ru ua

Почему американцам важен НГЗ и при чем тут Дерипаска

Почему американцам важен НГЗ и при чем тут Дерипаска Николаевский глиноземный завод (фото: nikvesti)

Военный переворот в Гвинее взвинтил мировые цены на алюминий до десятилетнего максимума в ожидании кризиса и дефицита металла. В Западной Африке находятся залежи бокситов – сырья для производства глинозема и впоследствии алюминия. А Гвинея – крупнейший в мире поставщик бокситов. Из гвинейской руды производят 20% всего мирового алюминия. При чем тут Украина, ведь переворот в Африке?

Основные производители алюминия – Китай, Индия и РФ. А один из крупнейших потребителей – США, где как раз спрос на металл и его сплавы высокий, благодаря традиционным потребителям: машиностроению, автомобильной, авиационной и космической отраслям, включая ВПК. Поэтому реакция была вполне ожидаема, США, Китай и РФ оперативно выступили с практически идентичными заявлениями, осуждающими военный переворот в Гвинее.

В Украине производства алюминия давно нет, но есть глиноземный завод в Николаеве – один из крупнейших в Европе. Он перерабатывает гвинейские бокситы в глинозем, который продает за границу для производства алюминия.

Николаевский глиноземный завод работает с 1980 года, в 90-е был приватизирован, а в 2000 году пакет государственных акций в 30% был выкуплены структурами миллиардера Олега Дерипаски, остальное – приобретено у частных лиц. Согласно приватизационному договору, инвестор должен был дополнительно запустить производство алюминия на базе запорожского завода (ЗаЛК), но это условие было заменено на обязательство увеличить выпуск глинозема.

Условия договора были выполнены, а ЗаЛК в итоге был возвращен в собственность государства, но так до сих пор и не заработал. Приватизация же НГЗ стала одной из самых дорогих продаж за годы деятельности Фонда государственного имущества Украины.

НГЗ входит в топ крупнейших налогоплательщиков Украины – 2,7 млрд грн налогов за пять лет. Возможная остановка завода из-за событий в Гвинее взбудоражила регион – перспектива потери работы для тысяч сотрудников и недополученные налогов в бюджет не радует. Но ситуация пока стабильная. В Гвинее глава хунты заявил, что все иностранные компании продолжат работу, а в доказательство лояльности к инвесторам было принято решение отменить комендантский час в тех районах страны, где сосредоточены предприятия.

Активисты или экорейдеры?

И если события в Гвинее пока на работе глиноземного завода не сказались, то происходящее в Украине уже год не дает покоя НГЗ. В ноябре 2020-го свежесозданная общественная организация "Стоп шлам" подала на Николаевский глиноземный завод иск о взыскании морального вреда на астрономическую сумму – 9,2 млрд грн. В качестве потерпевших были указаны 1279 человека, а в качестве доказательства – экспертиза. Но в ней речь идет не о вреде здоровью, экспертиза психологическая и расписывает, как люди пострадали от отходов глиноземного завода морально.

НГЗ действительно на карандаше у экологов. Отходы производства глинозема – красный шлам. Это глинообразная масса такого же красного цвета, как и сырье – гвинейская бокситовая почва. И то и другое красное из-за высокого содержания железа. Но шлам содержит еще целый ряд элементов и остатки щелочи. Поэтому для хранения отходов необходимы специальные гидротехнические сооружения – шламовые поля. А сам процесс производства и утилизации постоянно контролирует экоинспекция.

В иске "Стоп шлам" говорится о моральных травмах людей вследствие загрязнения окружающей среды от работы НГЗ. Активисты не могут объяснить, почему их жалобы не подкрепляются доказательствами вреда здоровью, зафиксированными нарушениями и экологической экспертизой. Это за них делают представители НГЗ, которые в последние месяцы стали активно разъяснять что происходит.

По версии завода, "Стоп шлам" – всего лишь ширма для нового вида рейдерства – экологического. Когда на предприятие ведется атака под видом заботы об окружающей среде и населении.

Сами же представители организации утверждают, что заботятся о людях, пока не поясняя как будут распределяться средства, в случае их взыскания с НГЗ.

Глава "Стоп шлам" Василий Орел, который до этого возглавлял еще три общественные организации, ссылается на юристов компании Greco, которые им помогают. О благих мотивах помощи людям утверждает и владелец компании Павел Куфтырев.

Куфтырева юристы завода называют рейдером, близким к представителям власти. Он засветился в "Велюровом скандале", когда во время строгого карантина нардеп от "Слуги народа" Николай Тищенко принимал у себя в ресторане "Велюр" избранных посетителей.

Почему американцам важен НГЗ и при чем тут Дерипаска

Юрист Павел Куфтырев (фото: facebook.com)

На счету Куфтырева есть подобные иски и к другим предприятиям – БРСМ Нафта и "Гаврилівські курчата". Первый кейс он приводит как пример одержанной победы и заботы о здоровье людей. А психологическую экспертизу вместо доказательств вреда здоровью в деле с НГЗ поясняет отсутствием такой возможности.

"У нас нет методики денежной оценки жизни человека и его здоровья. Оценить вред здоровью в Украине. Мы шли по доступной методике расчета морального вреда, воспользовавшись нашими собственными разработками, и таким образом определили сумму исковых требований", – отметил юрист.

Предыдущие оппоненты Куфтырева – БРСМ-Нафта – не выдержали давления юристов и активистов и пошли на мировое соглашение, выплатив официально относительно небольшую сумму в 28 млн грн. А НГЗ сделал наоборот – пошел в наступление на тех, кого считает рейдерами.

Самый гуманный суд в мире

Выяснилось, что люди, указанные в исковом заявлении «Стоп шлама», или не существуют или не знают, что их данные используют для судебной тяжбы.

Однако судья Заводского суда Николаева Ирина Боброва отклонила все ходатайства ответчиков о вызове в суд мнимых потерпевших, и приняла решение взыскать с НГЗ 9,2 млрд грн за моральный вред.

Адвокаты обжаловали решение и приостановили его выполнение, а юристы завода написали заявления в Минюст, полицию, ГБР и НАБУ. В НГЗ уверены, что в составе активистов, юристов, экспертов и судей действовала рейдерская группа.

Минюст рассмотрел психологическую экспертизу, признал ее несоответствующей ни одной из существующих методик и привлек троих экспертов к дисциплинарной ответственности, приостановив их свидетельства.

После полиция начала расследование по факту предоставления экспертами ссуду заведомого поддельного документа.

НАБУ расследует действия судьи Ирины Бобровой, по статье 364 УК Украины – злоупотребление властью. Она приняла иск "Стоп шлама" к рассмотрению и вынесла решение, "забыв", что истец не оплатил судебный сбор в полном объеме. А это 13,5 млн грн, которые теперь рассматриваются как ущерб государству.

ГБР расследует вмешательство в систему автораспределения дел. Здесь может фигурировать председатель Заводского суд Николаева Сергей Щербина, он подписывал приказы о дежурстве Бобровой вне рабочего времени. Соответственно все дела, касающиеся завода, попадали к ней – единственной "дежурной" судье.

Полиция же выясняет есть ли в действия учредителей ОО "Стоп шлам" мошеннические действия и устанавливает существуют ли на самом деле потерпевшие, указанные в иске. Глава организации Василий Орел называет это преследованием. Но показывать общественности тысячу потерпевших все-таки отказывается. По его словам, "они уже травмированы, и полицейские, когда стали ездить к ним и допрашивать – это уже нарушение закона".

На помощь "экологические активисты" привлекли активистов, более закаленных в уличных акциях. На несколько немногочисленных митингов вышли спортивные парни из орбиты Сергея Коротких, известного как Боцман. Это выпускник белорусской школы КГБ, экс-гражданин Беларуси и выходец из батальона "Азов". На "Миротворце" Коротких значится как "организатор и участник контрабандных грузов и организатор проплаченных митингов, сопровождаемых нападениями на сотрудников правоохранительных органов Украины".

Но тут масштаб оказался поскромней – несколько активистов под домом и офисом министра Дениса Малюськи. В ход пошел новый тезис – завод работает на миллиардера Олега Дерипаску – и министра начали привязывать к нему. Но этим только вызвали ответную реакцию главы Минюста, который на своей странице в Facebook расписал всю подноготную фейковой психологической экспертизы. От которой, по словам Малюськи, "глаза лезут на лоб". Психологи не встретились ни с одним из якобы потерпевших, а выводы делали не на основании документов, а распечаток статей из интернета.

Но возник главный вопрос так чей же завод и может ли он работать в Украине, если Дерипаска под американскими санкциями?

О чем не знают "активисты" или как американцы санкции вводили

Николаевский глиноземный завод до 2017 года входил в основанную Дерипаской компанию "Русал". Потом началась процедура продажи швейцарскому сырьевому гиганту Glencore (оборот свыше $ 200 млрд в год). О завершении сделки не сообщалось, возникли санкции, процесс застопорился.

На сегодня НГЗ принадлежит двум украинским компаниям, те, в свою очередь двум офшорам. Прямой связи с Дерипаской нет, НГЗ поставляет продукцию швейцарской компании. Но все предприятия алюминиевой отрасли работают в одной глобальной мировой технологической цепочке. Боксит из Гвинеи, переработка в Украине, глинозем – швейцарцам, оттуда – на алюминиевые заводы, потом поставки конечным потребителям – преимущественно предприятиям США и ЕС.

В апреле 2018 года американцы ввели санкции в отношении Олега Дерипаски и его активов – компаний "Русал" и En+. Последняя является материнской компанией "Русала", которая осуществляет операционный контроль.

В самих санкциях ничего сенсационного нет. США эффективно используют их для политических игр и защиты своих экономических интересов. Почти сразу же Минюст США заявил, что готов снять санкции, если Дерипаска снизит свою долю в компаниях. Он согласился. После этого в декабре 2018 года Управление по контролю над иностранными активами (OFAC) уведомило конгресс о решении снять санкции с группы компаний En+, "Русал".

Почему американцы пошли на такой беспрецедентный шаг, и почему все произошло так быстро? Основная причина – слишком высокий уровень интегрированности "Русала" в мировой алюминиевый рынок и цепочку поставок.

Во-первых, россияне выполнили требования американцев – Дерипаска снизил свою долю в компаниях и потерял право налагать вето, на решения совета директоров компаний. А в Советы директоров ввели людей, которые были согласованы с американской стороной.

В En+ совет директоров возглавляет британский экс-министр по вопросам энергетики и изменения климата Лорд Баркер. В членах совета – Кристофер Бёрнем, занимавший должности зам. генсека ООН по вопросам управления, а также помощника Госсекретаря по управлению ресурсами и финансового директора Госдепа.

Также в составе совета компании, контролирующей "Русал", Тэргуд Маршалл, ранее входивший в правление Почтовой службы США и в руководство одной из крупнейших в мире благотворительных организаций – Фонда Форда. Маршалл два десятилетия представлял интересы свидетелей и компаний, участвовавших в проводимых Конгрессом США расследованиях, был членом высшего аппарата Белого дома при администрации Клинтона, директором по законодательным вопросам и заместителем советника вице-президента Эла Гора. А Джоан Макнотон (тоже член Совета En+) занимала должность Председателя Правления Международного энергетического агентства.

Похожая ситуация и в дочернем "Русале", где во главе совета директоров Бернард Зонневельд, ранее руководивший в Амстердаме NG Eurasia (это крупнейший нидерладнский банк). В Совете Рэндольф Рейнольдс – член совета директоров группы НЛМК и Maaden Aluminium, совместной компании американской Alcoa и Saudi Arabian Mining, Кевин Паркер из инвестиционной фирмы Sustainable Insight Capital Management,

Николас Йордан, который свыше 30 лет трудился на высших должностях в мировых банках – Goldman Sachs и UBS Group, там же и упомянутый выше Кристофер Бёрнхэм.

Во-вторых, включение в санкционные списки компаний Дерипаски взвинтило на тот момент цену на алюминий, они достигли шестилетнего пика. Встречаясь с членами с членами Конгресса, министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что "Русал" является одним из крупнейших в мире поставщиков алюминия, и санкции против этой компании влияют на мировые цены. А переплачивать американцы уж точно не собирались, как не хотят и сейчас (вспомните синхронные заявления США, Китая и РФ по Гвинее).

И в-третьих, компании фактически являются транснациональными, имея активы во многих странах, то есть блокировкой их работы американцы нанесли бы удар по своим союзникам.

В январе 2019 года обеспокоенные послы Германии, Франции, Великобритании, Италии, Швеции, Ирландии и Австрии направили коллективные письма в сенат и председателю комитета Конгресса США по внешней политике. В письмах говорилось о важности снятия санкций с "Русала" и En+ и негативных последствия санкций.

Дело в том, что по сделке 2007 года швейцарский Glencore внес в объединенную компанию целый набор алюминиевых и глиноземных активов в Европе. Всего под угрозой оказалось около 75 тысяч рабочих мест в ЕС, причем только 15,5 тысяч – это работники алюминиевых и глиноземных заводов. Остальные 60 тысяч заняты на предприятиях, входящих с ними в одну производственную цепочку. Вот почему санкции в отношении алюминиевых производителей продержались очень недолго.

Конфисковать нельзя оставить

Пока активисты продолжают агитировать народ против Николаевского глиноземного завода, пугая снимками Венгерской катастрофы 2010-го года с прорывом дамбы со шламом, НГЗ взялся активно объяснять как устроено их производство со шламовыми полями и почему прорыв невозможен.

Сотрудники уже выходят на масштабные митинги в защиту НГЗ под апелляционный суд, опасаясь закрытия завода. Глиноземный завод официально заявил о том, что решение о выплате 9,2 млрд приведет к остановке предприятия.

Почему американцам важен НГЗ и при чем тут Дерипаска

Масштабные митинги сотрудинков завода в защиту НГЗ (фото: соцсети)

Экоактивисты пытаются поменять повестку дня и уйти от тезисов про закрытие завода, все чаще звучит тема национализации. Но возможно ли это? Юридических оснований нет, но учитывая возрастающую роль СНБО, исключать этого нельзя. Однако, выпав из глобальной технологической цепочки и оставшись без сырья, завод остановится. И возникший дефицит глинозема опять потянет вверх цену на алюминий для конечных потребителей в США и ЕС.

О реакции наших западных партнеров можно догадаться. Украинским чиновникам уже несколько лет "икается" от попыток сыграть с американцами в свои игры (Джулиани, Трамп, Байден, Деркач, Луценко и т.д.). Но игра, как известно, эта вышла не такой, как думалось некоторым.