Судья ВХСУ Емельянов: Мои инициативы задели адвокатов, которые жили на посредничестве между судьями и клиентами

Фото: Артур Емельянов Фото: Артур Емельянов

Об одном из наиболее известных в судейской среде служителей Фемиды – судье Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) Артуре Емельянове – сложно составить однозначное впечатление. С одной стороны, в СМИ в последние время часто появляются расследования о его деятельности. С другой – в юридическом сообществе Емельянова знают, как человека профессионального, целеустремленного и ответственного. 

Стоит отметить, что Артур Емельянов человек непубличный, но в интервью "РБК-Украина" он впервые рассказывает о внедренных изменениях и перспективах, которые они несут для участников судебного процесса, а также о возбужденном против него уголовном деле и возможных заказчиках.

РБК-Украина: СМИ публиковали немало материалов, в которых вам приписывают построение вертикальной коррупционной системы в судах. Недавно подозрения во вмешательстве в систему распределения дел были выдвинуты уже Генпрокуратурой. Как вы можете это прокомментировать? 

Артур Емельянов: В течение 10 лет, когда я работал на руководящих должностях в судах различных инстанций, я помогал отстраивать и упорядочивать работу судебной системы. 

Когда вы идете в суд защищать свои права – чего вы ожидаете от судьи? Справедливого и понятного, прогнозируемого решения. Залогом такой справедливости может быть только одинаковая практика принятия решений на всех уровнях – от Высших судов и Верховного суда до судов первой инстанции. Если существует практика применения определенных норм закона, очевидным является вывод о необходимости ее применения на всех уровнях. А в случае, если решение не соответствует этой практике, возникает потенциальный вопрос о коррупции. 

Сегодня одна из целей судебной реформы, которая проводится в стране, как раз и состоит в упорядочивании практики. Унифицированные решения Верховного суда должны ложиться в основу решений судов первой-второй инстанций. Это позволит постепенно "подтянуть" за практикой ВС решения судов других инстанций и повысить общую предсказуемость работы судебной системы. Когда вы приходите в суд и понимаете, какой будет результат. 

Я инициировал внедрение этих принципов в системе хозяйственных судов еще задолго до начала нынешней реформы. Это сильно задело адвокатов, которые жили на посредничестве между клиентами и недобросовестными судьями. Потому что, когда есть единая практика – нет заработка у "курьеров". И, приходя в суд с доказательствами по делу, не нужно платить адвокату что-то больше, чем обычный гонорар. 

РБК-Украина: ГПУ считает, что вы вмешивались в автоматическую систему распределения дел и заявляет о 7 тысячах таких эпизодов.  

Артур Емельянов: Следственные действия длятся более полутора лет. При этом у следствия нет ни доказательств, ни фактов. Я уверен в абсолютной бесперспективности уголовного дела против меня. 

Мне было предъявлено подозрение, которое несостоятельно ни по форме, ни по содержанию, поэтому не имеет реальной судебной перспективы. Все мои действия были законными, поэтому у следствия априори не может быть доказательств чего-то незаконного с моей стороны. 

РБК-Украина: Судя по вашей электронной декларации, вы человек небедный. При этом в течение последних 16 лет работаете судьей. Чем объяснить ваши доходы? 

Артур Емельянов: В отличие от многих чиновников я как судья подаю декларацию о доходах с начала 2000-х гг. И декларирую достаточно высокие доходы своей семьи примерно с 2004 – 2005 гг. Динамику моих доходов и сбережений, а также доходов и финансового положения моей семьи проследить очень просто. 

До конца 2000 года я работал в бизнесе, был успешным практикующим юристом, поэтому уже в то время являлся человеком небедным, создал для себя определенную финансовую "подушку", фундамент. Кроме того, у моей бывшей супруги тоже есть свой успешный бизнес, который она активно вела все эти годы. 

РБК-Украина: Почему, будучи успешным юристомВы перешли на государственную должность, решили стать судьей? 

Артур Емельянов: Однажды я пришел в суд защищать одного из клиентов. Это был непростой процесс. После моего выступления судья Владимир Джурук – легендарная личность в системе арбитражных судов – отметил мой подход к подготовке. Сказал, что видит во мне потенциал и предложил попробовать подать документы на вакансию судьи в Хозяйственный (арбитражный) суд Донецкой области. 

Это был вызов, я его принял. С этого началась моя судейская карьера. Сыграло роль желание освоить новую сферу, стать в ней первым, лучшим, оправдать доверие. В течение нескольких лет я работал по 14-15 часов, совершенствовал себя, учился. 

В первые годы ставил рекорды по интенсивности рассмотрения дел – в одну из недель необходимо было полностью описать 63 судебных дела. Именно в это время у меня появилась практика спать по 4 часа в сутки, давать себе регулярные физические нагрузки, строго придерживаться режима – чтобы выдержать весь этот ритм. Эти усилия дали возможность в дальнейшем занимать различные должности в хозяйственных судах, в том числе заместителя председателя Высшего хозсуда Украины.

РБК-Украина: То есть вы хотите сказать, что строили такую стремительную карьеру судьи самостоятельно, и никто вас за собой не "тянул", не продвигал? 

Артур Емельянов: Безусловно, если бы на определенных этапах коллеги и люди, под руководством которых я работал, не замечали мою настойчивость, амбиции и желание развиваться, то вряд ли такое продвижение по карьерной лестнице стало бы возможным. Можно говорить, что меня, в том числе, "продвигал" Петр Порошенко. Ведь именно у него, сразу после Оранжевой революции, я проходил собеседование. Порошенко в 2005 году стал секретарем СНБО и на короткое время получил полномочия согласовывать кандидатуры руководителей судов. 

Меня также "продвигал" Виктор Ющенко, ведь именно он подписывал указ о моем назначении заместителем главы Хозсуда Донецкой области. Это был первый указ президента по назначению на должность одного из руководителей суда.

РБК-Украина: Как вы можете объяснить происхождение 13 млн швейцарских франков на счетах в Лихтенштейне, которые приписывали вам и вашей семье? 

Артур Емельянов: К сожалению, правоохранительные органы очень часто практикуют широкую огласку подозрений, но вот информация об их опровержении нигде не звучит и публичной не становится. Поэтому, пользуясь возможностью, я публично заявляю: есть решения украинских и европейских судов о том, что ни я, ни моя семья не имеем отношения к этим деньгам. 

РБК-Украина: За столько лет вашей работы точно есть люди, которые недовольны вашими решениями. Вы считаете все свои решения правосудными? 

Артур Емельянов: За свою карьеру я принял более 4 тысяч решений и ни за одно из них мне не стыдно, поскольку все они принимались на основании закона, на основании практики высших судов. Ситуацию с обвинениями хорошо иллюстрирует история из моей собственной жизни. 

Однажды мой старший сын, будучи школьником, спросил у меня, почему часть людей считают судью плохим, а часть – хорошим? Я ответил, что половина людей, которые приходят в суд, проигрывают свои дела. И недовольны этим. Другие выигрывают. И искренне уверены, что решения судьи справедливы. Но главное не в этом. Главное, что эти люди уже неоднократно поменялись местами. Потому что Фемида принимает решение с закрытыми глазами, без оглядки на личности, а справедливо и по закону. 

РБК-Украина: Как можно повысить доверие к судебной системе? Поможет ли этому судебная реформа, которая сегодня проводится в стране? 

Артур Емельянов: Большинство судей не восприняли судебную реформу. Я тоже со многими вещами не согласен. Но очевидно, что реформирование необходимо завершить. Это позволит подвести некую черту под 25-летним преобразованием судов, создать отправную точку. И дать шанс судьям, которые будут работать после аттестации, войдут в состав обновленного Верховного суда. И этот шанс нельзя упускать. Второго уже не будет. 

На этом этапе репутация судебной системы должна выйти из "минуса" в "ноль". Общество уже давно требует новый суд, в котором принятое решение будет справедливым, законным, окончательным. Такая судебная реформа может стать точкой опоры для дальнейшего эффективного развития страны и повышения доверия к системе правосудия в целом.  

Безусловно, не все нормы законодательства являются идеальными и часть из них нужно будет пересматривать. Но в большинстве это реально действенные механизмы по очищению и усовершенствованию работы судебных органов. 

On Top