Сергей Березенко: Шансы, что парламентские выборы состоятся – 90/10

Сергей Березенко: Шансы, что парламентские выборы состоятся – 90/10
Сергей Березенко: я не вижу оснований для неожиданного решения Конституционного суда (фото: пресс-служба)

Во время последних президентских выборов Сергея Березенко называли одним из топ-менеджеров избирательной кампании Петра Порошенко, наряду с бывшим замглавы Администрации президента Виталием Ковальчуком и главным идеологом штаба экс-президента Игорем Грынивым.

После роспуска парламента новым президентом Владимиром Зеленским, партия Порошенко объявила о своем ребрендинге в Европейскую солидарность. А избирательный штаб обновленной политической силы единолично возглавил Березенко.

В следующее воскресенье партия Порошенко проведет свой съезд, где должен стать известен список, с которым она пойдет на выборы. Согласно данным социологии, опубликованным на этой неделе компанией Рейтинг, свои голоса за список Европейской солидарности могут отдать 7,8% избирателей. Это значит, что у нее может быть около 23 депутатов в новом парламенте, не считая мажоритарной части.

РБК-Украина встретилось с Березенко в партийном офисе на улице Лаврской. В интервью он рассказал о перспективах отмены указа Зеленского о роспуске Рады Конституционным судом, переговорах в Владимиром Гройсманом и Виталием Кличко, месте Андрея Парубия в списке партии экс-президента и многом другом.

- Видите ли вы угрозу отмены Конституционным судом указа президента Владимира Зеленского роспуске парламента и срыва выборов?

- Я расцениваю шансы 90/10 в сторону того, что выборы состоятся.

- Состоятся штатно и без проблем?

- Да. Нужно смотреть на события. У нас регистрируются кандидаты, бюллетени уже начинают разрабатываться и печататься. Более того, ЦИК заявил, что уже распределил деньги и порядка двух миллиардов уже есть на счетах. Есть прецеденты, решения Конституционного суда, как было в Тернополе в 2009 году, которые показывают, что нельзя остановить избирательный процесс, который уже начался. Более того, есть еще вопрос нарушения прав уже зарегистрированных кандидатов, которые по закону имеют право быть избранными и право избираться, что является неотъемлемым конституционным правом гражданина. Поэтому, если все эти факторы сложить, тем более, понимая, что президент страны и элиты больше заинтересованы в том, чтобы выборы прошли, я не вижу оснований для неожиданного решения Конституционного суда. Но 10 процентов всегда оставляю, это же Украина.

- Вы пойдете в Раду в списке Европейской солидарности?

- Я уже дал ответ на этот вопрос на съезде. В списках Европейской солидарности меня точно не увидят.

- Вы пойдете по округу?

- Округ - это сложнее вопрос. Безусловно, я сейчас концентрируюсь исключительно на работе руководителя штаба Европейской солидарности. Это занимает очень много времени, каждый день заканчиваю не раньше полуночи.

Дело в том, что на округе меня подержали мои избиратели, и было бы легко ответить на этот вопрос, если бы у меня не было там очень высокого рейтинга. На сегодня социология показывает, что у меня самый высокий рейтинг. Соответственно, у меня позитивный баланс доверия и недоверия, и я чувствую поддержку людей. Принять решение по поводу округа я могу только тогда, когда поеду туда, встречусь со своими избирателями, со своей командой и проговорю с ними этот вопрос. Но однозначно могу вам сказать, что работа в парламенте следующего созыва для меня не является приоритетом.

- Вопрос как к главе штаба. Многие говорят, что даже мифический кандидат от Слуги народа по разным округам набирает сразу, при использовании бренда, от 10 до 20 процентов?

- Это правда. Эта ситуация очень напоминает мне 2014 год. Впечатление, что смотришь через зеркало времени в прошлое. Такая ситуация была с нашей политической силой. Я помню, как в конце мая 2014 года были одновременно президентские выборы, и выборы мэра Киева. Когда любой кандидат, которого фотографировали между Петром Порошенко и Виталием Кличко, становился депутатом. Тогда еще не было новой избирательной системы для местных выборов. Тогда наша фракция набрала 78 мандатов из 120 в Киеве. Поэтому, то что сейчас происходит со Слугой народа - это абсолютно нормально. Есть социология, которая показывает, что процент, который набрал президент Зеленский - это ожидания, связанные с надеждой на лучшее. Причем, есть две эмоции: первая - надежда, а вторая - это интерес. То есть многие просто ждут, что из этого получится.

- Как эксперимент.

- Да, как эксперимент. Многим просто интересно - будет так, как мы и думали, или может быть что-то поменяется. Интерес и надежда. В чем риски интереса? Интерес превратится либо в гордость, поддержку и уважение, либо в разочарование. Так происходит всегда.

- По вашему мнению, какой запас прочности есть у Зеленского по времени?

- Ну все говорят про сто дней. Единственное, мне кажется запас прочности начнет ослабевать после того, как политическая сила Зеленского придёт в парламент. С этого момента они станут ответственными за все процессы, которые происходят в стране, и уже сказать, что есть плохой парламент или плохое правительство не получится.

- У вас, как у главы штаба конкурирующей организации…

- Мы не конкурирующая организация, мы просто политическая сила, которая идет на выборы.

- Хорошо, тогда у вас, как политической силы, которая идет на выборы, есть методы борьбы с Зеленским?

- Мы вообще не будем с ним бороться. Более того, наши избиратели не хотят борьбы с Зеленским. Наш избиратель скорее обеспокоен уровнем компетенции этой новой команды, которая пришла. Наш избиратель еще озадачен, даже чувствует определённый страх, не приведет ли это к дестабилизации как внутри страны, так и на внешнеполитическом поле. То есть, к потере поддержки международных финансовых организаций и стран-партнеров. Соответственно, существует страх, что в итоге Украина останется один на один с Россией. Поэтому наш избиратель ждет от нас не войны с Зеленским, а скорее желания помочь или точнее предотвратить возможный сценарий разворота страны. Идя в парламент, мы не зря говоримо о НАТО и ЕС как о двух столбах, которые должны обеспечить будущее Украины. Потому что благосостояние человека в Европейском союзе, а безопасность – в НАТО.

- Я не вполне понимаю логику вашей политической силы исходя из последних социологических замеров компании "Рейтинг". Вы их видели?

- Да. Но я не доверяю "Рейтингу". Они скомпрометировали себя на президентских выборах, но я доверяю КМИСу, Соцису, Центру Разумкова.

- Хорошо, даже если мы будем опираться на данные остальных социологических компаний, когда избирателю задают вопросы о проблемах, которые его в первую очередь беспокоят, то ЕС и НАТО находятся на последних местах. Почему вы бьете по тому, что не совсем отвечает запросу избирателя? Во всяком случае, широких масс.

- Мы говорим о будущем страны. Давайте объективно - мы должны говорить о больших смыслах. О тех вещах в которых, в первую очередь, наша политическая сила и президент Порошенко достигли больших результатов: это международная коалиция в поддержку Украины, безвизовый режим, санкции против России, Соглашение об ассоциации с ЕС, зона свободной торговли с огромным количеством стран от Канады до Израиля, и еще очень многое. Это всё то, что сделал президент Порошенко и его команда. Безопасность страны, внедрение стандартов НАТО, новое качество армии, от формы до вооружения. Эти достижения уже вошли в истории. Огромная страна, находясь в центре Европы и имея тысячи километров границы с Россией, не может быть нейтральной Швейцарией. Потому что Швейцария граничит с совершенно другими странами. И тут у Украины только два варианта - или стать великой страной, самостоятельным игроком, или просто исчезнуть. Раньше, до 2013-2014 годов мы об этом не думали. Сегодня нет, наверное, такого политика, который вам скажет, как можно вернуть Крым, и как нормально, спокойно, без ущерба для страны вернуть Донецк и Луганск. И мы однозначно не разделяем тезис про мир любой ценой. Мы же прекрасно понимаем, на каких условиях можно помириться с Россией. И мы знаем, что в странах НАТО никогда нет войны, что доказано самой историей. Поэтому, если мы не хотим войны, мы должны стать членом НАТО.

- Я абсолютно понимаю вашу риторику. Я говорю исключительно о выборах.

- Наш избиратель, который голосует за Порошенко и за Европейскую солидарность, на 90% поддерживает членство в НАТО и поддерживает европейский вектор развития.

- Вы говорите о работе с вашим электоральным ядром. А как вы будете расширять ваше электоральное поле и за счет чего?

- Конечно, мы хотим набрать максимальное количество голосов. Но говорить про экономику и экономический успех для Европейской солидарности неправильно. Потому что может быть задан конкретный вопрос: вы же столько лет проработали? Но мы всегда утверждали, что страна не может быть изменена до неузнаваемости за 5 лет. Что подъем ВВП — это длительный процесс, тем более после того падения, которое мы пережили в 2014 году. Избиратель хочет простых и быстрых решений, он не хочет долго ждать. Поэтому идти сейчас с исключительно экономическими тезисами, рассказывая о том, что мы сейчас тут же уменьшим цены на газ и тарифы, это будет нечестно.

- Многие так и делают.

- Тогда мы не будем восприниматься, как серьезная политическая сила. Потому что мы действительно считали, что политика субсидий и справедливая рыночная цена на газ - это европейская политика и так живет весь мир. Если говорить что-то в угоду политической целесообразности, тогда чем мы будем отличаться от Радикальной партии, или Батькивщины?  Поэтому мы выбрали другой путь. Мы будем говорить про экономику, но в контексте Европейского союза, - это же про экономику и, в первую очередь, это про социальные стандарты жизни. Мы говорим о перспективе будущего Украины, мы говорим о векторе, который позволит сохранить Украину как государство. И в этом мы хотим помочь президенту Зеленскому. Он должен понимать, что в парламенте будет такая сила, на которую в этом вопросе можно положиться. Мы готовы через наших представителей участвовать в международных комиссиях, работать в комитетах. Мы готовы брать на себя ответственность за евроатлантический вектор развития страны. Потому что, исходя из последних заявлений, в том числе и его помощников, не совсем понятно, в каком направлении будет двигаться страна под руководством новоизбранного президента.

Сергей Березенко: Шансы, что парламентские выборы состоятся – 90/10Фото пресс-службы Сергея Березенко

- Я слышал, что Батькивщина, например, будет позиционировать свою парламентскую компанию таким образом, что это выборы премьер-министра.

- Это они копируют Народный фронт и БПП в 2014 году.

- Нет. На самом деле, первый раз они это начали еще в 2007 году. А вы будете так делать и позиционировать Петра Порошенко в качестве возможного премьер-министра?

- Порошенко возглавит список Европейской солидарности. Он не принял решения оставаться работать в парламенте.

- То есть не принял решения взять мандат?

- Да. Все-таки Порошенко как президент Украины имеет свои победы и свои поражения, но это государственный деятель, который уже безусловно оставил след в истории. И оставаться в парламенте, дискутируя с большим количеством популистов, которые там будут, было бы неправильным.

- Не по чину?

- Очевидно. Тем более, Петр Алексеевич имеет прекрасную международную практику и большое количество друзей в Европе и мире. Таким образом он бы мог, работая с ними, поддержать страну "адвокатируя" Украину на международной арене. Что было бы, в первую очередь, полезно для государства.

Безусловно, если Европейская солидарность наберет достаточное количество голосов, и будет так необходимо, то Порошенко блестяще справится с задачей премьер-министра.

- Скажите, кто сейчас у вас главный идеолог? Это все еще Игорь Грынив?

- Игорь Грынив - член команды, мы к нему, безусловно, прислушиваемся.

- Но назвать его главным идеологом сложно?

- Сложно вообще говорить о суперноваторских идеях, поскольку очень короткая кампания. На самом деле, мы уже подогрели общество. 25%, набранных во втором туре, - это национально-патриотические силы, которые выступают за сохранение Украины. Которые переживают, и даже во многом разочарованы тем, что происходит сейчас. А в такую короткую кампанию поменять месседж, тем более, что мы и так пошли на риск и провели ребрендинг, бессмысленно.

- Очень рискованная история.

- И, самое главное, мы очень серьезно обновляем команду. Если начать менять еще и месседжи, то есть большой риск, что наш избиратель нас попросту не узнает, и не найдет в избирательном списке. Именно поэтому первым номером в списке партии будет Петр Порошенко, а не потому что, как уже говорят, идет в парламент за неприкосновенностью.

- А так говорят.

- Это абсолютная глупость. Это будет сигнал нашим избирателям и неопределившимся, что Европейская солидарность - это именно та партия, которую они поддерживают. А по поводу похода в парламент для защиты, вспомним, что говорили после президентской гонки? Что Порошенко уедет, боясь преследований. Но мы сейчас сидим с вами и разговариваем в открытом офисе. Петр Порошенко в данный момент работает в соседнем кабинете. Никто никуда не уехал.

- Есть ли в отношении лично вас какие-то движения уголовного характера? Как мы помним, Арсен Аваков еще перед выборами называл вашу фамилию в контексте уголовных дел по выборам.

- Ровно после первого тура выборов, когда все международные организации признали их самыми честными, открытыми и демократическими, мы даже не смогли найти того следователя, который приглашал меня для дачи показаний. И после этого никакого контакта с главным следственным управлением МВД у меня не было. Более того, часть людей, которых также приглашали на разговор, не смогла туда попасть даже по собственной инициативе. Я думаю, в МВД разобрались, и поняли, что нет и не было никакого факта преступления, и приняли правильное и единственно возможное решение - просто прекратить следствие по этим делам.

- Давайте вернемся к нынешнему избирательному процессу. Почему вы не договорились с Владимиром Гройсманом?

- Мы приглашали всех членов команды к диалогу по созданию новой политической проевропейской силы. Было единственное, принципиально важное условие. Это должна быть партия нового смысла. Это должна быть партия идеологическая, а не партия лидера. Должна присутствовать постоянная дискуссия. Поэтому, когда был разговор и с Гройсманом, и со всеми другими, мы говорили, что не можем обсуждать никакие квоты в принципе. Если мы уже оцениваем и критически смотрим на свои ошибки, которые безусловно совершили, то пускай наши самые искренние сторонники решают, кто дальше пойдет в парламент, а кто останется помогать партии за его стенами. Важно действительно хотеть быть членом этой партии. Именно тогда и появилась идея праймериз. И, наверное, в тот момент ряд союзников приняли решение идти отдельно.

- То есть, Гройсман хотел поговорить о квотах?

- Я бы не хотел так формулировать. Но видимо, Владимир Борисович, обсуждая процесс объединения, видел это как слияние команд. Я не говорю, что это плохо. Просто это не тот путь, который выбрала партия, объединившись с общественными организациями. В обществе есть запрос на обновление.  Я это воспринял как абсолютно правильную, логичную историю. Более того, стал в авангарде этого процесса, и мы вместе с активистами начали думать над правильными шагами. Шагами, в которые бы поверили. Я сразу заявил, что я не претендую ни на одно место в списке, тем более что, я никогда не проходил в парламент по партийному списку. Мой единственный опыт - это мажоритарка. Пусть так и останется (смеется, -ред.).

- Вы еще разговариваете с Виталием Кличко?

- Переговоры с Виталием Кличко завершились практически перед проведением съезда 31 мая.

- Ничем, судя по всему.

- Да, поскольку на съезде мы его не увидели. Мы безусловно хотели, чтобы Виталий Кличко принял решение и интегрировался в Европейскую солидарность. Это было бы логично, поскольку вся команда Кличко работала в команде Петра Порошенко на президентских выборах. Они были руководителями штабов, они помогали нам во время избирательной кампании, они заряжали своего избирателя и своих сторонников на поддержку президента Порошенко. Нелогично было бы после всего этого разделиться, но Виталий Владимирович принял другое решение. При этом с большей частью команды Кличко мы продолжаем работать, и они будут интегрированы в избирательный процесс на досрочных парламентских выборах.

- То есть, УДАР раскололся?

- Я хочу напомнить, что, когда в 2014 году формировался список нашей политической партии, вся команда Кличко и он сам вышли из партии УДАР, заморозив ее. Все вступили в Солидарность. Причем, Виталий был избран главой партии. Да, он приостановил свои полномочия, когда был избран мэром. Но формально оставался ее главой. Все без исключения представители его команды оставались членами БПП Солидарность. Поэтому это логично, что многие люди остались на своих же позициях, и называть это расколом УДАРа было бы неправильно.

Сергей Березенко: Шансы, что парламентские выборы состоятся – 90/10Фото пресс-службы Сергея Березенко

- Правда ли что Кличко хотел завести в список определенное количество своих людей?

- Мы, обсуждая возможный совместный поход с Виталием Владимировичем, договорились об одном - не можем обсуждать никакие квоты. Договорились совместно рассматривать каждую кандидатуру, беря во внимание общественный запрос на обновление команды. Было предусмотрено право вето на ту или иную кандидатуру. Мы не исключали, что в случае предложения хороших, ярких, как новых, так и опытных кандидатов, этот список может быть сформирован исключительно из предложений Виталия Кличко. Но нужно было доказать, что это не просто лояльные тебе люди, а это люди, которые действительно нужны сейчас парламенту.

- На каких условиях к вам присоединился Андрей Парубий и его люди?

- Это стало таким своего рода естественным присоединением. Он полностью разделял и поддерживал стратегию избирательной компании, с которой мы шли.

- А квоты?

- Армія, мова, віра - это вообще вся его жизнь. Вы видели, как он сражался за языковой закон и для него присоединение к Европейской солидарности является абсолютно органичным. Он никоим образом себя не ломал и не перестраивался, и он себя чувствует абсолютно комфортно с нашей политической силой. И мы с удовольствием прислушиваемся к его позиции.

- У Парубия есть гарантированное место в десятке в вашей политической силе?

- Это информация закрытая, но я думаю, что в десятке он будет точно.

- И больше никаких квот, я так понимаю, он не просил?

- На самом деле мы рассматриваем, в том числе, и многих депутатов и политиков из Народного фронта, официальных наших союзников, потому что там тоже было очень много ярких людей, которые боролись за Украину и строили ее. Мы хотим идти с ними дальше.

- По разным оценкам, исходя из текущей социологии, вы по списку заведете в парламент от 20 до 35 человек.

- Это только по списку.

- Да, мы говорим о списке. Действительно ли среди них зарезервировано 10 мест для текущих депутатов?

- Я хочу сказать только одно - мы не заявляем, как это сейчас модно у разных политических сил, что берем исключительно новые лица. Для чего тогда политик, работая много лет, приобретал опыт? Есть масса людей, которые не занимались ничем, кроме политики. Не зарабатывали в бизнесе, а писали законы. Политики, которые являются глыбами. Такие как, например, Руслан Князевич. Его точно невозможно обвинить в каких-то бизнес интересах. Ведь это человек, которым было написано огромное количество законопроектов. Это человек, который писал изменения в Конституцию. Такой человек нужен не только Европейской солидарности, а и украинскому парламенту в целом. Поэтому сказать, что ровно 10 депутатов будут в нашем списке, было бы просто неправильно. В этом списке должны быть опытные политики, которые имеют доверие в обществе, и так же должна присутствовать свежая кровь. Такая смесь: молодости, профессионализма и опыта даст необходимый результат. Например, в скандинавских странах все работает по совершенно другому принципу. Ты никогда не получишь высокий пост как в частных корпорациях, так и на государственных должностях, пока не дойдешь до определенного возраста. Их философия стоит на том, что обязательно должен быть опыт. Поэтому я очень скептически смотрю на то, как формируются списки Слуги народа с подходом - исключительно новые лица, чтобы желательно нигде, никогда не был, никогда не занимался бизнесом и не работал на госслужбе.

- Вы говорите, что ваш список будет сформирован в результате праймериз.

- Безусловно.

 - У Петра Порошенко будет право единолично кого-то вычеркнуть?

- Во-первых, перечень кандидатов, которые появились в результате праймериз, - это предложения для рассмотрения партии. Не может общественная организация сказать - вот вам список первых пятидесяти и если не примете, то мы с вами не будем иметь дело. Зачем тогда вообще партия? Пускай общественная организация баллотируется. Но, безусловно, и глава партии и ее президиум будут принимать решение, опираясь на мнение общественности по результатам праймериз. То есть победители будут обязательно представлены в окончательном списке кандидатов в депутаты от партии Европейская солидарность.

- Грубо говоря, "мы подумали, и я решил".

- Так точно не будет. Смотрите, по результатам съезда в президиум партии вошли восемь человек, и он будет расширятся. Среди них как минимум, три общественника – Юрий Бирюков, Сергей Таран, Виталий Гайдукевич. И им нужно будет отвечать перед их же коллегами из общественных организаций, если список будет состоять исключительно из действующих политиков.

- Вы сформировали для себя ответ на вопрос, почему вы проиграли президентские выборы, и проиграли их именно вот так?

- Это очень тяжелый вопрос. Возможно через несколько лет я напишу об этом книгу (смеется, - ред.).  А если серьезно, первое - это отсутствие необходимой коммуникации с избирателем через телевидение и социальные сети. Мы считали, что страна поделится условно на проукраинских государственников, и на тех, кто хотел бы жить сыто, спокойно, пускай даже в тяжелом мире с Россией. И что первых будет больше, в пропорции примерно 60/40. А оказалось, что появление Зеленского сформировало совершенно другой запрос, поделив страну на тех, кто за новое, абсолютно новое, против старого. И все без исключения политические деятели были записаны в старый блок, а в новом поле остался только Зеленский. Все действующие политики остались позади Порошенко по результатам первого тура выборов. Но, к сожалению, этого было мало, чтобы победить несистемного Зеленского во втором туре.

- Я слышал о том, что для вас было первоочередным победить Юлию Тимошенко, главного конкурента, пройти во второй тур с Зеленским, и там его победить. Почему у вас так верили, что Зеленского победите в любом случае?

- Если мы отмотаем память к осени 2018, то вспомним, что первым номером шла Юлия Тимошенко. Даже ее команда, полностью уверовав в победу, решила что вся страна готова к ее приходу. Все коммуникации с украинскими элитами были налажены. Поэтому мы понимали, что нам нужно бороться именно с Тимошенко. Зеленский серьезно не рассматривался. Максимум, по электоральным предпочтениям, он мог занять третье место, с тем, чтобы после идти в парламент. Безусловно, считая, что Владимир Зеленский воспринимался как артист, который вряд ли мог бы быть избран президентом, мы ошибались.

- Осенью 2018 я бы с вами согласился, но на второй неделе января тренд уже очевидно изменился.

- А что мы уже могли поменять, когда кампания была в разгаре?

- Есть еще один аспект, помимо Зеленского. Даже чисто математически, если бы не расхождение группы Рината Ахметова с группой Юрия Бойко, Сергея Левочкина и Виктора Медведчука, то на втором месте мог очутиться Бойко.

- Сослагательных наклонений история не знает.

- Давайте немного о перспективах. В новом парламенте вы допускаете коалицию со Слугой народа?

- Никогда не говорим никогда. Мы не допускаем коалицию с любой политической проекцией Оппозиционного блока. Это невозможно. Это наш идеологический противник. Если в следующем парламенте будет создана коалиция, которая поставит перед собой цель вести страну в Европейский союз, и в 2023 году подавать заявку на членство в НАТО, то, безусловно, мы будем рассматривать возможность к ней присоединиться. Нельзя быть против страны. Если наши принципы разделит созданная коалиция, почему мы должны говорить нет? Тут же нет личных амбиций. Речь идет не об одном человеке, а об Украине.

- Вы видите возможность, что Слуга народа сформирует самостоятельное большинство в парламенте?

- Мне кажется, что нет. Почему? Да, рейтинги высокие. Уже сейчас просчитывается по списку от 100 до 120 депутатов. Но большинство - 226. И даже 226 - это очень шаткое число. Коалиция должна быть не менее 226-250 человек. В противном случае опять увидим пустующие ряды и одиноко бегающего молодого, новоизбранного депутата, который за всех голосует.

- Технология понятна.

- Чтобы создать монобольшинство нужно будет набрать минимум 106 мандатов из 199 округов, что маловероятно. Соответственно, партии Слуга народа надо искать кого-то для создания коалиции.

- Сейчас вам социология дает от 8 до 10 процентов. Но я слышал, что в последнее время, особенно на Западной Украине, начались перетоки вашего электората к партии Святослава Вакарчука. Это так?

- Те цифры, которые вы называете, это уже с учетом рейтинга Вакарчука.

- Да.

- Мы считаем, что политическая сила Вакарчука, хотя мы не слышали четкой позиции по НАТО, в целом - это точно проевропейская политика. Его партия будет собирать проевропейскую команду. Поэтому идеологически они нам близки, и мы изначально говорили, что протягиваем руку всем патриотическим, демократическим и проевропейским силам, которые должны были бы объединиться и идти на выборы вместе. Святослав принял решение идти сам. По моему мнению, он политик очень похожий на Зеленского. Посылает те же месседжи про новые лица, новую политику "але українською мовою, що приваблює західний електорат". Поэтому я бы не говорил, что партия Голос существенно забирает нашу поддержку. Мы выиграли во Львовской области, Тернополе и Ивано-Франковске, но при этом проиграли Верховину и Черновцы. Во втором туре на западной Украине многие голосовали за Зеленского. А теперь для них появится Вакарчук.

- Более привлекательная для них альтернатива Зеленскому.

- Да. Тут он может при правильном позиционировании наоборот только усилить фронт проевропейских, демократических сил. И поэтому я уверен, что Голос, в случае прохождения в новый парламент, будет сотрудничать с Европейской солидарностью.

- Та же социология показывает, что партия Вакарчука "скушала" партию Анатолия Гриценко.

- Вот. Избиратель Гриценко больше всего проголосовал за нас во втором туре, ну и немного от Свободы мы получили. Но все остальные силы, которые шли на выборы, больше распределились Зеленскому. И это как раз означает, что это поле - потенциал для Вакарчука.

- А вы понимаете феномен Игоря Смешко? Вы как-то для себя оценивали, что это?

- Вы знаете, как не парадоксально, но Смешко - это тоже новое, потому что все новое - это хорошо забытое старое. Насколько я знаю, Смешко, приятный достаточно в общении человек, который оставляет впечатление государственника. Он воспринимается как человек с опытом, его окружают люди с опытом, у него есть прекрасный рупор и глава штаба, который гениально доносит меседжи - Дмитрий Гордон. Результаты Смешка во многом его заслуга. В стране есть огромное количество "бывших". Бывших губернаторов, бывших глав райгосадминистраций еще со времен Леонида Даниловича Кучмы, руководителей госпредприятий и красных директоров. Они чтили традиции. Каждый тост за президента пили стоя и до дна. Многие сейчас скучают за этим, и мне кажется, что Смешко полностью отвечает их запросам.

- Если Вакарчук — это Зеленский для Западной Украины, то Смешко - это Зеленский для пенсионеров?

- Может быть.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь