ru ua

Сергей Лищина: Нужно импортировать сырье, а не готовую продукцию

Сергей Лищина: Нужно импортировать сырье, а не готовую продукцию Фото: бизнесмен Сергей Лищина (facebook.com)

Совладелец завода Izovat, концерна "Украинские лесопильни" предприниматель Сергей Лищина – один из немногих инвесторов, который, несмотря на кризис, взялся за строительство нового завода. Однако, по его слоам, местные власти ничего не делают для того, чтобы помочь построить новое предприятие. А Кабмин элементарно не может обеспечить импорт сырья, критически важного для работы промышленных предприятий. Подробнее обо всем Лищина рассказал в интервью РБК-Украина.

– Вы инвестируете более тридцати миллионов долларов в строительство новых предприятий в Житомирской области. Как местная власть отнеслась к этому проекту? На вас кто-то вышел, предложил поддержку?

– Пока никак. Мы не увидели ответной реакции от местной власти. Наверное, потому что не в наших традициях спрашивать, как дела, здороваться и протягивать руку помощи. Но, надеюсь, эта ситуация поправима, и в будущем губернатор и мэр, может быть, все-таки предложат помощь.

Существует масса технических моментов, где такая помощь нам может понадобиться. Например, в вопросах подключения к электросетям и решении проблем, возникших с "Житомироблэнерго". Мы не просим денег, но поддержка нам бы не помешала.

Любой здравомыслящий человек, любой губернатор и мэр понимают, что инвестор обязательно нужен для региона. Он создает рабочие места, а это 150-180 вакансий в перспективе. Предприятие будет платить налоги и производить полезный продукт – 18 тысяч тонн теплоизоляции, которая позволит стране стать энергоэффективной. Это производство полезно не только нам, предпринимателям, но и населению.

В целом хорошо, что местная власть не мешает. Но хотелось бы иметь более ответственный подход к тому, что происходит.

– По вашему мнению, как государству необходимо подходить к вопросу определения критического импорта, чтобы не пострадали интересы внутренних производителей?

– Действительно, мы сталкиваемся с проблемами ограничения импорта сырья из России, которое является критически важным для производства нашей продукции. Прежде всего это касается карбамидно-формальдегидного концентрата (КФК), который производится в РФ тремя крупными химическими компаниями.

В Украине этот сырьевой продукт производит в ничтожных количествах единственный производитель, поскольку, будучи сырьем, КФК не представляет особого интереса для продажи. Предпочтение отдается продуктам с большей добавленной стоимостью, в частности карбамидно-формальдегидной смоле (КФС). Соответственно, купить нужный объем невозможно - они и сами покупают готовый КФК у импортеров-посредников.

При этом, пролоббировав запрет импорта из РФ наиболее дешевого КФК, они практически убили своих конкурентов – производителей смол. А тех, кто еще остался, поместили в жесткую зависимость от 1-2 поставщиков из третьих стан с проблемами ритмичной поставки и высокими ценами. Как следствие, под удар попало производство древесных плит, в том числе и мы – производители ДСП, фанеры.

Своим непродуманным лоббистским решением государство разрушило отрасль производства смолы – импорт смол пошел из третьих стран, а производители древесных плит оказались на грани остановки. Интересно, что непосредственно перед введением эмбарго на поставки из России Минэкономики более года проводило антидемпинговое расследование против поставщиков КФК и КФС из России.

В результате была введена пошлина на КФС, а по КФК комиссия сочла введение любых ограничений нецелесообразным. Но там, где кому-то очень хочется, ущерб для экономики Украины значения не имеет.

Но зачем государству обеспечивать беспошлинную поставку КФК из России?

– У нас работают порядка двух тысяч человек на всех предприятиях, которые производят различные виды продукции деревообрабатывающей промышленности, такие как ДСП и фанера, где используется смола. Продуктом для производства смолы является КФК. КФК – это чистый метанол, а метанол – это чистый газ.

Где наш украинский газ? – Непонятно где. Для населения как-то используется. А в промышленности он особо не применяется. Производство метанола на северодонецком "Азоте" построено в 50-е годы. О чем можно говорить… Гипотетически Фирташу можно его запустить. Но какой смысл производить продукт, если его себестоимость будет в полтора-два раза выше рыночной. Это абсурд. Производные, которые можно получать из метанола, пользуются спросом. Наверняка тот же Фирташ заинтересован, чтобы они производились. Та же уксусная кислота, формалин и смолы. Но мощность этого производства такова, что товарный метанол просто некуда девать по цене, которая явно выше рыночной. Это абсурд.

Я химик и хорошо знаю это производство. Мой отец работал начальником цеха метанола – единственного в стране. Это близкая мне тема.

Основная мысль, краеугольный камень: перестаньте покупать готовую продукцию с добавленной стоимостью, покупайте только сырье. Сделайте из страны-агрессора сырьевой придаток.

Если это выгодно для экономики, покупайте сырье. Не покупайте готовый продукт – ДСП, минеральную вату.

Я говорю о своих продуктах, но уверен, что есть еще миллион других продуктов, которые производят в Украине, и в то же время они завозятся из России, из Беларуси и никакой пользы украинской экономике не приносят.

По вашему мнению, были ли у государства какие-либо основания не включать КФК в перечень продукции, запрещенной для импорта?

– Мы уже проходили этот путь, когда было антидемпинговое расследование, которое длилось в Украине полтора года. Было доказано, что на такой продукт, как КФК, вводить запрет нельзя. Полтора года проводится расследование, которое в итоге говорит о том, что мы не вводим дополнительные пошлины и акцизы на данный продукт, а в конце концов получаем эмбарго. Эти вещи несопоставимы.

Мы можем об этом говорить и придумывать различные способы взаимодействия, но это не работает. Сколько институтов было задействовано, сколько юристов работало, сколько часов было потрачено на то, чтобы изучить вопрос. И все это накрылось медным тазом.

Для определения критического импорта важно понимать последствия введения запрета и реальную (а не декларируемую) возможность приобретения данного продукта у других производителей по приемлемым ценам. И чем больше сырьевой импорт, тем меньше должно быть ограничений, и наоборот. Украина должна стремиться наращивать долю продуктов с высокой добавленной стоимостью, превращая страну-агрессора в сырьевой придаток. К сожалению, решения государственных чиновников не всегда следуют здоровой экономической и геополитической логике.

– Как вы относитесь к тому, что законопроект об "инвестиционных нянях" был отклонен Верховной радой на том основании, что не предоставлялись льготы табачным и алкогольным компаниям?

– Не думаю, что данный законопроект отклонен только из-за того, что льготы не предоставлялись табачным и алкогольным компаниям. Весь проект закона крайне "сырой" и не согласуется с другими законодательными актами Украины.

При этом, кроме табака и алкоголя, в проекте закона исключена поддержка инвестиций в добычу угля, нефти и газа, что само по себе довольно странно, так как по данным направлениям Украина достаточно импортозависима и именно в этих направлениях, наоборот, необходимо начинать поддержку в первую очередь.

Отправка законопроекта на доработку вполне закономерна, поскольку в существующей редакции он неработоспособен. Намерения принять его больше похожи на попытку сохранить лицо после неудачного пиар-хода, связанного с "инвест-нянями".

Тем не менее попытка создания подобного законопроекта является положительным моментом, потому что в процессе его подготовки обнажаются те подводные камни, которые мешают увеличению инвестиций в экономику Украины.

Надеемся, что при наличии политической воли данный законопроект может вырасти в нечто большее и дать старт крупным инвестпроектам в Украине.

–​​​​​​​ Назовите пять шагов, которые должна сделать власть для того, чтобы увеличить объем инвестиций в украинскую индустрию, создать дополнительные рабочие места и нарастить объем налоговых поступлений?

– Правильно было бы понять, какие стратегические шаги необходимо сделать государству для привлечения инвестиций в долговременной перспективе и какие тактические меры необходимо принять нынешней власти для роста инвестиций в краткосрочном периоде.

Можно сказать, что тактика – это инструмент реализации стратегии, и начинать нужно именно с определения стратегических шагов. Но, к сожалению, со стратегией у нас последние 30 лет тяжело. Нет даже единого мнения относительно того, куда должна двигаться страна: на Запад, на Восток или оставаться нейтральной.

Тактические направления, по которым следует двигаться, определить несложно – они достаточно активно обсуждаются в медийном пространстве. Направлений много, но если выделить пять основных, то это урегулирование ситуации на Донбассе, открытие рынка земли, антикоррупционная реформа, сокращение бюрократических барьеров за счет цифровой трансформации, оптимизация регулирования естественных монополий, особенно в сфере поставок и подключения к энергоносителям. Нельзя сказать, что в данных направлениях ничего не делается, но это больше похоже на топтание на месте, чем на движение вперед.

Ключевая проблема – это чрезмерная зависимость экономики от олигархов. По сути, ее монополизация олигархами. Мы должны избавляться от корпорации АхмКол или КолАхм, когда страна, в сущности, зависит от двух людей, и тарифы на электроэнергию, и междоусобные войны, и решения, влияющие на экономику, полностью зациклены на них. Это ущербно. И на самом деле все уже устали от этого. Говорим об этом много, а олигархи правят Украиной и будут дальше править, если ничего не изменить.