Водный кризис, репрессии и COVID: что происходит в оккупированном Крыму

Симферополь, Вторник 27 октября 2020 14:35
Водный кризис, репрессии и COVID: что происходит в оккупированном Крыму
Крымские татары подвергаются репрессиям со стороны оккупантов (фото: Виталий Носач/РБК-Украина)

Политические преследования, экологический кризис и эпидемия коронавируса. Как сейчас живет оккупированный Крым – в материале РБК-Украина.

Крым оккупирован Российской Федерацией уже больше шести лет. Крымские татары – коренные жители полуострова, все это время подвергаются репрессиям, а теперь местные столкнулись еще и с водной проблемой и вспышкой коронавируса.

Мы пообщались с представительством президента Украины в Крыму, правозащитницей и двумя местными жительницами полуострова, чтобы узнать, какая сейчас ситуация на полуострове.

Незаконные задержание

6:00. Утро. Ужасный стук в дверь. Пришли за мужем крымской татарки Халиде Бекировой. В доме были дети и пожилые родители.

"Ворвались силовики с автоматами. У некоторых из них на масках был принт в виде черепа. Дети, увидев эту картину, онемели от ужаса. Младшая дочь заплакала, но, увидев спокойные наши лица, и она успокоилась", – вспоминает она.

Женщина говорит, что дверь вовремя открыл ее папа. Как правило, их просто выламывают. Силовики обыскали весь дом, изъяли книги и забрали ее мужа – Ремзи.

После оккупации Крыма он стал гражданским журналистом, в частности, освещал незаконные задержания. На это обратили внимание оккупационные власти. В 2017 году против него открыли два дела. Одно из них – из-за поста в социальной сети семилетней давности.

Похожая история и у Эльвины Кантимировой. Ее муж после событий начала 2014 года тоже занялся общественной активностью. Даже выходил на одиночный пикет против российской оккупации. После этого в дом крымских татар однажды приехал ОМОН.

"Когда в детскую комнату ворвались люди с автоматами, то дети, конечно, испугались. Тогда силовики хотели напугать мужа, говорили, что ему лучше уехать из Крыма", – рассказала она.

Водный кризис, репрессии и COVID: что происходит в оккупированном Крыму

Эльвина говорит, что ее муж на угрозы не обращал внимания, так что в следующий раз его уже задержали. Потом был арест и этапирование. Теперь связь у супругов только через украинского консула.

Такие истории обычное дело для российских силовиков. Что такое угрозы, давление и запугивание, знает едва ли не каждый крымский татарин, который называет полуостров украинским. По данным правозащитников, 107 людей лишены свободы в рамках политического или религиозного преследования в Крыму. Из них 77 – крымские татары.

"Если говорить о самой тяжкой статьк – это 205.5 (терроризм), по ней арестованы 74 человека", – рассказала изданию правозащитница Луфтие Зудиева.

Она говорит, что есть люди, которые пошли на сделку со следствием или ограничились штрафом – с ними репрессированных гораздо больше.

Министерство иностранных дел, а также представительство президента в Крыму решительно осуждают такие действия российской стороны. Впрочем, у крымских татар есть к ним вопрос: почему Украина до сих пор не признала их родных политическими заключенными? Они считают, что это ускорит внесение репрессированных в списки на обмен пленными.

Статус политзаключенного

"Шесть лет некоторые крымские татары сидят в тюрьме и до сих пор не вошли в обмен. И до сих пор Украина официально не признала наших мужчин политзаключенными. Даже российский "Мемориал" признал их узниками", – рассказала изданию жена заключенного крымского татарина Халиде.

Заместитель постоянного представителя президента Украины в АР Крым Тамила Ташева в комментарии РБК-Украина пояснила, что в настоящее время ожидается законопроект о политзаключенных, который и обозначит категории репрессированных.

"Там должны указываться следующие основные категории: военнопленные лица, заложники в результате военной агрессии, лишенные свободы вследствие политических мотивов и тому подобное", – добавила она.

Относительно тех крымских татар, которые уже заключены, то они признаны лицами, которых преследуют по политическим мотивам, говорит Ташева. В официальных документах МИД и парламента их называют политзаключенными.

"Существует межведомственная комиссия, которая оказывает помощь таким семьям. Где-то по 100 тысяч гривен. В прошлом году была задержка с такими выплатами. В этом году уже определенным лицам они были предоставлены. Скоро будет еще одно заседание комиссии", – уточнила она.

Водный кризис, репрессии и COVID: что происходит в оккупированном Крыму

Местные жители все же продолжают надеяться, что после шести лет оккупации Украина официально признает заключенных крымских татар пленниками Кремля.

"Хотелось бы большей реакции. Хотелось бы услышать что-то и от президента. Наши родные сейчас в ужасных условиях. У моего мужа больные почки, а его еще и кидают в карцер", – рассказала изданию Кантимирова.

Президент Украины Владимир Зеленский в послании к парламенту назвал деоккупацию Крыма – ключевым приоритетом своего президентства.

“Пока Крым остается оккупированным, а украинцы и крымские татары подвергаются регулярным преследованиям – мир не должен забыть о Крыме”, – заявил он.

За все время обменов пленными между Украиной, Россией и ОРДЛО удалось вернуть только одного крымского татарина – Эдема Бекирова. Его освободили в прошлом году вместе с политзаключенными Олегом Сенцовым, Александром Кольченко, Владимиром Балухом и военнопленными моряками.

После того масштабного обмена Зеленский анонсировал новые, в которые войдут и репрессированные местные жители Крыма. Недавно в разговоре с турецким лидером Реджепом Эрдоганом он сказал, что в новый список входят более 20 крымских татар.

Водный кризис

На полуострове все более насущным становится вопрос водоснабжения. Тайганское водохранилище впервые за 70 лет существования стало источником воды для Симферополя, но и оно мелеет. Пересыхают реки и пруды. Местные жители, а также крымские правозащитники говорят, что качество воды значительно ухудшилось. Из кранов течет грязная жидкость.

"Люди, особенно в сельских районах, в большей мере занимаются земледелием и они жалуются на засоление почвы. Сохнут растения, тяжело стало выращивать культуры", – пояснила правозащитница Зудиева.

В село, где живет крымская татарка Халиде, воду привозит оккупационная "власть", но про новые поставки могут забывать и по две-три недели. Поэтому приходится покупать. Ее муж, который находится в СИЗО, говорит, что с водоснабжением там большие проблемы. Воду из крана вообще пить нельзя, а душ дают только раз в неделю.

"Сейчас кризис особенный. Например, моя мама живет в Судаке. И вода, которую им дважды в неделю дают, она очень соленая. Чай пить просто невозможно. Вынужденно покупаем", – рассказала Халиде.

Россия в водном кризисе в Крыму обвиняет Украину. На всех возможных уровнях Кремль говорит, что украинская сторона должна возобновить водоснабжение полуострова с континента, которое было приостановлено в 2014 году после оккупации.

"На словах заботясь о соблюдении прав крымчан, на деле киевская власть нарушает их права, в том числе на воду и свободу передвижения, продолжая водную блокаду полуострова", – заявляла российская миссия в Женеве.

В представительстве президента Украины в Крыму настаивают, что позиция Киева неизменна – воды не будет до деоккупации полуострова, а вся ответственность за гражданское население, согласно международному праву, ложится на страну-оккупанта.

"У нее (России, – ред.) было шесть с половиной лет на эти проблемные вопросы. Это можно делать путем реконструкции водных сооружений, трубопроводов, опреснения воды, очистки речных вод. По нашим данным, водных ресурсов, чтобы покрыть потребности гражданского населения, хватает", – сказала Ташева в комментарии изданию.

Водный кризис, репрессии и COVID: что происходит в оккупированном Крыму

По ее словам, причиной водного кризиса стало замещение населения на полуострове – теперь его больше, а также военные базы, которые расходуют большое количество воды, и крупные предприятия.

"Мы настаиваем, что для местного населения, для украинского населения, воды хватает", – добавила она.

Тем временем оккупанты дошли до того, что с помощью самолетов вызывают искусственные осадки для решения “водного вопроса”.

"Власть в Крыму решает проблему так. Вызывает искусственные осадки. Но экологи говорят, что это очень вредно. Потому что это не естественно. Они сбрасывают такое количество воды, что просто затапливает дома", – рассказала местная жительница Халиде.

Ситуация с коронавирусом

Узнать, какая сейчас ситуация с эпидемией на крымском полуострове непросто. Оккупационная власть сообщает о 7790 зараженных за все время пандемии. Однако местные сравнивают Крым с Италией, когда там была вспышка COVID-19.

"У меня мама врач. Говорит, медицина не готова к этому: и койкомест не хватает, и врачей, и лекарств", – уточнила Бекирова.

Правозащитница Зудиева, которая также проживает на полуострове, подтвердила, что по сравнению с весной зараженных стало в разы больше. Причиной такой вспышки, как объяснили в представительстве президента Украины, стали курортные зоны, которые работали все лето, несмотря на пандемию.

"Действительно ситуация критическая, по словам местных жителей и врачей. Там действительно не хватает коек. Жалуются, что курортный сезон был активный. Много людей ехало из РФ. Они таким образом завозили эту болезнь", – пояснила изданию Ташева.

По ее словам, после оккупации часть больниц на полуострове была закрыта. Поэтому в Крыму еще до пандемии была нехватка медицинских учреждений.

"Там развернуты только несколько больниц для лечения коронавируса. Не хватает препаратов. Лечатся дома. Многие люди привезли препараты из Украины. Жалуются на качество лекарств из РФ. Также многих записывают как будто они умерли от пневмонии, а не от COVID-19. Ситуация очень сложная", – отметила заместитель представителя президента в Крыму.

***

На полуострове до сих пор царит атмосфера запугивания и давления. Обыски и задержания уже стали нормой для местных жителей, которые не согласны с российской оккупацией. Так называемая "власть" скрывает истинную ситуацию с коронавирусом и игнорирует проблему водного вопроса, тратя жизненно важный ресурс на военные базы и курортные зоны.

Несмотря на это крымские татары остаются в Крыму. Они не готовы покидать свой дом.

"Корень нашего народа из Крыма. Здесь все родное. Наше. И теперь из-за того, что нас решили обвинить в терроризме и экстремизме, покидать свою землю... Ну это как-то нечестно. Почему мы должны уезжать?", – спрашивает Халиде Бекирова.

Бабушка мужа Эльвиры Кантимировой умерла через четыре месяца после оккупации Крыма. Она пережила депортацию в 1944 году, а вот возвращения крымского полуострова в состав Украины не дождалась. Эльвира до сих пор вспоминает их последнюю встречу:

"Последний раз видели ее в 2014 году. Тогда она сказала: "Вот этот фильм "Хайтарма". Я плачу, когда его смотрю. Я плачу не из-за фильма, а из-за того, что помню, как это было. Я бы не хотела, чтобы и вы пережили это"

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь