Сергей Коновец:

совершенно неправильно говорить, что "Нафтогаз" получил прибыль благодаря росту тарифов

Финансовый директор НАК "Нафтогаз Украины" Сергей Коновец уверен, что результаты разделения компании по видами деятельности появятся в 2018 году Финансовый директор НАК "Нафтогаз Украины" Сергей Коновец уверен, что результаты разделения компании по видами деятельности появятся в 2018 году

Если прошлый год газовый монополист "Нафтогаз Украины" завершил с убытом в 25 млрд гривен, то по результатам 9 месяцев 2016 года компания демонстрирует  чистую прибыль почти на аналогичную сумму - в 25,5 млрд гривен. При этом впервые за 6 лет компания не получала бюджетное финансирование. Львиная доля прибыли НАКа – выручка за транзит газа, который в этом году увеличился на 10-12 млрд кубометров. Помог компании и рост тарифов на услуги газо- и теплоснабжения для бытовых потребителей. Это позволило НАКу не финансировать за счет прибыли убыточную деятельность от продажи газа. В "Нафтогазе" осторожно прогнозируют, что финансовый план на 2016 год будет выполнен, и компания завершит год с прибылью более 20 млрд гривен. Куда НАК "Нафтогаз Украины" намерен потратить полученную прибыль, о долгах компании и ее контрагентов, о том, когда произойдет разделение компании по видам деятельности, и как изменится структура финансов НАКа в 2017 году, а также о том, зачем компании поднимать зарплаты топ-менеджменту в интервью РБК-Украина рассказал финансовый директор "Нафтогаз Украины" Сергей Коновец.

- Почему финплан НАК «Нафтогаз Украины» на 2016 год утверждается в конце ноября текущего года, а не в прошлом году?

- Для компании "Нафтогаз Украины" это, к сожалению, плохая традиция. В прошлом году у нас финансовый план на 2015 год был утвержден в 20-х числах декабря. То есть, сейчас по сравнению с прошлым годом даже получилось быстрее. В 2014 году была аналогичная ситуация. Причин этому множество. По текущему году, например, мы не смогли выпустить за пределы компании финплан до апреля, поскольку правительство только в конце первого квартала приняло решение, какой будет цена газа для бытовых потребителей и теплокоммунэнерго. Разумеется, до того момента, пока у нас не было понимания, какой будет цена газа, смысла отправлять финплан в министерства на согласование не было.

- То есть, получается, что пока вы ожидаете того или иного решения правительства компания работает вслепую?

- Нет, конечно. У нас уже были такие годы, когда компания работала без утвержденного финансового плана. В таких случаях накладываются ограничения на осуществление определенных затрат. Например, мы не можем до утверждения финплана осуществлять капитальные инвестиции, не можем пользоваться консалтинговыми услугами. Это связывает руки.

Когда Кабмин установил цены на газ, мы составили финплан и направили его в министерства. Четыре раза нам его возвращали, мы его согласовывали с ведомствами, учитывали их рекомендации. Этот процесс длился на протяжении трех кварталов, мы учитывали все замечания, которые только возможны. Поскольку мы формировали финплан в апреле-мае, когда уже была определена цена на газ для определенных категорий потребителей, то в этом финплане отражен факт первого квартала и план до конца года. Нельзя сказать, что те цифры в финплане, которые утвердил Кабмин 30 ноября, будут полностью совпадать с нашими фактическими результатами за год.

- А когда планируется утвердить финансовый план на 2017 год? Ведь по цене на газ уже есть ясность.

- На самом деле нет ясности, потому что не понятно, будет ли продлен механизм специальных обязательств по цене на газ для населения и ТКЭ, а также по цене на газ, который «Нафтогаз» покупает у "Укргаздобычи", или с 1 апреля 2017 года цена станет рыночная.

Кроме того, на сегодня происходит согласование размера капитальных инвестиций предприятий "Нафтогаза" с набсоветом компании. Планируется, что окончательные решения в этом вопросе будут приняты до конца первого квартала 2017 года. Все эти решения существенно будут влиять на показатели финансового плана. Как только появится ясность в этих вопросах, мы начнем согласовывать финплан с министерствами для вынесения его на утверждение правительством.

- По плану у вас финрезультат по итогам года 21,3 миллиарда гривен. Первое полугодие вы завершили 21,8 миллиардов. Если опираться на результат девяти месяцев, какие финпоказатели будут к концу года?

- В соответствии с утвержденным планом первое полугодие 2016 года, мы должны были закончить с прибылью в 19 миллиардов гривен. По результатам девяти месяцев, с учетом прогноза на четвертый квартал, можно смело сказать, что у нас будет перевыполнен планируемый результат.

- В чем причины перевыполнения?

- Составляя финплан во втором квартале, мы закладывали прогноз курса гривны к доллару 26,7, и он был зафиксирован в программе МВФ. Но по факту гривна не так сильно девальвировала, и по году у нас убыток от курсовых разниц прогнозируется на 2 миллиарда гривен меньше, чем мы планировали. Еще 2 миллиарда гривен – это результат существенного по сравнению с планом увеличения объема транзита. То есть, это два фактора, которые от "Нафтогаз Украины" не зависели.

- Насколько по сравнению с планом по результатам года будет превышен объем транзита?

- Фактические объемы транзита на 10-12 миллиардов кубометров будут больше запланированных (планировался транзит в объёме 70 миллиардов кубометров, а по факту будет 80-82 миллиардов гривен). Это не только повлияет на существенное увеличение прибыли НАК "Нафтогаз Украины", но и окажет значительный позитивный эффект на налоговые поступления в госбюджет и сумму уплаченных компанией дивидендов в будущем году.

- Какой объем дивидендов планируется перечислить в 2017 году?

- В госбюджет 2017 года уже заложено, что сумма дивидендов составит 50 процентов от суммы чистой прибыли 2016 года согласно финансовому плану. Но опять же, дивиденды начисляются на прибыль фактическую, подтвержденную аудитом. И, если прибыль будет больше, то и сумма уплаченных дивидендов возрастет.

- Давайте поговорим о прибыли более подробно. Прошлый год "Нафтогаз" завершил с убытком в 25 миллиардов. По результатам первого полугодия 2016 года НАК получил прибыль в почти 22 миллиарда гривен. Ранее вы говорили, что львиная доля такого финрезультата сформировалась благодаря росту объемов транзита. Какие еще факторы формировали позитивную динамику?

- В финотчетности за девять месяцев в разделе "Сегменты деятельности" вы сможете четко увидеть два основных источника: прибыль от транзита природного газа - 19,8 миллиардов гривен, и прибыль от его реализации - 4,7 миллиарда гривен. В предыдущие периоды была такая тенденция: мы получали достаточно большую прибыль от транзита газа, но ее было недостаточно для того, чтобы покрыть колоссальный убыток, сформированный от продажи газа по бытовым потребителям и теплокоммунэнерго. То есть, происходило постоянное кросс-субсидирование одного вида деятельности за счет другого. Финансовый результат от торговли газом долгие годы был негативным: даже если мы получаем какую-либо валовую прибыль от торговли газом, она нивелируется существенными суммами процентных затрат по кредитам (около 8 миллиардов гривен за год), которые опять же были взяты, чтобы финансировать убыточную деятельность по торговле газом. Важно понимать, что в финотчетности за 9 месяцев не отражен резерв сомнительных долгов, и он будет отражен в годовой отчетности, и, согласно финплану, составит около 4 миллиардов гривен. Примерно на эту сумму будет уменьшена годовая прибыль.

- О каких сомнительных долгах идет речь?

- Согласно учетной политике компании и требованиям международных стандартов финансовой отчетности, резерв начисляется на дебиторскую задолженность, которая сформировалась на начало года и на протяжении года не была погашена. Непогашение долга в течение года, скорее всего свидетельствует, что у такого потребителя газа серьезные финансовые проблемы и "Нафтогаз Украины" имеет все основания сомневаться в платежеспособности такого контрагента, поэтому такие долги называют сомнительными. И аудиторы следят, чтобы мы, в соответствии с нашей учетной политикой, создавали резерв сомнительных долгов на каждую отчетную дату. Соответственно, мы формируем резерв, и на эту сумму уменьшается прибыль.

При этом надо отметить, что начисление резерва не обозначает, что компания не предпринимает никаких действий по взысканию этих долгов. Так, например, в 2015 году "Нафтогаз" получил около 4 миллиардов гривен по долгам, на которые был ранее начислен резерв.

Львиная доля резерва сомнительных долгов сформирована за счет долгов ТКЭ за газ. На втором месте – долги облгазов, поставляющих ресурс населению.  На сегодня мы обязаны осуществлять продажу газа для нужд бытовых потребителей, теплокоммунэнерго, религиозных организаций и Одесского припортового завода, даже при наличии долгов, в соответствии с возложенными на компанию спецобязательствами, что, конечно, не способствует уменьшению этих долгов.

У НАКа нет контроля над платежной дисциплиной конечных потребителей тепла и газа – мы работаем с облгазами и теплокоммунэнерго. Мы понимаем, что облгазы и ТКЭ не могут получить штрафы и пени с бытовых потребителей. Но, с другой стороны, мы обязаны платить проценты по кредитам, которые мы вынуждены брать из-за того, что облгазы и ТКЭ не рассчитываются с нами вовремя. За 2016 год мы заплатим около 8 миллиардов гривен за обслуживание кредитов.

- Если верить регулярным сообщениям "Нафтогаз Украины" последние несколько лет платежная дисциплина ТКЭ улучшилась. Насколько?

- Мы еженедельно публикуем статистику по расчетам на нашем веб-сайте.  Есть регионы и компании, которые практически не имеют долгов и рассчитываются вовремя, есть же должники, которые не просто хронически не платят, но и регулярно наращивают текущие долги. Платежная дисциплина улучшается, поскольку последние несколько лет действует механизм автоматических расчетов за природный газ через счета со специальным режимом использования (счета, на которые поступают средства потребителей коммунальных услуг, и автоматически происходят отчисления "Нафтогаз Украины" за потребленный ТКЭ природный газ, - ред.).  Хочу напомнить, что введение таких счетов было одним из требований МВФ. Этот механизм позволил существенно улучшить платежную дисциплину. После введения спецсчетов по многим компаниям задолженность уменьшалась, или, по крайней мере, не увеличивалась. Разумеется, мы понимаем, что есть долги предыдущих периодов, которые сложно выплачивать, а есть ситуации, когда на фоне старых, наращивается новая задолженность.

За 2012 год ТКЭ отобрали без оплаты 3,9 миллиардо кубометров газа, за 2013 год — ещё 6,7 миллиардов кубометров. Нам удалось добиться, чтобы за 2015 год отобранный "в долг" объем сократился до 1,9 млрд кубометров. "Нафтогаз Украины" не может не включать штрафы и пени в наши контракты с производителями тепла и поставщиками газа.

- Но как же, например, теплокоммунэнерго могут не накапливать долг, если в правительственном постановлении №217 от июня 2014 года порядок спецсчетов прописан таким образом, что при расчетах ТКЭ за газ, потребленный в этом периоде, НАК засчитывает их как уплату по старым долгам? Получается, что в этой системе теплоэнергетические компании всегда будут вашими должниками, и будут попадать под штрафные санкции…

- Во-первых, при расчетах по постановлению №217 учитываются не все долги ТКЭ за газ перед нами, а только та их часть, которая накопилась с 1 сентября 2015 года. Соответственно 217-м постановлением проблема старых долгов ТКЭ не может быть решена, поскольку на 1 сентября 2015 у ТКЭ уже было около 15 миллиардов гривен долгов за газ перед нами без учета штрафных санкций.

Во-вторых, это же не проблема "Нафтогаз Украины", что в период формирования долгов тарифы на тепло, установленный для теплокоммунэнерго регулятором (НКРЭКУ, - ред.) при участии местных властей не покрывали их затраты, а уровень сбора платежей с населения был не полным. Получилось, что эта ситуация была не нами создана, но в итоге ее переложили на плечи "Нафтогаза".

Недавно был принят закон, в котором речь идет о реструктуризации задолженности теплокоммунэнерго за потребленный газ (закон №1730-19 "О мерах, направленных на урегулирование задолженности теплоснабжающих и теплогенерирующих предприятий за потребленные энергоносители", - ред.).

В этом документе прописаны механизмы реструктуризации старой задолженности, наложения моратория на начисление штрафов и пеней и списания штрафов, которые продолжают накапливаться из-за старых долгов. Мы понимаем, что, не освободившись от старого долгового бремени, теплокоммунэнерго будут все время накапливать задолженность. Кроме реструктуризации задолженности, правительство приняло еще целый ряд других инициатив – рассрочка платежей за услуги отопления, регуляторное снижении цены на газ для производства тепла для бюджетных организаций и ряд других.

У всех этих инициатив есть одна общая черта – всё финансовое бремя ложится на "Нафтогаз". Я уже говорил, что из-за того, что с нами энергетические предприятия не рассчитываются за газ в полном объеме, мы ежегодно платим около 8 миллиардов гривен процентов по кредитам. "Нафтогазу" же ни один банк не сказал: "мы простим вам проценты по кредиту, поскольку ваши контрагенты не рассчитались вовремя и вы не можете получить с них штрафы". И получается, что в результате НАК несет все эти затраты.

Поскольку эта ситуация была изначально создана государством, мы предлагали, чтобы ТКЭ реструктуризировали долги, им списали штрафы, но не полностью за наш счет, а у НАКа тоже бы происходило определенное списание части долга госбанкам. Но этого не произошло. При этом нам многие говорят, мол, вы же прибыльные, вот за счет прибыли и покроете все. Но тогда мы опять возвращаемся к губительной практике кросс-субсидирования одних видов деятельности за счет других.  Ведь прибыль государственной компании принадлежит всему народу, и эту прибыль можно было бы через дивиденды распределить по-другому, например, на нужды медицины или армии, а не на покрытие убытков ТКЭ.

- Какова в общих показателях прибыли доля от продажи газа?

- Если говорить о прогнозе на 2016 год, то в сегменте оптовой торговли газом мы выйдем на небольшую прибыль – около 1-2 миллиардов гривен (с учетом начисленного резерва сомнительных долгов). 90 процентов нашей общей чистой прибыли, как я уже говорил, – прибыль от транзита. И совершенно неправильно говорить, что "Нафтогаз" получил прибыль благодаря росту тарифов. Это не так. Просто раньше прибыль от транзита «съедалась» убытками от продажи газа. А сейчас наша прибыль от транзита просто перестала перекрывать убыток от деятельности по продаже газа, которая после изменения цены перестала быть убыточной.

- Несмотря на то, что компания вышла в прибыль, НАК продолжает испытывать серьезный дефицит собственных средств. Он составляет почти 19 миллиардов гривен. В чем причина?

- На самом деле дефицита нет. Это вопрос семантики, что мы называем "дефицитом". Долгое время "Нафтогаз" был не только убыточной, но и колоссально дефицитной компанией, которая финансировалась за счет госбюджета. Поэтому МВФ в качестве целевых показателей для Украины отслеживает не только размер дефицита бюджета, но и совокупный дефицит бюджета и "Нафтогаза". В техническом Меморандуме с МВФ даже приведена методика, в соответствии с которой рассчитывается кассовый дефицит "Нафтогаза".

Минфин, как министерство, отвечающее за выполнение Меморандума с МВФ, много лет назад настоял на принятии финплана для НАКа не только по формам, предусмотренным действующим законодательством, но и ввел форму "Основные показатели движения денежных средств". В этой форме и было использовано понятие "дефицита", чтобы демонстрировать, какая у компании потребность в финансировании. Эта потребность покрывалась за счет дотаций из бюджета или за счет привлечения новых кредитов.

То есть, в данном случае, термин "дефицит" - это условный устаревший термин, и мы его употребляем только в дополнительной форме финплана, предложенной  Минфином. Если говорить об общепринятой международной практике составления финансовой отчетности, которую мы используем, то 2016 год является бездефицитным для нас. 18,9 миллиардов гривен, которые мы указали в финплане под термином "дефицит", включает все наши чистые поступления от операционной деятельности, минус плановое погашение кредитов. Если учитывать только результат операционной деятельности, как это принято в мировой практике, то у Нафтогаза нет дефицита.

- Если это исключительно условный термин и нет дефицита в 18,9 миллиардов, то почему в пояснительной записке к финплану на 2016 год, который вы подали на Кабмин, указывается, что частично дефицит будет погашаться за счет кредита ЕБРР в 300 миллионов долларов?  Однако изначально целевое назначение кредита была закупка газа.

- Обратите внимание, что в документе есть графа "Возврат кредитов" - почти 41 миллиард гривен. А привлечено кредитов на около 21 миллиард гривен, и если говорить про реальный дефицит или профицит, то вот графа "Возврат кредитов" не должна учитываться, тогда вы увидите, что у компании профицит плюс 22 миллиарда гривен.  По методике Минфина, которая применяется много лет, дефицит, грубо говоря, определялся как разница между всеми поступлениями и тем, что нам нужно заплатить (включая плановое погашение кредитов). Покрытие этого дефицита – это либо средства бюджета, либо новые кредиты. Речь идет не только о займе ЕБРР, но и обо всех привлеченных новых займах. Но по факту, мы погашаем больше, чем мы берем кредитов, поэтому дефицита у нас нет.

- Какой у "Нафтогаза" сейчас кредитный портфель?

- Общий кредитный портфель до конца года составит порядка 66 миллиардов гривен, столько же, сколько было на начало года. Задолженность по кредитам не изменилась из-за девальвации гривны, если взять эту же задолженность в долларовом эквиваленте, то на начало года она составляла 2,8 миллиардов долларов, а на конец года прогнозируется в сумме 2,5 миллиардов долларов.

Целевое использование, если мы говорим о "Нафтогазе" как отдельном юрлице, а не о группе компаний - это всегда займы, привлеченные на закупку газа. Если говорить о наших дочерних компаниях, то они привлекают кредиты для капитальных инвестиций.

- Кабмин утвердил предоставление госгарантий МБРР (подразделение Всемирного банка) на сумму 500 млн долларов по обязательствам НАК "Нафтогаз Украины" перед Citibank и Deutsche Bank. То есть, Всемирный банк напрямую деньги "Нафтогаз Украины" не выдает, а дает их другим коммерческим банкам, а перед ВБ за компанию поручается правительство?

- Да, это так. Нужно понимать, что Всемирный банк - это международная финансовая организация. Но в отличие от других МФО, например, ЕБРР, устав Всемирного банка не предполагает прямого кредитования юридических лиц, только кредиты правительствам государств. Но Всемирный банк может выдавать гарантию на другие финансовые институты. Соответственно, единственная возможность, при которой НАК может получить финансирование от Всемирного банка, - это предоставление гарантий на какой-либо другой коммерческий банк. В данном случае, речь идет о консорциуме двух коммерческих банков - Citibank и Deutsche Bank. А Всемирный банк при этом получает от правительства Украины суверенную гарантию.

- Когда будут подписаны кредитные договора и НАК сможет начать закупку газа за эти деньги?

- Все кредитные договора находятся в стадии окончательного согласования, и до конца года планируется их подписание. В январе-феврале 2017 года мы планируем начать закупку газа, используя этот кредит.

- Почему нужна такая сложная схема? Ведь "Нафтогаз" может взять кредит у этих европейских банков под госгарантии, например?

- К сожалению, ни один коммерческий банк не готов предоставить "Нафтогазу" новые кредиты на приемлемых условиях, даже под госгарантии, - кредитный рейтинг Украины и "Нафтогаза" сейчас невысокий. Поэтому единственная возможность получить для нас этот займ - под гарантию Всемирного банка. Что означает эта гарантия? Если мы не рассчитываемся, существует несколько механизмов обеспечения долговых обязательств. Один из них - направить часть нашей выручки, полученной от потребителей газа, на погашение кредита. Но в самом худшем случае вступает в силу гарантия Всемирного банка, который покроет этот займ. Затем Всемирный банк обращается к правительству Украины, и государство погашает этот долг. По другому эта схема не работала бы, поскольку Всемирный банк не давал гарантию на коммерческие банки без госгарантии от правительства Украины, а те, в свою очередь, не давали бы нам займ без гарантии ВБ. 

- Почему Всемирный банк не может предоставить этот кредит не через другие банки, а правительству Украины под госгарантии?

- Тогда бы этот займ был бы в пределах лимита макрофинансовой помощи. У этой помощи для Украины есть общий лимит по всем программам. И в рамках этой сделки, Европейский инвестиционный банк уступил часть своего лимита Всемирному банку по некоторым своим инфраструктурным проектам, по которым пока еще неясно, когда они будут финансироваться. Таким образом, Всемирный банк получил дополнительную квоту, которую он смог распространить на нашу сделку. Выгода этой сделки для Украины в том, что мы не уменьшаем общий лимит макрофинансовой помощи Украины во Всемирном банке, а займ идет как дополнение к ней. Ведь правительство очень четко определило параметры финансовой помощи "Нафтогазу", и в этом году было четко прописано, что компания не будет получать ни копейки из госбюджета. И мы двигаемся в этом русле. Более того, мы - самый крупный налогоплательщик в стране. Но помощь в виде государственных гарантий на какое-то время сохранится. После того, как будут полностью возвращены кредиты Всемирного банка, ЕБРР и планируемая в 2017 году аналогичная сделка с IFC (Международная финансовая корпорация, входит в структуру ВБ, - ред.) на сумму около 150 млн долларов, "Нафтогаз" будет полностью рассчитывать на свои силы. Мы планируем погасить займы к 2019 году.

- Закупку газа НАК будет оплачивать за счет кредитных средств. Тогда на какие цели будет потрачена прибыль?

- Этот вопрос также связан с планом на 2017 год. У нас есть три варианта, куда компания может направить заработанные средства. Один из них – вложиться в новые проекты, например, в развитие и бурение новых газовых скважин, разработку месторождений, или в проекты, связанные с энергоэффективностью. Второй - направить средства на погашение кредитов, в том числе госбанкам. И третий вариант - выплатить дивиденды в госбюджет. В какой пропорции будет распределена прибыль по этим направлениям – вопрос, который сейчас согласовывается с набсоветом компании и окончательно будет решен правительством при принятии финплана.

-Насколько я понимаю, с пропорцией по дивидендам есть ясность – 50% от прибыли…

- Сейчас в бюджете 2017 года заложен именно такой параметр.  Но в целом, вопрос дивидендов - это не вопрос к менеджменту "Нафтогаза". Сколько скажут, столько и заплатим. Мы сможем использовать только ту сумму, которая у компании останется после выплаты дивидендов. Вопрос погашения кредитов или инвестиций в капитальные проекты тоже важный, и мы сейчас с наблюдательным советом работаем над приоритетами и разработкой среднесрочной и долгосрочной стратегии, а также детального инвестиционного плана. Когда мы согласуем это с набсоветом, тогда мы сможем определиться как распорядиться оставшейся после уплаты дивидендов прибылью.

- И все-таки, какие у НАКа планы по вложениям в развитие внутренней добычи?

- Наши планы уже были презентованы в рамках Программы ПАО "Укргаздобычи" "20/20": нарастить добычу газа до 20 миллиардов кубометров к концу 2020 года. Эти планы достаточно амбициозны и требуют существенных инвестиций в добычу газа уже в 2017 году. Речь идет о десятках миллиардов гривен. 

- Вы планируете привлекать кредиты на инвестиции во внутреннюю добычу?

- В зависимости от того, какой будет размер этих капитальных инвестиций, будет понятно, необходимо ли привлекать дополнительные займы или нам хватит тех денег, которые у нас есть, и будем ли мы излишек средств направлять на погашение уже существующих займов. То есть,  куда мы направим прибыль после уплаты дивидендов, зависит от инвестиционного плана на ближайшие пять лет, прежде всего, по ПАО "Укргаздобыче".

- А когда вы определитесь с инвестпланом и стратегией развития?

- В течение ближайших месяцев.

- В 2016 году компания увеличила внутренние расходы на зарплаты членов правления, директоров, служебные командировки, услуги транспорта, юридические услуги. При этом НАК собирается увеличивать заработные платы менеджмента и в следующем году.  Отдельная графа в финплане – это «затраты на услуги внешних советников», привлечение которых обусловлено решением набсовета от 13-14 июля 2016 года на инвестиционно-банковские услуги. На эти цели планируется потратить 7,3 миллионов долларов, из которых 3 миллионов – в этом году. Что это за советники? И почему необходимо увеличивать и без того высокие зарплаты в НАКе?

- Есть мнение, что в бедной стране люди должны получать низкую зарплату, тем более в государственных компаниях. Но долгое время некоторые прежние руководители "Нафтогаза" получали по тысяче долларов в месяц, при этом покупали виллы, дорогие автомобили, самолеты и даже политические партии. Вот тогда это никого не смущало?

- Мой вопрос не о старой команде, а о действующей. Разумеется, что зарплата менеджмента должна быть достойной. Но она и сейчас далеко не маленькая. Зачем нужно повышать зарплатный фонд компании?

- Зарплата не должна быть достойной, зарплата должна быть конкурентной, если вы хотите построить нормальный прибыльный бизнес. Руководителю, который получает рыночную "белую" зарплату, нет смысла брать взятки и «сидеть на откатах».  Напротив, если вы как собственник (я говорю о государстве) нанимаете менеджера, наделяете его колоссальными полномочиями и ответственностью, но платите зарплату в десятки раз ниже рыночной, вы создаете этим почву для коррупции.  Мало того, ни один высококлассный менеджер к вам не пойдет, предпочтя работать в "белую" в частном бизнесе.  А придут на низкую зарплату в основном потенциальные коррупционеры или непрофессионалы.    

Если вы спросите, какой уровень компенсации в госкомпаниях в любой цивилизованной развитой стране, вам ответят, что он такой, который позволяет госкомпании конкурировать за специалистов с частным бизнесом. Это необходимо для того, чтобы в компанию приходили работать люди с хорошим образованием, опытом работы. И почему менеджер, который получил хорошее европейское образование, работал в престижных иностранных компаниях и может качественно управлять госпредприятием, должен получать зарплату в десять или двадцать раз ниже рыночной? Айварас Абромавичус, будучи министром экономики, поднял этот вопрос. Впервые было принято постановление, которым правительство определило, какой должна быть зарплата руководства и вознаграждений относительно средней зарплаты в отрасли. Соответственно, первыми у нас вышли на рыночный уровень зарплаты членов правления компании.

Используя этот же принцип, мы провели анализ украинского рынка с помощью аудиторской компании и начали приводить зарплаты своих сотрудников к рыночному уровню. По многим позициям их не нужно было поднимать, поскольку они вполне соответствовали этому критерию. В некоторых случаях, напротив, пришлось увеличивать, чтобы привлечь высококвалифицированных специалистов. Последние два с половиной года я лично столкнулся с проблемой поиска высококлассного специалиста на пост директора департамента информационных технологий, потому что такие специалисты не будут работать на нерыночную зарплату. Чтобы привлечь качественный персонал, не нужно ничего платить сверх, нужно просто платить на уровне рынка. И это оказывает позитивный эффект на результаты. Например, Олег Прохоренко (глава правления ПАО "Укргаздобыча", - ред.) уже несколько раз отработал свою зарплату тем, что убрал несколько серьезных коррупционных схем в сфере закупок на предприятии. Для государства выгоднее платить специалисту рыночную зарплату и получать существенно больше прибыли.

- К концу первого квартала ожидается решение по одному из споров НАК "Нафтогаз Украины" и российского "Газпрома" в Стокгольмском арбитраже. Если решения будут позитивными для Украины, стоит ли ожидать, что уже в следующем году компания будет разделена по видам деятельности?

- В Стокгольмском арбитраже уже прошли слушания, и первое решение (по контракту купли-продажи газа, - ред.) ожидается уже в конце марта, максимум в конце апреля. А по транзитному иску – во втором квартале. То есть, до этого момента об анбандлинге (unbundling - разделение компании по видам деятельности, - ред.) "Нафтогаза" речи не идет. Но нам ничто не мешает готовиться к этому процессу. На уровне правительства работает рабочая группа с тремя подгруппами. Уже сформирован уставный капитал и утвержден устав новой компании "Магистральные газопроводы Украины". Нам нужно понять, какой будет роль европейских и американских компаний в управлении украинской ГТС.

Для этих целей мы как раз хотим нанять инвестиционный банк или инвестиционного советника, который и выступит посредником в переговорах между Украиной и потенциальными инвесторами. Возможно несколько вариантов привлечения такого инвестора: или совместное управление, или же концессия. Пока нам сложно говорить, какой из путей будет выбран, в любом случае, это будет решение правительства. Сейчас мы формируем финансовый план на 2017 год, исходя из предположений, что анбандлинг будет проведен в конце 2017 года, то есть, результаты анбандлинга проявятся только в 2018 году.

- Согласно рекомендациям МВФ, до апреля 2017 года будет действовать временный механизм корректировки тарифов на газ. Далее – либерализация рынка, у НАКа должны появиться конкуренты в виде частных газотрейдеров. Как это отразится на финансах "Нафтогаз Украины"?

- Изначально МВФ рекомендовал, что механизм специальных обязательств по стоимости газа для населения будет действовать в переходном периоде (до решения Стокгольмского арбитража, - ред.). То есть, два отопительных сезона. Проблема в том, что действующий сейчас механизм субсидий "заточен" под одну компанию – НАК "Нафтогаз", которая продает через облгазы газ для нужд населения. Согласно требованиям МВФ, мы должны либерализировать рынок таким образом, чтобы газ населению могла продавать любая компания, имеющая соответствующую лицензию. Для этого, необходимо провести монетизацию субсидий, хотя бы частичную. Потому что действующий механизм субсидирования не стимулирует потребителя к экономии.

Сейчас разрабатываются разные варианты изменения механизма субсидирования. И в зависимости от того, каким он будет, мы будем понимать, как это отразится на финансах НАКа. Может быть так, что механизм специальных обязательств будет продлен на какое-то время, что опять потребует обновления договоренностей с МВФ. Тогда наш статус-кво будет продлен еще на один год. В случае же либерализации рынка, возникнет конкуренция, и потребитель сможет покупать газ не только у "Нафтогаза". Ведь одна из целей реформы рынка как раз состоит в создании конкуренции, которая обеспечит справедливую рыночную цену газа для потребителя.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top