Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS

Малиновка, Пятница 11 сентября 2020 09:00
Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS
Фото: Вячеслав Эркес (tmm-pbs.com)

TPBS – крупнейший украинский производитель и экспортер трубопроводов высокого давления для атомной и тепловой генерации. За три года работы акционеры компании сумели наладить стабильное производство, поставив продукцию более чем на 45 объектов энергетики в Украине, Беларуси, Болгарии, Индии, Бангладеш и других странах.

По словам одного из акционеров компании Вячеслава Эркеса, TPBS участвует во многих конкурсах на поставку трубопроводов для новых строящихся атомных блоков по всему миру.

Создав в 2016 году компанию TPBS, новые владельцы и менеджмент завода за это время вернули доверие ключевых клиентов, повысили эффективность предприятия и вывели среднюю заработную плату на один из самых высоких уровней в регионе.

В интервью РБК-Украина Вячеслав Эркес рассказывает о том, какие антикризисные решения помогли возродить некогда успешное производство, перспективен ли для TPBS рынок Украины, что в компании думают о создании Минстратегпрома, и почему бизнесу важно поддерживать социальные инициативы в регионах.  

Первые три года

В этом году три года после перезапуска TPBS. Как бы вы охарактеризовали итоги работы этого трехлетнего цикла?

– На самом деле, это не был перезапуск, поскольку мы создали и построили полностью новую компанию. Да, в 2016 году мы выкупили с аукциона оборудование (бывшего ЧАО "ТММ-Энергобуд", - ред.).

Оборудование составляло часть имущественного комплекса компании, которая обанкротилась, а мы с первого дня строили совершенно новую компанию со своей стратегией, с новым менеджментом.

В то же время мы попытались максимально сохранить рабочий коллектив. Это было не просто, ведь когда мы пришли на завод, рабочие уже восемь месяцев не получали зарплаты. Впервые, когда мы попали в цех после покупки залогового оборудования на аукционе, увиденное представляло собой достаточно жалкое зрелище. Цех был пустой. Внутри не было ни одного человека. Практически не было металла. Стояло только оборудование.

Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS

То есть вы покупали не компанию-банкрот, а имущество, которое было на балансе завода?

– Да, тем более что компанию как таковую и не продавали. А если бы даже и продавали, убежден, мы бы в подобный проект не входили. Нас интересовало только оборудование, которое выставлялось на аукцион.

ЧАО "ТММ-Энергобуд" был нашим клиентом, поэтому мы достаточно хорошо знали предприятие, его производственные мощности, старый менеджмент. Более того, мы знали их конкурентов и рынок в целом. В первую очередь поставщиков и покупателей продукции, которую производил завод.

Большинство команды, которая пришла, включая меня, последние 15 лет занималось бизнесом, связанным с поставкой нержавеющих труб, в том числе для энергетики

Учитывая, что мы долгое время занимались профессионально основным сырьем (трубами, - ред.), мы были уверены, что хорошо знаем рынок. Кроме того, у нас была хорошая репутация, и в момент, когда мы узнали, что "ТММ-Энергобуд" обанкротился и банки начинают реализовывать имущество завода, мы все детально взвесили и приняли решение выйти на рынок производства трубопроводов.

– С аукциона продавалось только оборудование?

– Нет, все залоговое имущество обанкротившейся компании банки-кредиторы начали продавать по частям. В частности, оборудование и производственные здания.

После того, как я принял решение, что этот бизнес интересен и я хотел бы им заниматься, я нашел партнеров — семью Коробовских. Николай и Анара Коробовские профессионально занимались бизнесом в сфере энергетики много лет в Казахстане, странах СНГ и Европе. Мы обсудили новый проект и решили совместно войти в него, приняв участие в аукционах по продаже банками-кредиторами залогового оборудования.

Анара и Николай отлично понимают рынок, на котором работает TPBS, активно участвуют в создании стратегии компании. Более того, один из первых знаковых для новой компании заказов TPBS получил с активной помощью Анары и Николая.

По моим ощущениям, у нас на уровне акционеров создалась отличная команда и взаимопонимание, как в долгосрочной перспективе развивать TPBS и сделать из компании одного из мировых лидеров в производстве и поставке сложных трубопроводов среднего и высокого давления. Мне кажется, сейчас у компании есть все предпосылки для этого.

По итогу трех лет мы уже с уверенностью можем сказать, что не прогадали, заходя в этот бизнес

Сегодня мы вышли на практически полную загрузку существующего оборудования. В 2020 году мы планируем произвести и отгрузить потребителям более 3000 тонн трубопроводов высокого давления в блочном исполнении, а портфель заказов набран более, чем на год вперед. И, я считаю, самое главное: в компании сформировался очень сильный, профессиональный коллектив единомышленников, которым я искренне горжусь, а также выстроились хорошие отношения с партнерами-поставщиками и покупателями.

Формула успеха

Как удалось достичь таких результатов? Какие антикризисные решения необходимо было принимать?

– Хорошее оборудование – это лишь 15-20% успеха. Самое главное – профессиональный коллектив, особенно с учетом того, что мы производим продукцию с высокой добавленной стоимостью. Это высокоинтеллектуальная инженерная работа, конструкторские решения. Кроме того, это еще лицензии и специальная сертификация.

Компания может производить уникальную в своем роде продукцию для сверхкритических параметров эксплуатации и ответственных назначений для атомной и тепловой энергетики. Целый ряд сортамента, который мы можем поставить потребителям, в принципе не производится в Украине. Есть всего 2-3 аналогичных компании, которые обладают такими же возможностями, опытом и референциями в странах СНГ и Европы.

Используя уникальное трубогибочное (мы производим гибку труб методом индукционного нагрева на станках немецкой компании Schäffer) и сварочное оборудование, мы работаем с трубами диаметром до 1200 мм и толщиной стенки до 100 мм. Также производим для атомных и тепловых станций внутритурбинные и внутрикотельные трубопроводы, трубопроводы для паровой камеры и системы свежего пара, аварийные системы безопасности САОЗ и КД, ПИАР, выпускаем трубопроводы из стали Р91/Р92 и поставляем оборудование 2-4 классов безопасности. Причем за три года у нас по всем этим сложным видам оборудования уже есть наработанный и подтвержденный успешный опыт поставок конечным потребителям по всему миру.

Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS

Отдельно следует отметить, что мы поставляем потребителям трубопроводы, сваренные в блоки, на 100% проверенные по качеству и готовые к быстрому монтажу. Нашим клиентам не нужно на площадке заниматься сборкой и сваркой из элементов трубопроводов – прямых участков труб, отводов, тройников и фасонных изделий. Все уже в высокой степени готовности и требует минимум временных и монтажных ресурсов.

В 2019 году мы начали расширять парк оборудования, инвестируя в новые станки, точечно расшивая узкие места и повышая производительность и эффективность нашего производства.

Мы активно инвестируем в расширение возможностей лаборатории и контроль качества выпускаемой продукции: устанавливается новое оборудование рентген-контроля, расширяются возможности по гидроиспытаниям. Также мы устанавливаем новые современные механообрабатывающие комплексы с ЧПУ для увеличения производства тройников и некоторых других фасонных изделий.

Насколько удалось сохранить коллектив, который раньше работал на "Энергобуде"? Особенно в свете большой задолженности по зарплате со стороны старых владельцев?

– Если говорить о менеджменте – то в основном это новая команда, с которой мы работали еще до TPBS. Нескольким специалистам, входящим в руководство старой команды, мы также предложили остаться – и они до сих пор работают с нами. Мы очень рады, что они стали частью нашей команды.

Мы не ставили перед собой цель всех поменять. Мы ставили цель построить современный прозрачный устойчивый бизнес, основой которого является высокопрофессиональный и лояльный коллектив единомышленников, коллектив, который готов и хочет меняться, развиваться и строить компанию мирового уровня. Всем, кто, действительно, хотел работать, разделяя и следуя этой цели, мы были рады.

Что касается рабочих специальностей, на первом этапе мы приняли для себя политическое решение – полностью погасить перед сотрудниками 8-месячную задолженность по заработной плате, которая накопилась за время банкротства ЧАО "ТММ-Энергобуд".

Безусловно, это была не наша задолженность, и никто не мог бы нас упрекнуть в том, что мы должны так сделать. Но мы прекрасно понимали, что коллектив – это основа, и нам была крайне важна лояльность со стороны рабочих. Работники вряд ли будут делить – это старое, а это новое – поэтому мы решили, что нужно по максимуму взять на себя обязательства по этим долгам.

За первые полгода или, если быть точнее, за первые семь месяцев мы полностью выплатили старые долги по зарплате, несмотря на то, что это было большой финансовой нагрузкой для нас.

Сколько суммарно компания инвестировала на начальных этапах?

– Мне тяжело назвать какую-то конкретную сумму, так как было несколько этапов инвестиций, а также серьезные вложения в оборотный капитал.

Если говорить о первоначальных базовых инвестициях, то на аукционе по покупке оборудования мы заплатили более 80 млн грн. На следующем конкурсе, который прошел где-то через полгода, мы выкупили здание завода, что обошлось нам в еще около 120 млн грн.

Следует отметить, что изначально мы вообще были не очень заинтересованы в покупке зданий, поскольку все средства планировали вложить в оборудование и запуск производства. Но через какое-то время пришли к решению, что в этот бизнес мы заходим надолго, и чтобы точно быть уверенными в том, что со временем кто-то не придет с целью перепродать здание завода, мы привлекли дополнительное инвестирование и выкупили здания.

Что, помимо погашения задолженности и покупки оборудования, еще было сложным в операционной деятельности предприятия на первых порах?

– Бизнес по поставке сложного технологического оборудования в большую энергетику тесно связан с наличием различных лицензий, одобрений и сертификации — особенно с учетом того, что одним из наших ключевых направлений является атомная энергетика.

Около двух лет мы постепенно получали все необходимые лицензии и сертификации для поставок в Украине, странах СНГ, Европе и на Ближнем Востоке. На это ушло очень много времени и денег. При этом мы продолжаем и сейчас на рынках ЕС и Ближнего Востока инвестировать в расширение списка сертификаций, лицензий и клиентских одобрений.

Много времени также ушло на то, чтобы вернуть лояльность поставщиков, потому что часть из них пострадали из-за банкротства компании предыдущих собственников. В этой сфере круг поставщиков очень ограничен, поскольку продукция часто бывает уникальной и узкоспециализированной, поэтому было важно вернуть их доверие.

Первый год-полтора мы активно работали над тем, чтобы показать клиентам и поставщикам — у компании есть все необходимые лицензии, а завод способен выпускать высококачественное, безопасное оборудование

Несмотря на то, что TPBS – молодая компания, новые акционеры пришли в этот бизнес с долгосрочными целями и серьезными намерениями построить сильного и надежного производителя трубопроводов среднего и высокого давления.

Перспективные рынки

– TPBS самый крупный в Украине производитель и экспортер высокотехнологичных трубопроводов для объектов атомной и тепловой генерации. Насколько это востребованная продукция в Украине и за ее пределами?

– На самом деле, мы экспортируем порядка 98% всего, что производим. В основном это атомные и тепловые электростанции по всему миру – Индия, Бангладеш, Турция, страны СНГ.

В целом же мы стараемся принимать участие в большинстве конкурсов на поставку трубопроводов для новых строящихся атомных и тепловых блоков и для ремонта уже существующих блоков.

Если говорить об украинском рынке, то сегодня для нас — это относительно маленький рынок. В основном это небольшие ремонтные программы на существующих атомных и тепловых электростанциях. Но, с точки зрения перспективы, украинский рынок интересен, мы стараемся поддерживать отношения со всеми потенциальными клиентами.

Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS

Сегодня, к сожалению, инвестиций в энергогенерирующую инфраструктуру в Украине очень мало, но мы убеждены, что это вопрос времени. Безусловно, у действующих энергоблоков есть определенный запас прочности. Но со временем генерирующая инфраструктура требует вмешательства — нужно либо строить новые блоки, либо ремонтировать старые, потому что блоки по-другому работать не могут. Поэтому в какой-то момент, когда экономическая ситуация в стране улучшится, начнется рост промышленного производства, и, как следствие, начнутся рост энергопотребления, инвестиции в капитальные ремонты, модернизация и новое строительство энергогенерации. Мы, конечно же, хотели бы в этих программах принять участие.

Кроме того, у правительства есть планы по достройке третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС. Если это действительно произойдет, то для таких компаний, как наша, как "Турбоатом" и других – это колоссальный проект, который может загрузить заводы на несколько лет вперед.

Сейчас TPBS выходит на нефтегазовый рынок Ближнего Востока. Насколько это перспективный рынок?

– Да, полтора года назад мы начали выходить на рынок Ближнего Востока. В 2018 году мы открыли небольшое представительство в Дубае, где постоянно работает наш sales-инженер. Для Ближнего Востока нефтяная промышленность – основа, поэтому изначально мы выходили на рынок с прицелом на продукцию под эту сферу.

Для того, чтобы начать получать первые значимые запросы от ключевых клиентов в странах Ближнего Востока, сначала нужно пройти аудиты и попасть в списки одобренных поставщиков конечных заказчиков. Мы успешно прошли аудит Qatar Petroleum (государственной нефтяной компании Катара, - ред.), что в последствии позволило нам подписать первый крупный контракт для поставки под их проект.

Первый наш контракт был для SNOC, Шарджа, ОАЭ порядка на 40 тонн продукции. Второй контракт для проекта Qatar Petroleum мы заключили уже на 100 тонн. Выполнение этого заказа станет для нас хорошей возможностью оценить, насколько перспективен рынок, ведь сейчас это совершенно новая для нас ниша.

Да, потенциальные объемы на рынке Ближнего Востока, действительно, большие, но с точки зрения маржи и доходности – пока нам сложно оценить, насколько этот рынок может быть для нас стратегическим. Думаю, в ближайшие два года мы поймем, насколько рынок Ближнего Востока станет для нас важным в плане развития и освоения.

Пока мы только вкладывали в это направление и за почти два года уже инвестировали больше 400 тыс. долларов в сертификацию и собственное представительство.

А с точки зрения логистики по доставке, вы не проигрываете локальным компаниям?

– Мы производим оборудование с достаточно высокой добавленной стоимостью, поэтому экспорт в страны дальнего зарубежья создает дополнительные затраты, но на уровне 1-2%, что не является самым большим ограничивающим фактором.

Более правильно будет отметить, что сами рынки Ближнего Востока и Азии являются очень высококонкурентными, на них присутствуют производители и поставщики со всего мира. Если мы хотим на этих рынках брать заказы, то мы должны иметь лучшую себестоимость производства, качество продукции мирового уровня, все обязательные сертификации и одобрения, а также самый гибкий и клиентоориентированный сервис. Однозначно, это сложная и не быстрая задача для любой компании. Но у нас есть понимание, что конкретно нужно делать, менять и улучшать, и мы идем по этому пути.

"Лучшая помощь государства бизнесу – не мешать"

Поддерживаете ли решение правительства создать Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности? Каких решений ожидаете от нового ведомства?

– Не могу сказать однозначно, поддерживаем мы это решение или нет. Я далек от политики, если не считать, что в поселке недалеко от моего дома живет Давид Арахамия. Это шутка (смеется). Но любые инициативы власти, направленные на снижение барьеров и дальнейшее развитие бизнеса – конечно же, мы поддерживаем.

Мне кажется, основная задача государства в части поддержки и развития промышленности заключается в создании правильного бизнес-климата, чтобы бизнес мог развиваться. Как минимум государство должно пытаться не мешать бизнесу, не создавать дополнительные барьеры и ограничения.

Я уверен, что большинство бизнесменов в Украине, если им как минимум не мешать, сами успешно разовьют свои компании, создадут новые рабочие места и привлекут инвестиции для развития своего бизнеса

Следующим шагом, если государство начнет программу инвестиций в инфраструктуру, включая модернизацию энергосистемы в стране, это может дать огромный толчок для поддержки и развития частного бизнеса в Украине, огромного пула поставщиков, которые будут участвовать в этих инвестиционных программах по развитию инфраструктуры.

А что, по вашему мнению, является такими барьерами, которые мешают бизнесу развиваться?

– Любые дополнительные проверки, задержки по возврату НДС и связанные с ним бюрократические преграды. В Украине практически невозможно привлечь дешевые деньги, поэтому для любого экспортера невозвращенные деньги из бюджета или просто 1-2-месячная задержка с возмещением НДС – это очень больно, так как у компании вымываются деньги из оборотного капитала и восполнить эту дыру в денежном потоке очень трудно.

Если говорить о текущих проблемах, к примеру, год назад Украина ввела ограничение на импорт различных труб иностранного происхождения. В какой-то степени это важно, чтобы поддержать украинского производителя, но часть сортамента, на который ввели ограничения на ввоз, не производится в Украине. Никто об этом не подумал, не посмотрел детально на то, что подписывается. В итоге уже год от участия в некоторых зарубежных тендерах мы вынуждены отказываться, потому что не можем ни в каком режиме ввезти трубу из Европы или Азии для собственного производства и не можем эту трубу купить в Украине.

То есть чиновники просто ввели запрет на весь код товара, не вникнув, какую ситуацию это создаст для реального частного бизнеса, для производителей-экспортеров, которые производят продукцию с высоким уровнем передела и добавленной стоимости и платят все налоги в Украине.

Мы целый год пишем письма в различные министерства и ведомства, объясняем, что есть сортамент, который не производится в Украине, он нам нужен для собственного производства. Ни обратной связи, ни реальных действий, по сути, никакой реакции на наши обращения.

Мне кажется, очень важно, чтобы правительство слышало бизнес. Только так бизнес будет развиваться. Если новое министерство в этом поможет – будет замечательно.

– Как карантин, вызванный пандемией коронавируса, повлиял на работу предприятия и его финансовые показатели, учитывая, что большая часть продукции идет на экспорт?

– В целом, могу сказать, что мы вошли в карантин подготовленными, несмотря на то, что никто не мог спрогнозировать такое развитие ситуации.

На момент начала карантина у нас уже был полный портфель заказов на год вперед, поэтому в ситуации, когда многие сокращали сотрудникам зарплаты или даже штат, нам наоборот удалось нарастить производство. Более того, благодаря высокой загрузке производства, мы в период карантина выплачивали персоналу премии за выполнение плана, что помогло сотрудникам чувствовать себя защищенными.

Вячеслав Эркес: системы трубопроводов для строящихся атомных блоков по всему миру производятся на заводе TPBS

Да, иногда были определенные технические трудности, например, связанные с запретом въезда и выезда из страны. Во 2 квартале, в разгар эпидемии Covid-19, мы несколько месяцев ждали представителя конечного заказчика из Индии по одному из заказов, который мы сейчас производим. Специалист из Индии не мог попасть в Украину для участия в приемке продукции по качеству из-за ограничений на въезд иностранцев.

Но в целом карантин мы пережили без каких-то существенных экономических потерь.

– А с точки зрения организации работы?

– Предприятие работало и продолжает работать по непрерывному графику. Мы организовали в цехах все необходимые меры безопасности для сотрудников и контроля нераспространения вируса (измерение температуры, дезинфекция помещений, дополнительные смены, организация питания в столовой и т.д.).

С учетом того, что предприятие находится за городом, еще до распространения вируса мы обеспечивали развозку сотрудников собственным транспортом до и после работы.

Тот факт, что наши сотрудники не добирались на работу и с работы домой во время карантина общественным транспортом, думаю, также позитивно повлиял на отсутствие заражений у наших людей, несмотря на то, что завод продолжал работать.

– Насколько деятельность компании соответствует экотрендам последних лет? Сокращаете ли вы объемы производственных отходов, выделения вредных веществ и потребления электроэнергии?

– Последние три года для компании были крайне интенсивными, поскольку мы, по сути, создавали бизнес с нуля: все ресурсы были брошены на то, чтобы запустить работу, расширить производство и создать портфель заказов.

Параллельно со всеми этими непростыми вопросами, мы в том числе занимались вопросами экологии и снижения влияния компании на окружающую среду

TPBS успешно прошла подтверждение международных сертификаций системы экологического менеджмента на соответствие стандарту ISO 14001:2015 и системы менеджмента охраны здоровья и безопасности труда на соответствие стандарту ISO 45001:2018.

Кроме того, мы регулярно проходим энергоаудит, делаем все необходимые базовые вещи, связанные с сертификацией по энергоэффективности, внедряем точечно решения, направленные на снижение энергопотребления в цехах.

Но, полагаю, что в направлении повышения энергоэффективности и снижения влияния предприятия на окружающую среду у нас еще большой фронт для улучшений и развития. Важно не просто снизить выбросы, затраты и потери, а выйти на качественно другой уровень в системном развитии экологического менеджмента на предприятии.

Для нас это важно еще и потому, что мы работаем в том числе с крупными международными заказчиками, и они при выборе партнеров-поставщиков обращают все больше внимания, насколько компания соответствует последним трендам в части экологии, устойчивого развития, социальной ответственности. Поэтому в следующие несколько лет в этих вопросах нам точно есть куда развиваться.

Помощь "локальным комьюнити"

– Компания является одним из крупнейших налогоплательщиков Харьковской области. Поддерживаете ли вы какие-то социальные проекты в регионе?

– Безусловно. Когда TPBS только пришла в Харьковскую область, где-то через год после создания и запуска производства мы начали помогать, когда к нам обращались местные власти либо жители региона. Но со временем мы поняли, что эта работа также нуждается в системности.

Если мы пришли в регион надолго, хотим здесь развиваться и строить бизнес мирового уровня, для этого нужно создать все условия для людей, коллектива, который живет в местных общинах. Люди должны не просто иметь достойную заработную плату и условия труда на предприятии – это базовые условия, которые компания должна обеспечить работникам. Не менее важно, чтобы за пределами завода люди видели перспективу, имели всю необходимую инфраструктуру и условия для комфортной жизни для себя и своей семьи.

Мы не хотим, чтобы наши работники с семьями уезжали из сел, районных центров в другие области или даже страны, особенно молодежь, в поисках более развитой инфраструктуры – детских садиков, школ, больниц и т.д.

Мы понимаем, что это очень сложный вопрос, что мы как компания не можем сами его решить. Но при системном подходе и долгосрочной стратегии, объединив усилия с местными властями, частным бизнесом, который работает рядом с нашим предприятием в регионе, ситуацию с развитием инфраструктуры в регионе (предприятие базируется в Чугуевском районе Харьковской области, пгт Малиновка, - ред.) можно шаг за шагом менять к лучшему.

Собственно, для этого мы и создали Благотворительной фонд "Процветание", начав активно сотрудничать с местной Малиновской территориальной общиной.

Мы согласовали план действий и с 2018 года начали комплексно помогать региону, определив для себя три приоритетные направления для поддержки: помощь детям/улучшение условий в детских садиках и школах; помощь больницам/улучшение уровня медобслуживания; проекты, направленные на улучшение общей инфраструктуры (освещение улиц, благоустройство, дороги).

Значительную роль в этом сыграла и проактивная роль самой общины. Реформа о местном самоуправлении действительно работает, ведь часть налогов начала оставаться в бюджетах сел, районов. Они начали больше смотреть, куда их вкладывать.

Мы, со своей стороны, пытаемся максимально помогать региону, чтобы люди чувствовали себя более комфортно и строили свое будущее в этом районе вместе с нами.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь