ru ua

Валентин Исак: "Корогодский и Меламуд – хорошие психологи, но плохие партнеры"

Автор: RBC.UA
Валентин Исак - один из ключевых застройщиков Киева. Его имя ассоциируется в основном с "Оболонскими Липками" - новостройками, преобразившими традиционный советский жилмассив в элитный район с высоким качеством жизни. В 1998 г. Исак получил звание Заслуженного архитектора, а в 2004 г.- Народного архитектора Украины. Сегодня Исак - беглый миллионер. В интервью журналистам он рассказал о конфликте с партнерами по строительству ТРЦ "Dream Town" Александром Меламудом и Гариком Корогодским, в результате которого Исак оказался в числе фигурантов уголовного дела и вынужден был уехать в Молдавию. Встреча Исака с журналистами состоялась в центре Кишинева. На встрече Исак излучал оптимизм и уверенность в том, что в ближайшее время он вернется в Киев и продолжит прерванную работу.

- Валентин Михайлович, Ваши бывшие партнеры Меламуд и Корогодский обвиняют Вас в попытке завладения ТРЦ "Dream Town". Как складывались Ваши отношения с ними и почему они в итоге закончились уголовным делом?

Валентин Исак: В 2006 г. я начал строительство ТРЦ "Dream Town" на Оболони. Мы уже вложили в строительство около 60 млн грн, когда глава Оболонской райгосадминистрации Николай Товкач представил мне Александра Меламуда как инвестора, который заинтересован в реализации проекта. Я по натуре архитектор, творческий человек, и торговля - не моя сфера деятельности.

Поэтому я согласился, хотя до этого никогда не работал с инвесторами. Мы договорились о том, что они - Меламуд и Корогодский занимаются экономикой и финансами, а я отвечаю за строительство.

В декабре 2006 г. мы подписали и зарегистрировали инвестиционный договор. Согласно документу, мы с Товкачем получили 50% в уставном капитале компании "Вита Вэритас", которая финансировала проект, а Меламуду и Корогодскому принадлежали остальные 50%.

В марте 2007 г. они внесли в договор изменения, в соответствии с которыми инвестор получил право оформить строящийся объект в качестве залога по кредиту. Здесь же они прописали, что с момента заключения договора имеют право собственности на незаконченный объект.

- Почему Вы согласились с этими изменениями?

Валентин Исак: Важно понимать, что Меламуд и Корогодский оказались очень хорошими психологами и плохими партнерами. С самого начала нашего сотрудничества они сделали все для того, чтобы между нами установились доверительные отношения. Меня приглашали на дни рождения, вместе с женой - в круизы на яхте. Они утверждали, что теперь мы - партнеры, одна семья, и можем доверять друг другу на 100%.

Они изучили мой характер и всегда находили необходимые аргументы. Я очень открытый и дружелюбный человек, всю жизнь привык работать с людьми, доверяя им, и делать все, чтобы они доверяли мне. С большинством моих партнеров мы даже не подписывали никаких соглашений, считая, что слово и репутация в бизнесе - это главное. Но, к сожалению, у этих ребят оказались диаметрально противоположные принципы.

Кроме того, все юридические аспекты сотрудничества, дополнительные соглашения, изменения в уставе, договора разрабатывали их юристы. Все документы люди Корогодского напрямую приносили ко мне, и я их подписывал. Все финансовые потоки контролировались финансистами Меламуда. Все это представлялось как исполнение договоренности о том, что моя задача - строить, а финансовыми вопросами будут заниматься они.

- Как развивались события дальше?

Валентин Исак: Дальше объем инвестиций по проекту изменялся еще несколько раз. В сентябре 2008 г. было подписано дополнительное соглашение № 7, которым было прописано, что объем инвестиций составляет 1,175 млрд грн.

- Осенью 2008 г. разразился финансовый кризис. Он повлиял на финансирование проекта?

Валентин Исак: В начале 2009 г. Меламуд и Корогодский пришли ко мне и сказали, что не смогут выполнить свои обязательства по финансированию проекта, и поэтому они договорились с российским "Альфа-Банком"о предоставлении нового кредита. Они также сообщили, что не могут его обеспечить, пока их активы находятся под залогом в Ощадбанке, и попросили меня предоставить мою недвижимость на 51 млн долл., как обеспечение кредита в Ощадбанке. При этом они пообещали, что свои активы заведут в "Альфа-Банк", получив там дополнительный финансовый ресурс. И таким образом вместе, в общих интересах мы закончим строительство. Я согласился и подписал поручительство своими активами на 51 млн долл. в части исполнения этой кредитной линии в Ощадбанке.

В январе 2009 г. директором компании "Вита Вэритас" стал Корогодский, а в августе мне предложили подписать документ о том, что я передаю, переуступаю свою долю в компании "Вита Вэритас", на которой уже числились миллиардные активы, в пользу "Мулинор Трейдинг" - оффшорной компании, зарегистрированной на Кипре. Доверенность от этой компании была выдана господину Корогодскому, гражданину Израиля. При этом существовала договоренность, что я получу пропорциональное представительство в составе учредителей этой компании. Но и это обещание они в итоге не выполнили.

- И Вы подписали этот документ?

Валентин Исак: Подписал. Мне объяснили, что если я не подпишу, со мной будет разговаривать криминальный авторитет, главарь азербайджанской группировки, известный под кличкой Олег "Бакинский". А после этого я все равно подпишу. Под воздействием этих угроз, чтобы не подвергать риску физической расправы себя и свою семью, я выполнил их требование.

Кроме того, моей большой ошибкой было то, что я передал свое имущество в залог по их кредиту в Ощадбанке. В дальнейшем, при подписании любых документов, у них был рычаг давления на меня: или ты подписываешь, или больше никогда не увидишь своих активов.

Кстати, уже после того, как я уехал из Украины, мы случайно нашли одну из схем, которая после обыска оказалась в офисе у юристов. Еще в 2008 г. Олег Крапивин, получил 10% в уставном фонде "Мулинор Трейдинг", Гари Корогодский - 40%, а Меламуд - 50%. То есть, эта схема у них была создана еще в 2008 г. А в сентябре 2010 г. они, изменив две буквы в названии - на "Мулонорт Трейдинг", передали активы другой кипрской компании, чтобы я к ним уже не дотянулся.

Сразу после того, как я передал свою долю в "Вита Вэритас" компании "Мулинор Трэйдинг", было подписано очередное дополнительное соглашение, в соответствии с которым сумма инвестиций была уменьшена до 606 млн грн.

- Зачем это было сделано?

Валентин Исак: Сейчас уже очевидно, что эти изменения были внесены для подготовки к судебным решениям в их пользу. При этом они сразу же написали в соглашении, что фактические инвестиции уже составили 752 млн. Возникает резонный вопрос: если вы уже перечислили 752 млн, то зачем писать в документе, что сумма должна составить 606 млн? Чтобы сделать меня виноватым?
Важно отметить, что после этого было еще подписано Дополнительное соглашение №11 от 25 января 2010 г. Размер финансирования в нем был определен в сумме 1 млрд 233 млн грн.

- Но в исковом заявлении, поданном Меламудом и Корогодским против Вас, указано, что вы перерасходовали перечисленные ими средства и нанесли ущерб на общую сумму 540 млн грн. Откуда тогда взялась эта цифра?

Валентин Исак: В том-то и дело, что в 2011 г. Корогодский и Меламуд написали в исковом заявлении, что Исаак, якобы, перерасходовал 150 млн, потому что договором было определено 606, а фактически на тот момент было перечислено 756. При этом ни органы следствия, ни суд не приняли во внимание Дополнительное соглашение №11, которым было прописано, что это объем инвестиций, а именно стоимость должна составить 1,233 млрд грн.

В исковом заявлении они вменили мне вернуть им 150 млн как причиненный мной ущерб, еще 33 млн - проценты по кредиту, к которым я вообще не имею отношения, плюс недополученную прибыль, и плюс 300 млн - именно такую сумму они определили, как необходимую для окончания строительства, когда Блок А был уже сдан в эксплуатацию, а Блок Б построен на 70%. Все это вместе составило 539,6 млн, которые они потребовали у меня изъять.

При этом и истец, и суд посчитали нормальным, что я должен был построить оба блока ТРЦ за 606 млн, но при этом на достройку Блока Б, который был готов на 70%, Корогодскому потребуется 300 млн. У них немного не сходится 2+2, но ни судей, ни прокуроров это не волновало. Элементарно, если блок А построенный по курсу доллара 5,5 и все согласились что он стоит 500 млн, не могут понять как блок Б должен им практически бесплатно достаться, имея в виду, что стройка по блоку Б уже была по курсу 8 грн за один доллар.
До кассационной инстанции хозяйственные суды даже не принимали от нас никаких документов. С судами все было "улажено" Корогодским и Меламудом. Они поставили своей целью захватить все мое имущество, сделать меня нищим.

- Вы обращались за помощью в правоохранительные органы?

Валентин Исак: Правоохранительные органы - милиция и прокуратура - работали против нас, они были коррумпированы моими бывшими партнерами.

Директора нашего треста "Киевгорстрой-1" Валерия Бабича и исполнительного директора Владислава Цымбала задержали, вернее, вызвали на допрос в прокуратуру - и больше не выпустили. Их бросили в СИЗО, где продержали 8 месяцев. При этом, по их словам, в следственный изолятор к задержанным приезжал лично Александр Меламуд и уговаривал их дать против меня показания, взамен обещая свободу, и они давали.

После того, как Цымбал согласился на доводы господина Меламуда и прокурора, ему оформили явку с повинной, хотя какая может быть явка с повинной, если они вызвали его на допрос и больше не выпускали 8 месяцев? Затем Цымбала освободили из-под стражи в зале суда, а меня сделали главным фигурантом дела. То есть, им мало было просто отобрать все мое имущество - они решили сделать из меня преступника, чтобы я покинул Украину и больше не смог вернуться.

Уже сейчас, распутывая этот клубок, мы видим, что эта травля была организована с подачи бывшего министра МВД Виталия Захарченко по договоренности с моими бывшими партнерами. Не последнюю роль в рейдерском нападении на трест сыграли председатель Высшего хозяйственного суда Украины Виктор Татьков и его одиозный заместитель Артур Емельянов, гонорары которых, выплачиваемые Меламудом, измерялись в миллионах долларов.

После того, как я выехал из Украины, в Киев приезжали мои друзья, профессиональные юристы, которые готовили нашу юридическую позицию и правовую защиту. Как только они начали работать, милиция устроила им настоящее маски-шоу: в гостиницу, где они остановились, приехали 30 вооруженных автоматами спецназовцев в масках, которые провели их задержание в лучших традициях американских боевиков. Весь этот маскарад сотрудники МВД снимали на видеокамеру - наверное, чтобы отчитаться перед заказчиками.

Как только нами был назначен новый руководитель треста "Киевгорстрой-1", на него, шестидесятилетнего человека, среди бела дня в людном месте напали и жестоко избили кастетами, оторвав ему ухо, люди кавказской наружности!

Вот такими методами они действовали против нас - опираясь на беспредел милиции, прокуратуры, на коррумпированных судей и на бандитские группировки.

Есть еще один аспект: по инвестиционному контракту владельцы ТРЦ должны были передать 5% площадей торгово-развлекательного центра городу, а также построить для города торгово-административный комплекс на 5 тыс. кв. м. Это условие не выполнено, бюджет недополучил десятки миллионов гривен, но правоохранительные органы закрыли на это глаза. Это не заинтересовало ни суд, ни прокуратуру.

- Но Вы ведь тоже были не последним человеком в Киеве. Неужели никто не стал на Вашу защиту?

Валентин Исак: Я обратился к бывшему генпрокурору Святославу Пискуну и он пообещал мне помочь, но поставил условие переоформить на его жену 50% треста и еще ряда моих компаний, что я и сделал. В результате он еще и совершил рейдерский захват нашего банка "Столица", в котором были активы на 30 млн долл. Теперь все эти средства выведены из банка по левым договорам о предоставлении кредитов. Пискун назначил главой банка руководителя своей службы безопасности, банк был фактически разграблен, затем Нацбанк ввел туда своего ликвидатора, после чего началась распродажа активов. Такая была помощь.

У меня сложилось впечатление, что государственные структуры - Национальный банк, органы прокуратуры, МВД, Хозяйственный суд - они все, как стервятники, которые слетаются на свежий труп, набросились на наше предприятие, стремясь отхватить кусок побольше. Никто не стал нам помогать. Зато теперь и Пискун, и тот же Товкач живут за границей, они обеспечены, я уже молчу о Меламуде и Корогодском.

Я бы спросил у этих теперь уже бывших чиновников, прокуроров и судей: чего вы добились? Ведь очевидно, что дальше развитие новой Оболони не происходит. А оно было активным, и люди были нам благодарны. Покупатели жилья выстраивались в очередь еще на стадии котлована. И в Киеве, и в других городах Украины я построил не одну церковь, строил детские сады, другие социальные объекты.

Главное в моей работе - это создание комфортного жилья. Для этого и нужна современная градостроительная политика, нужно строить инфраструктурно, и наши проекты были первыми в этом плане. Вместо того, чтобы помочь нам или хотя бы не мешать, недобросовестные "инвесторы" с помощью государственных структур уничтожают наш бизнес.

- Вы собираетесь возвращаться в Украину?

Валентин Исак: Конечно, в ближайшее время я собираюсь вернуться в Киев. Уехать из Украины меня вынудил откровенный произвол бывших руководителей правоохранительных органов и вертикали хозяйственных судов. В погоне за наживой они создали такие условия ведения бизнеса, в которых творческий и созидающий человек не может реализоваться, но зато процветают паразитические элементы общества, которые действуют исключительно преступными методами, думают только о том, чтобы кого-то обмануть, "развести", "кинуть", что-то "отжать" или украсть. Зачем им строить свое, если можно отобрать чужое?

Изменения в стране дали мне надежду на то, что справедливость восторжествует, и обновленная судебная система без Татьковых и Емельяновых наконец-то займется своей основной функцией - осуществлением правосудия, а не сбором податей и взяток. Я надеюсь, что новая власть победит коррупцию, мы сможем возродить из пепла наши предприятия, а я смогу продолжить дело всей своей жизни - строить дома для людей.