17 мгновений СФР

То, что происходит вокруг ликвидации налоговой милиции и создания финансовой полиции напоминает поговорку “говорили-балакали, сіли й заплакали”.

Несколько премьер-министров и министров финансов делали политический пиар на этой теме, однако дальше смены названия реформа не двигалась. Тогда мы, вместе с коллегами народными депутатами, решили самостоятельно разработать концепцию качественно нового органа, на ее базе сделали законопроект о Финансовой полиции, которым задали высокие стандарты реформы и направление движения для правительства.

Мы понимали, что наш законопроект натолкнется на сопротивление при прохождении через парламент, потому что силовики будут против потери возможности контролировать львиную часть теневых сделок, а также будут противостоять потере карательных полномочий. Кроме того, выходцы крупнейшие фракции Рады возглавляют силовые структуры, которые верой и правдой работают на них! Единственная возможность принять законопроект и создать независимый орган, который будет стоять на страже финансовых интересов бюджета государства – это основательная разъяснительная работа: объяснение, почему именно при такой концепции у нас появится возможность успешно провести реформу и создать препятствие для хищения государственных средств, а также последовательное давление на власть со стороны общественности, бизнеса и внешних союзников

Минфин принял наш законопроект за основу и в ходе рабочих групп с силовиками пошел им на уступки, убрав из текста фундаментально важные положения.

Вот несколько примеров.

Относительно подчиненности Службы - из законопроекта изъяли пункт о том, что деятельность нового органа координируется Министерством финансов Украины. Зато отметили что деятельность СФР координируется через министра, указанного в Положении о СФР. Вопрос к рабочей группе и правительству: кто же тот таинственный, не определеный в законе министр? Не министр ли внутренних дел?

Еще одна юридическая нелепость - наличие Закона о СФР и Положения о СФР, упомянутого в этом же законе. Если есть закон, то для чего необходимо Положение? Настаиваю на том, что подчиненность должна сохраниться именно за Министерством финансов, поскольку именно у него есть или должен быть доступ ко всем базам данных, необходимых для быстрого запуска новой Службы. Вместо этого, неопределенность в законе профильного министерства, фактически, является элементом политического торга. 

Один министр-силовик думает, что выторгует что-то для себя, другой министр думает, что перехитрит всех, но как бы потом не оказалось, что он сам останется ни с чем. В результате, если ни одна из политсил не получит полный контроль над новым органом, то они его снова поделят – глава твой, первый зам - мой, как они сделали с Генеральной прокуратурой. Нельзя правоохранительные органы делать разменной монетой политиков! Поскольку речь идет о правоохранительном органе, он должен быть аполитичным и профессиональным. Поэтому политику - в сторону!

Штатная численность. Не уверена в том, что в случае, если предельную численность СФР не предусмотреть в законе, то Кабмин не раздует ее штат, как это уже когда-то было с налоговой милицией.

Также одной из важнейших тем необходимых для воплощения реформы является конкурсный отбор руководства и детективов СФР. Почему так важен независимый, профессиональный и прозрачный конкурс для определения руководства Службы и его сотрудников ? Руководящий состав Службы не должен иметь никаких обязательств перед будущим руководством, никакое влияние министра при отборе руководителей недопустимо! Так же и с отбором детективов. Глава не должен влиять на их отбор. Тогда он будет оценивать сотрудников только по профессиональным качествам и выполнению возложенных на них функций. В нашем законопроекте "О Финансовой полиции" №4228 был прописан четырехуровневый порядок отбора кандидатов на должность:

- проверка на соответствие кандидата требованиям вакантной должности;

- проверка на знание законодательства;

- психофизиологическая проверка;

- проверка на добропорядочность и собеседование с конкурсной комиссией с учетом предыдущих проверок

То есть, в законопроекте №4228 были тщательно проработаны и выписаны процедуры создания конкурсных комиссий и проведение конкурсов на замещение должностей в руководстве Службы и детективов. Чиновники же удалили нормы с четко прописанными условиями, и в законопроекте прописали его как консультативный, с делегированием министру (еще не определено какому именно!) полномочий определять порядок проведения конкурса, создавать конкурсную комиссию и выбирать одного кандидата из трех предложенных консультативной комиссией. Тем самым полностью нивелируется принцип избрания независимого, от политического влияния и министра, руководства Службы. Кроме того, из законопроекта полностью убран порядок создания конкурсной комиссии и процедура проведения такого конкурса. В новой версии порядок проведения конкурса определяется руководителем Службы и утверждается министром.

Если Минфин думает, что это допустимый компромисс с силовиками, то это - не компромисс, господа, это - "зрада"!

В заключительных положения появился абсолютно бессмысленный пункт об ограничениях на участие в конкурсе сотрудников правоохранительных органов, которые занимали должности в правоохранительных органах после 2010 года. Получается, что до 2010 года в органах правопорядка работали некоррумпированные профессионалы, а затем, в 2010-м, они быстро сбежали?!

Есть много несущественных изменений, которые возможно проработать в рабочем порядке. 

С чем не соглашусь, так это с изменением названия органа. Мы очень долго дискутировали по этому поводу и пришли к выводу, что термин «финансовые расследования» - понятие более широкое, чем функции и задачи этой Службы. Термин «финансовые расследования» зарубежом используется как параллельное расследование каждого уголовного дела, где необходимо установить и арестовать активы, приобретенные преступным путем. А это, фактически, все дела, в которых основной мотив – получение материальных благ. Кроме того, финансовые расследования могут проводить другие органы, занимающиеся установлением убытков, мошенничеством и кражами. Поэтому у Службы не может быть монополии на этот термин.

В итоге. Если Минфин хочет достичь результата, он должен начать откровенную и открытую работу со своими основными союзниками: депутатами - авторами законопроекта о Финансовой полиции, общественностью и бизнесом! Иначе мы получим еще один инструмент для расправы, а не новый демилитаризованный независимый орган, который будет служить народу Украины, а не конкретным персонам в государственной власти. 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top