ru ua

Владимир Вятрович: О нынешней войне надо говорить как о войне за Независимость

Владимир Вятрович: О нынешней войне надо говорить как о войне за Независимость В. Вятрович
Как проходит люстрация в Украинском институте национальной памяти (УИНП) в интервью РБК-Украина рассказал директор этого учреждения Владимир Вятрович. Кроме того, он рассказал, как идет работа над раскрытием советских архивов, переименованием улиц и созданием книги памяти по погибшим в АТО.

Как проходит люстрация в Украинском институте национальной памяти (УИНП) в интервью РБК-Украина рассказал директор этого учреждения Владимир Вятрович. Кроме того, он рассказал, как идет работа над раскрытием советских архивов, переименованием улиц и созданием книги памяти по погибшим в АТО.

РБК-Украина: Вы возглавили Украинский институт национальной памяти в марте прошлого года. Расскажите о главных результатах своей работы за год?

Владимир Вятрович: Первая задача, которую я ставил перед собой, - это создание инструмента государственной политики в сфере национальной памяти. То есть, вернуть Институту предыдущий статус центрального органа исполнительной власти, который у него был в 2006-2010 годах, а затем был отменен Януковичем.

Это удалось сделать, и, наверное, это было самое трудное. Специальное постановление Кабинет министров принял только в июле. Опубликовали ее через полтора месяца, потом только в сентябре 2014 г. назначили меня.

После этого надо было утвердить положение об институте национальной памяти, потом - уволить сотрудников и формировать новую команду. Буквально только на этой неделе мы объявили конкурс и начали набирать сотрудников в новом формате.

РБК-Украина: в Вашем учреждении сотрудники тоже защищались от увольнения отпусками и больничными?

Владимир Вятрович: Каких-то проблем с увольнением не было ни с кем. Я сразу уволил трех заместителей, которые работали с предыдущим директором. Потом начал сотрудничество с коллегами, в конце несколько человек осталось работать в Институте, но большинство не захотело, ведь это уже не академическое учреждение.

Мы строим институт как орган власти, инструмент политики национальной памяти, с опорой на научную работу. Первоочередной является работа с обществом, популяризация знаний, а не только исследовательская работа.

Этот аспект реформирования, реорганизации, едва ли не самый тяжелый: я с сентября по февраль не получал зарплату, работал на волонтерских началах, потому что старый Институт уже ликвидирован, а новый формально еще не создан. Мои коллеги работают без зарплаты с января, возможно, еще в марте такая ситуация продлится.

Бюрократия у нас очень медленная, исправление этих дел зависит от большого количества ведомств, которые совершенно не готовы двигаться быстрее, чем раньше. Поэтому сейчас наша команда - это 12 человек, фактически волонтеров, а, согласно положению, предусмотрено 70.

Мы ремонтируем самолет во время полета. Не было возможности остановиться, сказать: "Давайте, мы пройдем реорганизацию, наберем людей и только тогда начнем работать".

Общество нуждалось в Институте, мы должны были работать уже. Никто просто не догадывался, насколько тяжело нам было, потому что реально работало 10-12 человек часто 7 дней в неделю с огромной нагрузкой.

РБК-Украина: Как в Институте происходит процесс люстрации?

Владимир Вятрович: Каждый чиновник должен пройти процесс люстрации, и я уже подал свои документы, то же самое сделали мои заместители, затем наступит черед сотрудников. Это, кстати, также создает дополнительные трудности, потому что отнимает время, мы не можем после того, как люди пройдут конкурс, сразу взять их на работу, потому что они должны пройти специальную люстрационную проверку.

Например, в Польше человек декларирует, что не подпадает под люстрацию, начинает работать, и в это время его проверяют. У нас могли бы сделать аналогично, хотя бы не на руководящие должности. В свою очередь, прием на государственную службу забирает минимум два месяца, а работа не ждет... Я надеюсь, что где-то с конца марта мы заработаем в нормальном формате.

РБК-Украина: Институт работает только в Киеве или есть какие-то представительства в регионах?

Владимир Вятрович: В перспективе мы бы хотели иметь представительства по крайней мере в нескольких областях - Харькове, Одессе, Днепропетровске, Львове, но, учитывая бюджет, мы не можем пока себе этого позволить.

Сейчас наш бюджет состоит исключительно из статей, предусмотренных на обеспечение существования Института: зарплаты и коммунальные услуги. На деятельность денежных средств практически нет. При пересмотре бюджета мы постараемся вернуть себе средства на деятельность Института, так как это было во времена Юхновского. Мы предложили изменения, надеюсь, что народные депутаты нас поддержат.

РБК-Украина: Сколько сейчас составляет бюджет Института, и сколько средств вы хотите получить на его деятельность?

Владимир Вятрович: Сейчас бюджет Института около 5 млн грн. Мы бы хотели получить по крайней мере еще столько же на деятельность.

РБК-Украина: Что удалось сделать кроме реорганизации структуры?

Владимир Вятрович: Одно из важнейших - это изменение формата празднования Дня победы. Впервые мы говорили о Дне победы с украинской точки зрения, об украинцах и их участии во Второй мировой войне, о нашей роли в победе над нацизмом, о наших солдатах, которые боролись не только в Красной армии, но и в рядах УПА и армий союзников. Впервые Украина отмечала День памяти и примирения 8 мая, вместе со всей Европой.

УИНП инициировал акцию "Первая минута мира", ведь именно восьмого мая был подписан акт капитуляции нацистской Германии, и в Европе воцарился мир. Мы предложили новую символику этого дня: красный мак, который вытеснил георгиевскую ленту.

В прошлом году к празднованию памяти Голодомора снова присоединилось государство (в годы правления Януковича жертв геноцида чествовали исключительно на общественном уровне). В прошлом году в столице при участии высшего руководства страны и тысяч киевлян мы вспоминали тех, кто оказывал сопротивление геноциду. Историки рассказали об этом в специальной выставке, обнародовали документы, донесли до украинцев, что наши предки боролись за свободу в гораздо более страшных условиях.

Нашу инициативу определить 14 октября Днем защитника Украины поддержал Президент, издав соответствующий указ, которым также отменил празднование советского праздника 23 февраля.

В этом году Украина со всем миром вспоминает завершение Второй мировой войны. В январе мы открыли выставку в музее Великой Отечественной Войны "Концлагерь Аушвиц: украинское измерение", мы готовили материалы для визита Президента в Аушвиц на 70-летие освобождения лагеря, нашли узников, которые поехали вместе с ним, нашли красноармейца, который был среди освободителей этого лагеря смерти. Думаю, что мы достойно представили участие украинцев в освобождении Аушвица и память украинских узников концлагеря.

Сейчас работаем над фотодокументальной выставкой об украинцах во Второй мировой войне, книгой с опровержением ключевых мифов. Например, мы будем говорить о мифе, что Украина в 1944 г. была освобождена, однако, на самом деле здесь утвердили советский тоталитарный режим. О Великой отечественной войне, как о мифе терминологическом, ведь на самом деле речь идет о Второй мировой войне, которая длилась дольше, чем ВОВ. Будем говорить о мифе, что война для украинцев началась 22 июня 1941 г., ведь в действительности - 1 сентября 1939 г.: в первый день бомбили Львов и украинцы были вовлечены буквально с первой ее минуты.

Мы расскажем об этой войне в более человеческом измерении через судьбы конкретных людей и, я думаю, что у нас это получится. В прошлом году мы подготовили ряд социальных роликов, и продолжим эту инициативу.

РБК-Украина: Президент Украины назвал войну на востоке "Отечественной войной 2014 г.". Вы с этим согласны?

Владимир Вятрович: Термин "отечественная война" четко закреплен за событиями 1941-45 гг. Он является олицетворением советских стереотипов и представлений о войне. Попытка использовать эту советскую терминологию на современный манер, мне кажется, не особо перспективной.

О нынешней войне надо говорить, как о войне за Независимость, как о войне за территориальную целостность, и это будет гораздо точнее. Российский империализм представляет угрозу не только для нас. Украина на переднем крае этого противостояния, которое угрожает другим постсоветским и посткоммунистическим странам, и в конце всей Европе. Путин не остановится на Украине. Поэтому, когда мы говорим о борьбе за Независимость, это означает и защиту свободной Европы.

РБК-Украина: Глава фракции "Самопомич" Олег Березюк на одном из заседаний согласительного совета в парламенте отметил, что его фракция настаивает на официальном установлении Украиной даты начала войны с Россией, мол, это важно для истории. Действительно ли сейчас это необходимо? Какую, по Вашему мнению, дату можно назвать началом этой войны?

Владимир Вятрович: Я согласен. Думаю, необходимо провести дискуссии, какой именно день назвать началом этой войны. Возможно, 23 февраля 2014 г., когда мы видели первые попытки захватить Крым, возможно, позже, когда уже началась аннексия, после так называемого "референдума" и первых столкновений с "зелеными человечками".

РБК-Украина: Скажите, Институт сейчас занимается ежедневным документированием тех событий, что происходят на востоке Украины для того, чтобы сохранить их для истории? Ведь уже в следующем году ученики должны изучать эту тему по учебникам...

Владимир Вятрович: В Министерстве образования и науки готовится специальное методическое пособие, которое будет дополнением к учебнику истории. В этом пособии речь уже пойдет о Майдане и о войне на востоке. Очевидно, что все эти события надо фиксировать, хотя с этим есть определенные трудности: мы говорим об информации, которая есть и должна быть тайной, например, когда речь идет о дислокации войск. Поэтому собирать данные для истории сейчас очень трудно.

Сейчас мы формируем единую базу данных всех погибших участников АТО и собираем информацию о местах их захоронений. Обратились к органам местного самоуправления о необходимости создания секторов воинских захоронений, где на кладбищах были бы отделены отдельные участки для героев, которые погибли за Независимость.

Мы будем предлагать устанавливать типовые надгробия за счет государства для тех героев, которые погибли, отстаивая территориальную целостность страны. УИНП обращается к органам местного самоуправления, предоставляя им информацию для того, чтобы они могли почтить погибших в названиях улиц конкретных городов.

Инициируем переименование улиц с коммунистическими названиями и предлагаем тех людей, которые погибли на Майдане или в АТО. Уже десятки таких переименований есть. Уже 150 мемориальных таблиц открыты и героям Майдана, и героям войны.

РБК-Украина: Будут ли какие-то переименования улиц в Киеве в честь погибших на востоке Украины?

Владимир Вятрович: Мы постоянно предлагаем. Процедура достаточно длительная: есть комиссия, в состав которой входит наш представитель, и она рассматривает возможные варианты переименования. Конечное решение принимает Киевский городской совет. За один раз переименовывается десять или несколько десятков улиц, а речь идет о сотнях, которые нужно переименовать.

Мы предлагаем изменения, связанные с современными героями или с историческими названиями Киева. Наша цель - это, в первую очередь, десоветизация топонимики, чтобы не использовались ни в столице, ни в других городах советские названия или имена тех людей, которые принимали участие в борьбе против Украинского государства.

РБК-Украина: Вы подчеркнули, что главной задачей Института является формирование политики национальной памяти, что конкретно вы имеете в виду?

Владимир Вятрович: Здесь есть разные аспекты. Например - календарь государственных дат. В декабре мы подготовили проект соответствующего постановления парламента.

Теперь у нас есть комплексный перечень дат на 2015 год, которые будут отмечены на государственном уровне. Ранее каждый депутат вносил отдельное постановление о праздновании отдельного события или награждении выдающегося деятеля, поэтому этот календарь включал в себя даже взаимно противоположные вещи.

Мы готовим законопроект о доступе в архивы коммунистических спецслужб, согласно которым документы бывших архивов КГБ будут переданы в архив Института национальной памяти. Так было сделано во всех посткоммунистических странах Восточной Европы и, я надеюсь, что в этом году место среди этих стран займет, наконец, Украина.

Наконец, зачем современным спецслужбам и правоохранительным органам хранить тайны карательной системы СССР? Поэтому исторические документы из архивов СБУ, МВД и Службы внешней разведки следует хранить в Архиве национальной памяти, куда будет доступ для всех заинтересованных.

Следующий законопроект - об участниках украинского освободительного движения, о борцах за независимость, чтобы, в конце концов, поставить точку в этих многолетних дискуссиях, кого страна должна называть участниками борьбы за Независимость. Также разрабатываем изменения в закон "О реабилитации жертв политических репрессий".

РБК-Украина: Скажите, как продвигается работа над созданием музея Майдана?

Владимир Вятрович: На примере Майдана будут воспитываться патриоты будущих поколений. Поэтому мы начали проект "Устная история Майдана" - записали уже около 300 интервью, некоторые из которых уже опубликованы. Потом они понадобятся для документальных фильмов, будут использованы для музея Майдана.

Концепция музея уже разработана: музей будет посвящен не только событиям 2013-2014 годов, но и событиям 2004, 1990 г., то есть первого (Революция на граните), второго (Оранжевая революция) и третьего (революция Достоинства) Майданов. Мы хотим показать Майдан в контексте борьбы украинцев и других народов за свободу.

РБК-Украина: Я так понимаю, что музей будет в Октябрьском дворце?

Владимир Вятрович: Нас поддержала группа депутатов, которые подготовили и зарегистрировали законопроект, где предполагается создание музея в Октябрьском дворце. К сожалению, этот проект закона еще не рассматривался, мы надеялись, что парламентарии смогут его рассмотреть к годовщине Майдана. Пока решение не принято, поэтому музей не имеет стен.

Мы собрали сейчас около полутора тысяч экспонатов. Сейчас они хранятся в разных музеях: музее Гончара, музее "София Киевская", Музее истории Киева, музее Великой Отечественной Войны.

Еще одним местом, где можно расположить музей Майдана является "Украинский дом". Другой вариант, который предлагают некоторые народные депутаты, - это пепелище Дома профсоюзов. Но это требует многих лет реконструкции и огромных средств, которых нет.

Кроме того, мы готовим список майдановцев, которые погибли во время войны на востоке Украины. Сейчас собрано уже более 70 фамилий, и перечень не окончательный. Об этом не говорится в официальных сообщениях, поэтому мы ищем информацию в СМИ, обращаемся к людям через социальные сети. Другие погибшие так же являются героями, которых нужно чтить, но указом Президента установлена специальная награда - орден Небесной Сотни, которой должны отмечать тех людей, которые проявили себя на Майдане. Другие герои должны быть отмечены другими высокими государственными наградами.

Но, мы бы хотели, чтобы погибшие в войне майдановцы были отмечены орденом Небесной Сотни, потому что считаем, что они являются частью Небесной Сотни: их Майдан закончился войной на востоке.

Беседовала Татьяна Шпайхер