку самых крупных мировых экспортеров этого овоща. Опять-таки конкурировать с европейскими производителями, которых поддерживают бюджетные дотации, украинским производителям крайне сложно.

Сокращается доля рынка – значит, сокращаются и доходы, следовательно, возможность модернизировать производство, как результат – способность конкурировать с импортными производителями, и в конечном счете – опять-таки потеря внутреннего рынка. Этот замкнутый круг характерен для многих отраслей украинского сельского хозяйства.

В перспективе – потеря налогов в бюджет, рабочих мест и возможность в целом удерживать на плаву депрессивную украинскую провинцию, для которой аграрный сектор остается ключевым. Бороться с так называемым "субсидированным импортом" и проводить компенсационные расследования, по примеру других стран, украинская власть почему-то не спешит.

Против принципов

Если сельхозпроизводители вправе жаловаться на то, что украинское государство им не помогает, то в других отраслях оно вообще откровенно вредит своему же национальному производителю.

Cамый яркий пример последнего времени – периодически возобновляемый импорт электроэнергии из России и Беларуси. Впервые с 2015 года он стал возможным после принятия в сентябре 2019 года т.н. "поправки Геруса" – изменений в закон "О рынке электроэнергии", пролоббированных главой профильного комитета ВР Андреем Герусом. С тех пор импорт то прекращался, то возобновлялся. В первом квартале текущего года он вырос почти в более чем 10 раз по сравнению с аналогичным периодом 2019-го – до 604 млн кВт-часов.

Даже если вынести за скобки чисто моральный аспект – финансирование страны-агрессора и ее главного нынешнего сателлита – это решение выглядит просто экономически нецелесообразным. Ведь в Украине вполне достаточно собственной генерации.

В то время как подобное сотрудничество несет в себе целый ряд рисков разного уровня. Ненужный импорт тока из РФ несет в себе угрозу отечественной энергетическим и угледобывающим компаниям. Тогда как ТЭС и особенно шахты являются ключевыми работодателями в многих регионах страны (какими были сахарные заводы в маленьких городках и селах), их остановка и банкротство – это гарантированный социальный взрыв. Под угрозой оказывается и украинская атомная генерация.

Защитить своих. Как Украина должна выстраивать политику в отношении импорта

Импорт электроэнергии из РФ и Беларуси грозит интеграции Украины с европейской энергосистемой (фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

То, что импорт электричества приводит к кризису в отрасли, уже несколько раз было доказано на практике, что не мешает власти снова возвращаться к этому вопросу.

К тому же, в последние месяцы официальный Киев очень много говорит об энергетической безопасности, в контексте строительства "Северного потока-2", призывает Запад принять максимально жесткие меры против этого проекта, возмущается ослаблением санкций. И при этом сама Украина в энергетической сфере действует вопреки заявленным принципам, сотрудничая со странами, которые не входят в европейское Энергетическое сообщество и используют энергоресурсы как инструмент политического давления.

Под удар ставится и другая заявленная цель – полная интеграция Украины с европейской энергосистемой. Тем более, что РФ пытается откровенно демпинговать на украинском рынке, продавая электроэнергию намного дешевле (иногда более чем на треть), чем для внутренних потребителей.

На поставки из России, а с недавних пор и из Беларуси, полагаться в принципе нельзя, особенно если речь идет о стратегических товарах или сырье. Импорт, к примеру, энергоносителей – вроде угля – возможен лишь в крайних случаях и лишь как временная мера. Но не тогда, когда в нем нет объективной потребности, зато есть объективные риски социальных, экономических и даже геополитических проблем. Однако пока что "защита национального производителя", к сожалению, для украинских чиновников часто остается лишь избитой риторической фигурой, а не руководством к действию.

Да и в целом, в Украине какая-то ответственность наступает (если наступает, конечно), только в случае прямого воровства бюджетных денег. А если вследствие непродуманных действий чиновников бюджет остается без дополнительных доходов – это воспринимается как должное и никого не удивляет. Концепция "упущенной выгоды" в украинских условиях до сих пор остается явлением непонятным. Хотя за нее тоже должна наступать ответственность, причем не только политическая.

В случае с импортом электроэнергии из РФ и Беларуси ситуация выглядит вполне прозрачно. Вместо того, чтобы украинские производители энергии смогли реализовать на внутреннем рынке больше своего продукта, получать больше доходов и платить с них налоги в украинский бюджет, дополнительные доходы, напротив, получает российский бюджет – от местных производителей тока, экспортирующих его в Украину напрямую или через Беларусь.

Причем с началом российской агрессии против Украины эта проблема касается уже не только налоговиков. Больше денег в российском бюджете – больше возможностей для Москвы проводить агрессивную политику и дальше. Пока Украина все более настойчиво требует от своих западных союзников занять жесткую линию в отношении РФ, в частности в секторе энергетики, она сама же одновременно помогает укреплять российскую экономику. Причем без всякой необходимости, которую можно было бы списать на концепцию "гибридной обороны от агрессора".