ru ua

Последствия "банкопада". Какие олигархи-банкиры могут подпасть под новые санкции СНБО

Последствия "банкопада". Какие олигархи-банкиры могут подпасть под новые санкции СНБО В Украине могут ввести санкции против владельцев крупнейших банков-банкротов (фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

СНБО по поручению президента планирует рассмотреть вопрос "банкопада" 2014-2017 годов. Впервые об этом стало известно в ходе диалога главы Совбеза Алексея Данилова и исполнительного директора МВФ от Украины Владислава Рашкована на форуме YES в Киеве. Владислав Рашкован, в частности, заявил, что в 2014-2016 году ряд банков обанкротился, а их убытки покрыли налогоплательщики. В ответ Алексей Данилов уточнил, что государство потратило на спасение лопнувших банков 96 млрд грн. И вопрос "как получилось, что денег нет, олигархи дополнительно появились после банкопадов?" станет следующим кейсом для рассмотрения СНБО. Подробнее – в материале РБК-Украина.

По информации собеседников в Совете безопасности, санкции против владельцев крупнейших банков-банкротов готовятся давно. В прицеле, кроме ПриватБанка, 4 банкротства, нанесших ущерб государству и вкладчикам. Речь может идти идет о банке "Финансы и кредит" (владелец – Константин Жеваго, дата банкротства – 2015 год), "Дельта банке" (владелец – Николай Лагун, дата банкротства – 2015 год), банках VAB и "Финансовая инициатива" (дата банкротства – 2014 и 2015 годы соответственно), банке "Надра" (владельцы – Вадим и Илья Сегаль до декабря 2008, затем – Дмитрий Фирташ, дата введения временной администрации – 2009 год, банкротство – 2015 год).

Чтобы понять, почему именно эти банкротства по мнению СНБО нанесли урон национальной безопасности, стоит вспомнить истории упомянутых финучреждений.

По большому счету, деятельность этих банков подпадает под определение "олигархического банкинга", сформулированного некогда экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой. "Олигархический банкинг – "пылесосите" у населения деньги, выдаете самому себе и на этом строите свою дутую империю. Приходит время отдавать, а отдавать не хочется, да и нечего – и пошло-поехало". Впрочем, способность давать точные определени не помешала экс-главе НБУ иметь депозиты в одном из таких банков и вывести деньги накануне его банкротства.

Чужие финансы – свой кредит: формула Жеваго

Владелец банка "Финансы и кредит" Константин Жеваго входит в тройку самых богатых украинцев по версии журнала Forbes с состоянием в $2,4 млрд. Жеваго стал первым украинским инвестором, который вывел одну из своих компаний Ferrexpo на Лондонскую биржу. Бизнесмен был признан Forbes самым молодым миллиардером в Европе, который сделал свое состояние сам.

Такова витрина бизнеса Жеваго. Закулисье выглядит менее вдохновляюще. Предприниматель – один из символов первичного накопления капитала по-украински. В 90-х и 2000-х получил контроль над рядом промышленных активов, оставшихся со времен СССР. Основал банк "Финансы и кредит", который финансировал их приобретение и развитие. Банк существовал за счет рефинансирования НБУ.

Как отмечала в интервью экс-глава НБУ Валерия Гонтарева, "Финансы и кредит" был неплатежеспособным уже в 2009 году. И искусственно удерживался на плаву за счет 6,4 млрд грн, который были выделены ему НБУ несколькими траншами в 2009-2010 гг. Сумма рефинансирования была в три раза больше, чем капитал банка, составлявший всего 2 млрд грн. Увеличивать капитал акционер не торопился, и к 2014 году влил в него всего 800 млн грн, вернув менее половины рефинансирования.

Кредитный портфель банка на тот момент составлял 29 млрд грн, из которых 22 млрд грн, то есть, 76% – кредиты компаниям Жеваго. Качество других кредитов было не лучше. В частности, 3,45 млрд грн было выделено структурам скандального владельца банка "Михайловский" Виктора Полищука.

Последствия "банкопада". Какие олигархи-банкиры могут подпасть под новые санкции СНБО

Экс-владелец банка "Финансы и кредит" Константин Жеваго (zhevago.info)

В 2014 году банк начал задерживать платежи, вкладчики начали паниковать, НБУ выделил финучреждению еще 1,1 млрд грн, в 2015 - еще два кредита на 700 и 750 млн грн, под залог Белоцерковской ТЭЦ и личное поручительство Жеваго.

По словам Валерии Гонтаревой, Жеваго отказывался продать или хотя бы перекредитовать в другом банке один из своих многочисленных второстепенных бизнесов (кроме Ferrexpo в бизнес-империю Жеваго входят КрАЗ, шинный завод "Росава", фармацевтическая корпорация "Артериум", Стахановский вагоностроительный завод, Бердичевский машзавод, завод "Залив" и другие), чтобы спасти банк.

Временная администрация была введена в банк "Финансы и кредит" 17 сентября 2015-го, 18 декабря того же года началась ликвидация банка. В дальнейшем вскрылась целая россыпь схем вывода денег из ФиК менеджментом Жеваго на подконтрольные ему компании (схема с банком корреспондентом, схема замены облигаций, схема клиринга и схема по контрактам на поставку).

Оценочная стоимость активов "Финансы и кредит" оказалась почти в пять раз ниже балансовой (9,9 млрд грн против 45 млрд грн, задекларированных банком). Как отмечало "Зеркало недели", инсайдерские кредиты возвращены не были, а большинство предприятий – заемщиков сейчас находятся в процедуре контролируемого банкротства. В результате государство в лице Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов потеряло более 15 млрд грн, а общие требования кредиторов к обанкротившемуся банку составили почти 31 млрд грн.

В 2019 году Константину Жеваго было заочно сообщено о подозрении в организации растраты $113 млн средств его банка, и предпринимателя объявили в международный розыск. В феврале 2021 года ФГВФЛ подал иск на $600 млн в Высокий суд Англии и Уэльса о взыскании причиненного банку вреда с Константина Жеваго, трех английских компаний и одного гражданина Великобритании, задействованных в операциях по выводу средств из банка.

23 сентября 2021 года стало известно, что суд пришел к выводу, что приведенные во время слушаний доказательства указывают на наличие оснований выдать приказ о всемирном арест активов Жеваго, однако, в то же время, суд признал, что не имеет юрисдикции для рассмотрения дела. Напомним, что через похожую ситуацию уже прошел ПриватБанк, который в первой инстанции Лондонского суд также проиграл вопрос юрисдикции, однако банк одержал победу в апелляции.

В целом же перспективы привлечения Жеваго к криминальной ответственности и возмещении ущерба государству весьма туманны. Об эффективности этих мер свидетельствует, например, тот факт, что близкая к Жеваго компания купила долги "АвтоКрАза" с дисконтом 97,5%. Миллиардер, главный бизнес которого Ferrexpo приносит ему около $600 млн, успешно блокирует попытки украинской Фемиды привлечь его к ответственности формальными и неформальными способами.

Рискнуть государственными деньгами – подход Николая Лагуна

"Дельта банк" Николая Лагуна может войти в историю как самый быстрорастущий украинский банк. Но вместо этого он вошел в историю, как единственный системно важный банк, который обанкротился во время кризиса 2014-2016 годов. Вызвав при этом панику не только у своих вкладчиков, но и у населения в целом, усугубив и без того глубокий кризис украинской финансовой системы. Банкротство "Дельта банка" стало крупнейшим на национальном банковском рынке.

До 2014 года Николай Лагун считался неординарным, талантливым и дерзким предпринимателем, неоднократно становился обладателем различных титулов "банкир года". Как отмечает Forbes, эксперты, в том числе Валерия Гонтарева, которая тогда еще не помышляла о посте главы НБУ, а работала в компании ICU, предрекали Лагуну большое будущее, а "Дельта банку" статус крупнейшего в Украине. Оценка, которую уже в 2014-2015 годах давал НБУ во главе с той же Гонтаревой и ФГВФЛ была иной: автор и исполнитель неоправданно рискованных операций, организатор незаконных схем. О том, какая из оценок более справедлива, говорят факты.

Сольную карьеру в банковском секторе Лагун начал как опытный финансист-миллионер, младший партнер Виктора Пинчука по "Укрсоцбанку". "Дельта банк" был создан в 2006 году, и начал с агрессивной маркетинговой политики в сфере потребительского кредитования. До 2008 года его бизнес-модель состояла в привлечении средств через валютные облигации под 10% годовых, и раздаче этих средств уже в виде потребительских кредитов под несколько раз большие ставки. После обвала гривны в 2008 году, "Дельта банк" перешел в корпоративный сектор. Во времена Януковича он уже активно собирал-скупал проблемные кредиты и банки. Так, например, 2011-м Лагун приобрел за 1 млрд грн портфель валютных ипотечных кредитов "Укрсиббанка" номинальной стоимостью 5 млрд грн, в 2012 за $1 купил "Кредитпромбанк" с номинальными активами 12,5 млрд грн, но с весьма проблемными донецкими заемщиками.

Как отметили во время последующей ликвидации "Дельта банка" в НБУ, "агрессивное развитие корпоративного бизнеса АО "Дельта банк" и нехватка опыта в выбранном сегменте привели к значительному ухудшению качества кредитного портфеля и сокращению ликвидности банка". В ФГФВЛ, которому достались авгиевы конюшни "Дельты", были еще категоричнее. "Банк скупал много активов, не разбираясь и оформляя сделки, как попало, – отмечала директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов Светлана Рекрут в комментарии "Зеркалу недели". – Когда мы зашли, обнаружили ангары документов по купленным активам, которые даже никто не распаковывал".

Последствия "банкопада". Какие олигархи-банкиры могут подпасть под новые санкции СНБО

Экс-владелец "Дельта банка" Николай Лагун (фото: forbes.net.ua)

Следствием такой политики стало то, что банку стало "плохо" еще при Януковиче. Спасать и заливать в "Дельту" государственные миллиарды начали еще в декабре 2013 года. До марта 2014-го банк Лагуна получил почти 3,2 млрд грн, а в марте-апреле 2014-го, уже при новой власти, – еще 5,5 млрд грн. Интересно, что 2 млрд грн банк получил уже при Валерии Гонтаревой. При этом, без личного поручительства Лагуна. Возможно, не в последнюю очередь это было связано с тем, что, как сообщило позже НАБУ, семье сына главы НБУ помогли спасти 800 тыс грн, лежащих на депозите "Дельты", накануне банкротства банка.

Как бы то ни было, но владелец банка ясно представлял будущее своего детища, как минимум, уже в начале 2014. Поскольку, по данным Генпрокуратуры, которые приводит Forbes, "Дельта" конвертировала 4,1 млрд грн "рефинанса" и отправила $535 млн на зарубежные счета 12 связанных компаний. Это была одна из десятков схем руководства банка по выводу средств. Еще была выдача 4,5 млрд грн фиктивных кредитов частным лицам через одно отделение банка. 63 тыс. человек "получили" кредиты, даже не узнав об этом. Имели место выдача кредитов на десятки миллионов долларов компаниям с символичными названиями. Всего после банкротства "Дельты" было открыто около 600 уголовных производств.

2 марта 2015 НБУ признал банк неплатежеспособным и ввел в него временную администрацию. Форензик-аудит, проведённый компанией "Эрнст энд Янг", показал, что в 2012-2015 годах банк скрыл убытки как минимум на 42 млрд грн. В EY также указывали на такие практики в работе "Дельты", как отсутствие договоров залога в кредитных делах заемщиков, завышение стоимости залогов, двойной залог активов, выдача кредитов после присвоения банку статуса проблемного и т.п. По оценкам ФГВФЛ, сумма потерь кредиторов "Дельта банка" составила, как минимум, 24,5 млрд грн.

Лагун уехал из Украины осенью 2015 года, вернулся в марте 2020-го. По оценке Фонда гарантирования вкладов, которую приводит Forbes, треть корпоративных кредитов никогда не вернутся. В украинских судах ФГВ пытается отсудить 20 млрд грн у Лагуна и бывшего руководства "Дельты", но перспективы этого иска туманные. Сейчас Лагун, по данным Forbes, ищет "идеи" для нового бизнеса.

Правила жизни братьев Сегаль

Крах банка "Надра" многие связывают с именем Дмитрия Фирташа. Забывая, что бизнесмен приобрел "Надра" в конце 2008, а уже в начале 2009 в банк была введена временная администрация в связи с неплатежеспособностью финучреждения. При всем уважении к талантам Дмитрия Васильевича, довести только что купленное финучреждение до банкротства за месяц было бы не под силу даже ему.

Ряд экономических обозревателей отмечали, что Фирташ в 2008 году выступил в нехарактерной для себя роли покупателя отягощенного миллиардными долгами актива. И был искусно введен в заблуждение предыдущими собственниками банка – братьями Сегаль, которые сумели навязать продажу финучреждения до окончания стандартной в подобных случаях процедуры due diligence - предпродажного аудита. Этой же точки зрения придерживались НБУ, ФГВФЛ и международные аудиторы банка, называвшие деятельность братьев Сегаль главной причиной колоссальных убытков и банкротства банка. Впрочем, обо всем по порядку.

Собственно, сама история братьев Сегаль многое объясняет. Уроженцы Херсонщины, они эмигрировали в 1989 году в США. В начале 90-х вернулись, но не в Украину, а в Россию, где управляли двумя банками ("Нефтяной" и "Петрофф-банк"), входившими в орбиту влияния Семена Могилевича, по версии ФБР - одного из 10 самых опасных мафиози мира.

Как отмечала "Украинская правда", в Украине братья появились в 1997 и купили банк "Надра" у главы группы "Киев-Донбасс" Виктор Тополова. Первый замначальника Управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью СБУ Владимир Шеремета в письме представителю ФБР в Украине тогда, писал о том, что "Сегали были направлены лично Могилевичем с целью реализации его финансовой программы в Украине".

Лицом банка стал Игорь Гиленко, привезенный братьями из России, где он управлял банком "Нефтяной". Гиленко получил пост главы правления и номинальное владение контрольным пакетом акций вместе с Вадимом Пятов, также представлявшим интересы Сегалей. Миноритарный пакет акций к моменту введения временной администрации в 2009 контролировался группой "Континиум" Игоря Еремеева.

Как отмечала "Украинская правда", "в канун кризиса 2008 года и после его начала обе группы бывших владельцев получили в своем же банке кредиты на миллиарды гривен. Изначально они вряд ли собирались возвращать эти деньги и даже начали массово банкротить подставные структуры, на которые оформлялись ссуды. Хотя это были деньги с депозитов населения и счетов предприятий, а также деньги рефинансирования, выданного Национальным банком в разгар кризиса".

Так, например, банк купил сертификаты расписки у двух харьковских компаний по управлению активами – КУА "Финком" и КУА "Круар". Реально в обмен на сертификаты был выдан лишь 1 млрд грн, но в балансе банка за ними значится "дыра" в размере 2 млрд грн. Миллиард просто "растворился" в воздухе. Венцом подобных операций стало выведение 6,4 млрд грн рефинансирования НБУ непосредственно в период оформления купли-продажи "Надр" Фирташу. Сегали бежали в Россию в 2008 году, а Гиленко – в начале 2009, после введения в банк временной администрации.

Последствия "банкопада". Какие олигархи-банкиры могут подпасть под новые санкции СНБО

Проведённый в 2016 году компанией KPMG форензик-аудит "Надр" главными виновниками банкротства банка определил братьев Сегалей и Игоря Гиленко. Как следует из отчета KPMG, Гиленко и Сегали похитили из банка около 6 млрд грн и выдали 16 млрд грн невозвратных кредитов. То есть, при курсе 8 грн за доллар – общая сумма ущерба составила около $3 млрд. Это и стало причиной банкротства банка.

Аналогичные выводы еще до KPMG озвучили председатель НБУ Валерия Гонтарева, заявившая, что "Надра умер в 2009 году" и глава ФГФВЛ Константин Ворушилин, отмечавший, что с 2009 год банк "был на подушке искусственного дыхания", активы "Надр" были "просто украдены" Сегалями и Гиленко и выражавший надежду на поддержку прокуратуры, которая должна была помочь Фонду добраться до "господ, которые погрели руки очень хорошо".

В свою очередь НБУ в своем официальном сообщении заявил, что "отнесение банка к категории неплатежеспособных (в 2015 году) стало следствием его нежизнеспособности еще со времени введения временной администрации в 2009 году".

Впрочем, все это было сказано в 2015-2016 годах, уже после запуска процедуры банкротства банка. А до этого временная администрация "Надр" и сам Дмтрий Фирташ пытались вернуть часть активов, которые не успели вывести Сегали.

Показательной стала схватка за соевую фабрику в Новой Каховке "Каховка Протеин Агро". На ее строительство и развитие этой фабрики Сегали выдали сами себе кредит на 350 млн грн. В 2008 году Сегали решили продать предприятие. Но поскольку записана фабрика была на оффшоры, встал вопрос легализации продавца. Гиленко, тогда еще глава правления банка, дал команду перечислить на личные счета братьев по 12,5 млн долл. За эти деньги братья выкупили на себя предприятие, а заодно и фирмы, владевшие землями "Фридом фарм" - аграрной компании, которая поставляла каховской фабрике сырье для переработки. Это был единственный случай, когда братья "засветились" как реальные владельцы собственных предприятий, что и стало основанием для объявления их в розыск Интерпола в 2009 году. Каховская соевая фабрика была конфискована и продана на аукционе.

Дальше стало еще интересней. В 2014 Сегали вернулись в Украину, несмотря на запрет СБУ, и начали прибирать к рукам активы, конфискованный у них в виде залога по кредитам "Надр". В том числе стали предпринимать попытки физического захвата фабрики в Новой Каховке. И даже стали оказывать давление на ФГВФЛ.

Попыток захвата было несколько, и они увенчались успехом после двух судьбоносных для братьев Сегаль событий: назначения генпрокурором Юрия Луценко и принятия братьями на работу своим адвокатом Андрея Богдана. Который тогда еще работал на Коломойского и благодаря последнему познакомился с братьями.

Как отмечали "Наши гроши с Денисом Бигусом", Богдан фактически возглавил кампанию по захвату новокаховского предприятия. Именно в это время фамилии Сегалей исчезли из всеукраинского розыска, где они находились в связи обвинениями в хищении рефинансирования. В свою очередь херсонская полиция, генеральная и местная прокуратура и местная власть проявили удивительную лояльность, если не сказать помощь при "заходе" Сегалей на фабрику, которое было названо "следственными действиями".

Между прочим, после захвата фабрики НБУ по формальным причинам был вынужден изъять завод из активов "Мистобанка", где фабрика находилась как залог по ипотеке, чем привел к нарушению нормативов этого банка и к признанию его неплатежеспособным.

Заслуживает внимания и тот факт, что в отношении Сегалей украинская правоохранительная машина не предпринимала даже имитации попыток привлечения их к ответственности. Например, не было запросов об экстрадиции братьев или даже попыток установить их местонахождение. Несмотря на то, что ущерб, нанесённый Сегалями ($3 млрд) – самый крупный из рассматриваемых выше случаев и сопоставим с ущербом, нанесенным собственниками ПриватБанка.

Впрочем, какой-либо ответственности за многомиллиардный ущерб государству и вкладчикам не понес ни один из заинтересовавших СНБО олигархов. И похоже, что именно масштаб и полная безнаказанность их действий и стали критериями выбора Совбеза именно этих кандидатур в качестве объектов возможных санкций. Поскольку в условиях высокого уровня коррумпированности судебных и силовых органов институт санкций уже показал свою эффективность. В том числе социальную – как ответ на мощный запрос общества в восстановлении справедливости. Вполне возможно, что именно санкции и станут тем поворотом ключа, который запустит криминально-процессуальный механизм привлечения к ответственности владельцев разграбленных банков.