ru ua

Тарифный бунт: кто виноват в росте цен на газ и почему протестуют украинцы

Тарифный бунт: кто виноват в росте цен на газ и почему протестуют украинцы Украинцы против роста тарифов на газ (Фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

Кабмин по поручению президента в авральном режиме ищет способы снизить цену на газ для населения. Повышение тарифов с начала года привело к протестам по всей Украине. О том, в чьих интересах подняли цены и можно ли отыграть все назад – в материале РБК-Украина.

На этой неделе по разным регионам страны прокатилась волна "коммунальных" протестов. После новогодних праздников украинцы вышли на улицы своих городов с требованиями снизить тарифы на газ.

Пользуясь удобным моментом, популисты разных мастей тут же заговорили о новом "тарифном майдане". Чтобы сбавить градус напряжения, президент Владимир Зеленский потребовал от правительства "справедливых тарифов", а Кабмин почти сразу представил несколько путей решения проблемы.

Эта проблема появилась не вчера. Цены на газ в прошлом году росли быстрее всех групп товаров и услуг. Госстат сообщил, что за 2020 год цена газа для населения выросла на 56,3% (декабрь к декабрю). Это более чем в 11 раз превышает динамику потребительской инфляции, которая составила 5%. Кроме того, такой скачек цены газа сильно диссонирует с ростом цен на остальные услуги ЖКХ, которые за 2020 год подорожали, в том числе из-за газа, на 13,6%.

К тому же стоимость газа – главный индикатор для тарифа на тепловую энергию, которую производят теплоэлектростанции. В структуре тарифа ТЭЦ стоимость газа составляет около 80%. Потому тарифы на отопление и горячую воду возрастут вслед за увеличением тарифа на газ. К примеру, в столице с нового года на 19% уже выросли цены на отопление, еще на 16% подорожала горячая вода.

Мировые цены и тариф НКРЭКУ

Что подстегивает рост стоимости голубого топлива? В начале прошлого года цены на газ падали, равно как и стоимость нефти на мировых рынках. Для этого были объективные причины. Обвал котировок был продиктован спадом промышленности и снижением потребления энергоресурсов из-за карантина по всему миру.

Тогда как во второй половине года с активизацией экономики на фоне ослабления антиковидных ограничений спрос на нефть и газ стал расти. Вдобавок холодная зима в странах Европы усилила ажиотаж на газ, также увеличив его стоимость. Для понимания: весной-летом 2020 года цена газа на европейских хабах находилась на многолетних минимумах – на нидерландском TTF в мае газ стоил 35 долларов за тысячу куб. м. Но, начиная с середины лета, цены росли, и в декабре достигли максимума за 20 месяцев – 195 долларов за тысячу куб. м.

В Украине тарифы на газ следовали за европейскими ценами. Наша страна только в прошлом году отказалась от фиксированных цен на газ для населения. В ходе реформы поставщики газа начали конкурировать за потребителей, предлагая им лучше цены, чем у конкурентов. Вместе с тем поставщики газа получили возможность устанавливать большую наценку, увеличивая свою прибыль.

Рынок газа со свободным ценообразованием – сложная, долгая и непопулярная реформа, которую проводило не одно правительство в рамках договоренностей с МВФ. Для Фонда важно, чтобы на рынке газа не было искажений и манипуляций с ценами, которые обычно приходилось перекрывать за счет госказны.

Влияние мировых цен и новая модель рынка газа – не единственные причины, почему тарифы начали расти. Дополнительно нагрузка на потребителей возросла с 1 января из-за поднятия тарифа на распределение газа. Буквально в конце года Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) своим постановлением увеличила тариф на распределение для 42 из 43 имеющихся в стране газосбытовых компаний.

Для облгазов тариф подняли в среднем в 1,7 раза – с 1,2 гривен за куб. м до 2 гривен за куб. м. И если взять тариф на газ для населения, установленный "Нафтогазом" на январь – 7,22 гривны за куб. м, то плата за распределение с нового года составит 22% от итоговой суммы в платежке.

В НКРЭКУ поясняли, что при расчете новых тарифов на распределение они учли компенсацию недополученной тарифной выручки облгазов за 2015-2019 годы. Иными словами, регулятор решил помочь облгазам (большинство из которых подконтрольны структурам Дмитрия Фирташа) за счет населения.

Но не учитывать социальные риски из-за этого решения, как те же протесты по всей Украине, в комиссии не могли. А потому отчасти несут ответственность за сложившуюся ситуацию. И, в отличие от объективной причины с удорожанием газа на мировых рынках, проблемы с тарифом на распределение в НКРЭКУ могли избежать, но не стали этого делать.

Что предлагает Кабмин

Тарифы на газ – проблемный вопрос, испортивший карьеру не одному политику в Украине. Это крайне чувствительная тема для граждан, которые обычно принимают в штыки любые попытки чиновников пересмотреть тарифы на услуги ЖКХ. Сейчас, в свете ужесточения карантина и остановки многих бизнесов, это двойне остро воспринимается украинцами.

И, разумеется, подобные решения не проходят бесследно для рейтинга власти и первых лиц страны. А потому вполне понятна и логична реакция как президента, так и премьера – как можно скорее найти решение для снижения тарифов на газ.

У чиновников есть несколько сценариев выхода из этой ситуации. Один из вариантов, предложенный и.о. главы Минэнерго Юрием Витренко, предусматривает привязку цены на газ к так называемой формуле "хаб минус". Суть в том, что предельная цена для населения будет формироваться из расчета стоимости газа на европейском хабе, но с вычетом транспортировки газа в Украину. Что важно: газ для бытовых потребителей будет поставлять государственная "Укргаздобыча".

По оценкам Витренко, если пойти по такому пути, то уже в феврале стоимость голубого топлива можно снизить на 44% по сравнению с январскими ценами. Если же нет, то в следующем месяце тарифы могут подскочить еще на 15%. Кроме того, как пояснял премьер Денис Шмыгаль, также предлагается временно ограничить маржу для газопоставщиков.

"Ожидаемый результат: существенное снижение тарифов и нивелирование попыток спекулянтов сохранить сверхприбыли в условиях формирования новых европейских правил", – пояснял глава правительства.

Предлагаемый Минэнерго подход выглядит логично, в том числе и потому, что сохраняет объективный метод ценообразования – привязка к европейской цене. Максимальный размер наценки будет ограничен. Тем не менее поставщики смогут конкурировать, предлагая меньшую наценку к цене, которая будет установлена по формуле "хаб минус".

Уступить в цене поставщики газа наверняка смогут. Ведь в январе их цена за тысячу куб. м. находится в диапазоне от 6,99 до 10,8 тысяч гривен, а средневзвешенная – 9,6 тысяч гривен. Тогда как у "Нафтогаза" цена газа в этом месяце составляет 7,22 тысяч гривен. Как указал Витренко, разница в среднем составляет около 33%.

Нужно учитывать, что инициатива Минэнерго должна сохранить возможность продолжения сотрудничества с МВФ. Без поддержки Фонда может случиться долговой коллапс. Ведь в 2021 году правительству нужно заплатить кредиторам по долгам и процентам в общей сложности около 16 млрд долларов.

И.о. министра указал, что еще одна задача правительства на данном этапе – "спокойно объяснить МВФ, что речь идет о как раз об адекватных рыночных мерах, а не об откате назад". В условиях кризиса из-за пандемии и робких надеждах на рост экономики Украине важно сохранить поддержку МВФ. Кроме того, сотрудничество с Фондом позволит также получать деньги от Мирового банка и макрофинансовую помощь от ЕС.

В противном же случае правительству будет сложно привлекать займы у других кредиторов, и в частности размещать гособлигации. А потому могут быть проблемы с финансированием расходов не только по выплате долгов, но и зарплат, социальных программ и важных для президента инфраструктурных проектов и строительства дорог.

Если же говорить сугубо о рынке газа, то, найдя путь для снижения тарифов, чиновникам следует уделить внимание дальнейшей нормализации ситуации. Среди прочего важно работать над развитием рынка, заключением длительных контрактов с потребителями и снижением монополии, которую продолжают цементировать структуры Фирташа. Только едва ли это возможно, если регулятор продолжит потакать интересам отдельных бизнес-структур.