Замгенпрокурора Баганец: "КСУ должен признать неконституционной как минимум одну норму закона о люстрации"

Заместитель генерального прокурора Украины Алексей Баганец в интервью РБК-Украина подверг жесткой критике новый закон о прокуратуре, дал свою оценку закону о люстрации, рассказал о возможном создании Государственного бюро расследований, а также о перспективах дел против четвертого Президента Украины Виктора Януковича.

Заместитель генерального прокурора Украины Алексей Баганец в интервью РБК-Украина подверг жесткой критике новый закон о прокуратуре, дал свою оценку закону о люстрации, рассказал о возможном создании Государственного бюро расследований, а также о перспективах дел против четвертого Президента Украины Виктора Януковича.

РБК-Украина: Как Вы оцениваете новый закон о прокуратуре? Какие его главные преимущества и недостатки?

Алексей Баганец: Принимая во внимание, что закон только недавно был опубликован, не могу сказать, что я его тщательно изучал, но я его прочитал. Если говорить о политических мотивах принятия этого закона, то я понимаю, что его было необходимо принимать, так как это было одно из основных требований ЕС, чтобы предоставить нам какие-то преимущества.

С правовой точки зрения я не могу его оценить положительно хотя бы потому, что он принят с нарушением некоторых статей и норм Конституции Украины. В 2004 году конституционным большинством народных депутатов к ст.121 о полномочиях прокуратуры была внесена пятая функция - надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина и обеспечение надзора по этим вопросам в деятельности органов власти, местного самоуправления и их должностных лиц. Несмотря на это законодателем в октябре 2014 года в нарушение норм Конституции лишили органы прокуратуры этой функции. Более того, не было учтено и то положение, что Конституция запрещает ограничивать объем и содержание прав граждан, которые были предоставлены до этого, при принятии новых законов или при внесении изменений к ним.

По моему мнению, в новом законе также заложены нормы, которые, по сути, подрывают основы унитарного государства. Как сегодня можно требовать от генерального прокурора полной ответственности за результаты работы органов прокуратуры, если по новому закону, начиная с районного прокурора и заканчивая своими заместителями, он лишится права подбирать и назначать по своей инициативе на эти должности кандидатов?

По новому закону этих руководителей будет рекомендовать совет прокуроров и только после их рекомендации генеральный прокурор будет иметь право назначить этих лиц. Как прокурор сможет в воспитательных целях влиять на своих подчиненных, если вопросы поощрения и привлечения к дисциплинарной ответственности также не будут входить в его компетенцию? Теперь эти вопросы можно будет решать лишь с разрешения квалификационно-дисциплинарной комиссии. Как же быть с принципом обеспечения единства структуры органов прокуратуры, что прямо предусмотрено в Конституции Украины? Получается, что генпрокурор не сможет иметь влияния на любого прокурора области, я уже не говорю о прокурорах районов и городов.

Благодаря таким "новшествам" у нас может появиться не только ДНР и ЛНР, а и другие местечковые "республики" со своими начальниками милиции, судьями и прокурорами, т.е. извините - "карманные". В некоторых отдельных областях уже сегодня есть "наезды" органов местной власти на прокуроров, которые ведут себя независимо и не выполняют их указаний.

А лишив прокуратуру на местах права реагировать на явно незаконные решения органов местной власти, тех же областных и городских советов, которые нарушают права и свободы граждан при принятии решений, в условиях войны и задекларированной децентрализации власти, вы можете сами сделать выводы о том, какими могут быть последствия. И это, извините, не все мои замечания к этому закону.

РБК-Украина: Как вы оцениваете перспективы реализации закона о люстрации? Может ли это привести к "кадровому голоду"?

Алексей Баганец: Я не могу сделать вывод, что это приведет к кадровому голоду, так как я даже не представляю себе, сколько сотрудников прокуратуры будут уволены с должностей после реализации этого закона. У меня нет доступа к этим цифрам.

Я знаю со слов генерального прокурора о том, что более 130 человек он уже люстрировал, и это не окончательная цифра. Еще будет вторая и третья волны таких увольнений. Исходя из этого, говорить о том, что это приведет к кадровому голоду, наверное, нет достаточных оснований.

Однако не стоит кривить душой, ведь в эту категорию попадают, в основном, опытные работники, профессионально подготовленные. Сегодня есть основания для беспокойства, что это отразится на качестве прокурорского надзора.

У меня лично двойственное отношение к закону о люстрации. С одной стороны я категорически "за" применить закон о люстрации к тем работникам прокуратуры, которые своими действиями, решениями или бездеятельностью создавали необходимые условия для нарушения законных прав и свобод граждан, занимали незаконную позицию, делая это осознанно или с целью удержания на должностях.

Тем не менее, некоторые нормы, по моему мнению, приняты с нарушением Конституции, когда под действие этого закона подпадают люди, которые не принесли никакого вреда правам человека и не могли этого сделать в силу пребывания на таких должностях и в таких подразделениях центрального аппарата ГПУ, которые не соприкасались с тем беспределом, который творили правоохранители со своими гражданами, в том числе и на Майдане например. Какой вред правам и свободам человека мог причинить начальник отдела по компьютеризации ГПУ, главный бухгалтер или его заместитель? Какой вред мог принести начальник отдела, который занимается обеспечением доступа к публичной информации или обеспечением государственной тайны во время осуществления документооборота в аппарате и т.д.?

РБК-Украина: Каковы ваши прогнозы как юриста по количеству исков в суды на незаконное увольнение в рамках реализации закона о люстрации? И каковы шансы таких исков?

Алексей Баганец: То, что будут такие иски и жалобы в суды, поверьте, - это 100%. Все ли, кто попадет под закон о люстрации, будут обращаться в суд, я этого не знаю. Но то, что такие иски будут, у меня сомнений нет. Но сегодня я не могу назвать вам точных цифр.

РБК-Украина: Может ли Конституционный суд признать неконституционным закон о люстрации?

Алексей Баганец: Если бы я был убежден на 100%, что я живу в правовом государстве, то Конституционный суд, как минимум, ч.1 ст.3 этого закона должен бы был признать неконституционной. В первую очередь, я говорю о норме об увольнении и запрете занимать на протяжении 10 лет должности в правоохранительных органах, если человек в период правления Януковича был руководителем структурного подразделения в правоохранительных органах или его заместителем в центральном аппарате. То же самое могу сказать и об увольнении заместителей прокуроров областей, которые ни в чем противоправном в период правления Януковича уличены не были.

РБК-Украина: Вы говорили, что Национальное антикоррупционное бюро будет дублировать функции Госбюро расследований. А когда может быть создано это Госбюро расследований? От чего это зависит? Какова текущая ситуация с его созданием?

Алексей Баганец: Я и большинство моих коллег не были привлечены к подготовке закона о Госбюро расследований. Мы не принимали активное участие и в разработке закона об антикоррупционном бюро.

В УПК Украины 2012 года было предусмотрено создание Государственного бюро расследований для расследования уголовных правонарушений, совершенных госслужащими 1-3 категорий, то есть высшими должностными лицами государства, какие бы преступления они не совершили, в том числе и коррупционного характера, судьями, прокурорами и сотрудниками правоохранительных органов. В переходных положениях к УПК записано, что этот орган должен быть создан не позднее чем через 5 лет после ввода в действие нового УПК.

Насколько мне известно, такой законопроект должен быть подан в Верховную Раду в ближайшее время. Тем более что недавно я ознакомился с письмом правительственного уполномоченного Украины в Европейском суде, адресованным Кабинету министров Украины, в котором указано, что одним из требований Совета Европы к Кабинету министров Украины является немедленное создание Государственного бюро расследований. Подчеркиваю, не антикоррупционного бюро, а государственного бюро расследований. Почему этот орган до сих пор не создан - это вопрос не ко мне.

Однако, учитывая, что у двух этих органов, кстати, двух самостоятельных следственных органов, которые не могут входить в состав какого-либо другого органа, в том числе и МВД, как это сегодня планируется, одни и те же субъекты совершения преступлений, которые будут одновременно им подследственны, я считаю, что не нужно было создавать дополнительно и Антикоррупционное бюро.

Я уже не говорю о таких критериях, как материальные затраты, выделении серьезных средств на приобретение помещений, обеспечение материально-технической базой и прочее. При том что Украине приходится выделять огромные деньги на войну, на восстановление экономики. Я думаю, что все-таки это поспешное решение и рано или поздно субъекты законодательной инициативы все-таки будут обращаться в Верховную Раду для пересмотра этого закона.

РБК-Украина: Вступил в силу закон о заочном суде в уголовных делах. Как вы оцениваете в связи с этим перспективы процессов над Януковичем и его окружением?

Алексей Баганец: Я одобряю этот законопроект. Он действительно может решить некоторые проблемы, которые связаны с тем, что большое количество высокопоставленных лиц, которые совершили преступления, в первую очередь, коррупционного характера, с целью сбежать от уголовной ответственности, выехали за рубеж и там скрываются. В такой ситуации национальные правоохранительные органы лишены возможности не только привлечь их к ответственности, но и, что самое главное, вернуть в Украину похищенное и вывезенное ими имущество за границу.

Как по мне, этот закон открывает путь к решению этой проблемы: специальное досудебное следствие, специальное судебное производство и вынесение приговора заочно.

Однако это также будет не совсем просто. Первое, нужно иметь в виду - это можно сделать лишь с согласия следственного судьи. Второе - чтобы обратиться с этим ходатайством к судье, нужно предоставить подтверждающие документы о том, что подозреваемый уехал за границу с целью уклонения от привлечения к уголовной ответственности: документы о том, что орган следствия не менее двух раз вызывал это лицо повестками, которые были опубликованы в общедоступных СМИ, и главное - доказательство того, что орган следствия уже до этого обращался к иностранному государству с просьбой об экстрадиции этого человека в Украину.

И немаловажно: прокурор обязан объяснить соблюдения прав подозреваемого и обвиняемого, который отсутствует в процессе.

РБК-Украина: Недавно в СМИ прошла информация со ссылкой на одного из судей ЕС, что Янукович может выиграть в суде Евросоюза иск, которым обжаловал наложение на него санкций Советом ЕС. Как Вы считаете это возможно? Занимается ли ГПУ этим вопросом? Если да, то каким образом?

Алексей Баганец: Нужно сказать, что все вопросы обжалования Януковичем и прочими лицами санкционного списка в Европейском суде находятся в компетенции санкционного подразделения Европейского Союза. Украина лишь сотрудничает с этой организацией. В сентябре-октябре делегация Генеральной прокуратуры проводила рабочие встречи и консультации с санкционным подразделением, где были определены конкретные мероприятия для дальнейшего сотрудничества. Мы также направляли им на их запрос необходимую информацию.

РБК-Украина: Как Вы оцениваете перспективы иска властей Украины на Януковича в Гаагский трибунал? Занимается ли ГПУ этим вопросом?

Алексей Баганец: По заявлению Украины в апреле прокурор международного Уголовного суда официально открыла процедуру предварительного изучения ситуации в Украине. В соответствии с требованиями Римского статута прокурор международного уголовного суда не может сама собирать доказательства, поэтому офис прокурора обратился к Украине с просьбой предоставить полную доказательную базу в поддержку обвинения по поводу событий с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014.

В сентябре мы уже подготовили и передали соответствующую информацию дипломатическими каналами в офис прокурора Международного уголовного суда. Насколько мне известно, то офис этого прокурора планирует рабочий визит в Украину в ноябре-декабре, чтобы провести встречу с генеральным прокурором Украины и с конкретными следователями, которые занимаются вопросами расследований дел о нарушении прав и свобод человека, а также расстрелах на Майдане.

Говорить о перспективах привлечения Януковича к ответственности на сегодня преждевременно. В Международном уголовном суде процедура совершенно иная, чем предусмотрена нашим уголовно-процессуальным кодексом. Я как юрист понимаю, что самое главное - собрать доказательства, чтобы они были достаточными для международного уголовного суда. Все-таки у них свои обычаи, свои подходы и оценки для собирания материалов, а тем более понятия о достаточности доказательств. Эта служба в их компетенции.

Беседовал Михаил Криволапов

On Top