Н.Шуфрич: "Взрывы под Новобогдановкой были не случайными".

Интервью с Министром МЧС Нестором Шуфричем
Нестор Шуфрич - одна из самых экзальтированных личностей в украинском политикуме. Свое мнение он привык отстаивать дерзко, шумно, а порой и "с кулаками". Впрочем, это не только не мешало, а скорее способствовало его политической карьере: армия поклонников Н.Шуфрича росла с такой же скоростью, как и количество его идейных противников. Н.Шуфрича называют одним из самых последовательных политиков Украины – вот уже 10 лет, как он является членом СДПУ(о), партии, некогда стоящей у руля всей страны. Но сегодня, в то время как украинские социал-демократы фактически свергнуты с политического олимпа, политическая кривая самого Н.Шуфрича резко пошла вверх. На свое первое интервью в качестве руководителя МЧС и члена правительства Н.Шуфрич решился после некоторого затишья. Теперь, говорит он, приходится менять методы убеждения политических оппонентов - должность министра обязывает. Однако от всего, что говорил до назначения, Н.Шуфрич отказываться не собирается. Более того, обещает новые разоблачения. Об этом читайте в интервью Н.Шуфрича для РБК-Украина. РБК-Украина: Нестор Иванович, Вы сравнительно недавно возглавляете Министерство чрезвычайных ситуаций. Обычно каждый новый руководитель приводит с собой свою команду. Успели ли вы уже привести своих людей на должности ваших заместителей, руководителей департаментов, руководителей областных управлений МЧС? Н. Ш.: Безусловно, такие изменения будут. Хотя, знаете, я абсолютно против любых кадровых чисток. Когда после определенных событий уволили 18 тыс. госслужащих, которые являются специалистами, а реально освободили больше 100 тыс., в том числе врачей, учителей, работников коммунальной сферы и пр., то это были настоящие чистки по политическому признаку. Когда личные охранники становились генералами, это я считаю недопустимым с точки зрения защиты интересов государства. Но в случае изменения политического руководства исключительно по итогам демократических выборов, корректно, что министры должны приходить со своей командой. В данном случае я бы назвал министров, их заместителей, губернаторов. У каждого министра есть свой маленький губернатор в регионах, которому министр должен доверять. Потому что независимо, о каком министерстве идет речь, каждый руководитель должен доверять и быть уверенным в своих подчиненных РБК-Украина: Кто эти люди, которые пришли с вами? Н.Ш.: Частично возвращены те специалисты, которые в свое время были уволены, которых выгнали c работы. РБК-Украина: Вы намекаете на времена так называемой "оранжевой люстрации"? Н.Ш.: Это вы сказали, а не я. Я могу только ответить, что у меня ни один человек не уволен. Каждый, кто был в системе МЧС, тот и останется на равнозначной должности. Хотя этих людей и не много – около десяти. РБК-Украина: До вас министерство возглавлял ваш земляк, политический оппонент, а сегодня глава Секретариата президента Виктор Балога. Его назначение в Администрацию было достаточно неожиданным, хотя слухи ходили давно. Много ли незавершенных дел он передал вам в наследство? И как вы оцениваете его деятельность на должности министра? Н.Ш: (смеется) Надеюсь, что “дела" он мне не оставил. Акцентирую внимание на слове “дела". А относительно деятельности, то работа министерства всегда продолжается, независимо от того, изменилось его руководство или нет. Я сейчас не буду давать оценку своему предшественнику. Хотя если откровенно, сказать позитивного пока ничего не могу, а другого говорить не хочу. РБК-Украина: Сразу после вашего назначения, ваши политические оппоненты заявили, что большей беды в МЧС, чем собственно сам Шуфрич быть не может. Как Вы прокомментируете их слова? Н.Ш.: (Смеется) Вот это уже был плагиат! Потому что именно такие слова я сказал о министре Жвании. Но то был дружеский шарж с моей стороны, потому что с Давидом я был в неплохих отношениях всегда. Хотя мы оппонировали друг другу политически, человеческие отношения между нами приемлемые, если не сказать больше. И когда Давида назначили на эту должность, я сказал, что это будет чрезвычайная ситуация в Министерстве чрезвычайных ситуаций. Все при этом тогда улыбнулись. При моем назначении попробовали это повторить. Но когда я намекнул, что не нужно меня цитировать, то этот аспект, обратите внимание, очень быстренько исчез. РБК-Украина: А еще утверждали, что министерский портфель вы получили за личную преданность премьер-министру Януковичу. Так ли это? Н.Ш.: Я бы хотел, чтобы это действительно было так. РБК-Украина: А как было на самом деле? Почему возникла Ваша кандидатура? Н.Ш.: Я бы не хотел останавливаться на вопросе “почему". Я хочу просто поблагодарить коалицию, своих товарищей, народных депутатов - и действующих, и бывших, а также лично Виктора Федоровича Януковича. Безусловно, я благодарен фракции коммунистов и лично Петру Николаевичу Симоненко, фракции социалистов. Я думаю, был учтен и тот опыт руководства, который у меня есть. Имею в виду руководство бюджетным комитетом в первом созыве, работа в качестве заместителя у очень непростых председателей комитетов. Сначала Турчинов... Я скажу вам, было очень непросто работать в противостоянии. Но я справился с этой работой, мы всегда находили компромисс ради интересов наших граждан. А затем была работа в противостоянии с Порошенко, фактическое его отстранение от руководства бюджетным комитетом и создание в нем большинства, которое принимало решение против желаний Порошенко. Кстати, это были лучшие бюджеты страны за годы независимости. Именно в комитете я вел направление министерства, которое сейчас возглавляю. И опыт его работы приобретался на моих глазах. К сожалению, лучше бы этого опыта не было, ведь я работал с МЧС во время наводнений с 1998 по 2001 гг. РБК-Украина: Все-таки, согласитесь, руководство Министерством - новая веха в вашей жизни. Какие приоритеты для МЧС Вы определили на 2007 год? Н.Ш.: Для меня главное все, что происходит каждый день. Работу МЧС очень тяжело планировать заранее. Хотя, безусловно, мы разрабатываем концепцию развития МЧС. Из основных направлений - это Чернобыльский блок вопросов и те проекты, которые сейчас остановлены. Прежде всего, строительство ХОЯТ (хранилище отработанного ядерного топлива). И я бы не хотел, чтобы в этом вопросе были спекуляции. ХОЯТ2 - это хранилище для отработанного топлива 1, 2 и 3 блоков Чернобыльской АЭС. И исключительно для них. Строительство финансируется международным сообществом. Решение приняла Ассамблея стран-доноров. Это все делается для снятия ЧАЭС с эксплуатации. Только тогда, когда мы выгрузим последнее топливо из третьего реактора (он хоть и не работает, но топливо еще там осталось), можно будет говорить, что на ЧАЭС реально начинаются работы по снятию с эксплуатации. РБК-Украина: О каких спекуляциях вы говорите? Н.Ш.За последние две недели распространяется очень много заявлений о том, что в Украине, в Чернобыле, хотят построить под видом хранилища якобы еще что-то, и что-то будут завозить. Это неправда, по крайней мере, мне об этом ничего не известно. Никаких согласований с министерством на эту тему не было и не планируется. А без такого согласования это в принципе не возможно. Строится исключительно ХОЯТ2 для ЧАЭС. РБК-Украина: Кто сегодня главный застройщик хранилища? Н.Ш.: Строили французы. Сейчас ведутся переговоры с американской компанией о возможности достройки. РБК-Украина: Вы можете назвать эту американскую компанию? Н.Ш.: "Холтек". Собственно, "Холтек" заявляла, что она намерена предложить за собственные средства построить хранилище для отработанного топлива всех АЭС. Очевидно, именно поэтому и возникли какие-то там предположения. Но все, что строится за средства стран-доноров, касается исключительно ЧАЭС. А то, что "Холтек" может быть исполнителем именно донорской программы, это совпадение. Потому любые предположения не имеют под собой никаких оснований. РБК-Украина: Известно ли, когда состоится заседание стран-доноров относительно наполнения Фонда по ликвидации аварии на ЧАЭС? Какая сумма предусмотрена в целом на эту программу? Н.Ш.: Заседание состоится в марте. Сегодня есть 3 источника финансирования этой программы - из Счета ядерной безопасности, из счета Чернобыльского фонда (оба существуют при ЕБРР- главного администратора этих счетов). Кроме того, объекты строятся за счет программы технической помощи TASIS Комиссии Европейского содружества. РБК-Украина: Какая доля Украины в этом проекте? Н.Ш.: В каждом проекте - своя. В целом Украина потратила на эти программы уже несколько десятков миллионов долларов как страна-донор. Мы также вносим свою долю финансирования в пределах программы ТАСИС. Это государственные средства. Но в общей стоимости проекта это - символическая сумма. Около 1/15 от общей стоимости, которая оценивается более, чем в миллиард долларов США. РБК-Украина: В свое время страны ЕС настаивали на закрытии ЧАЭС в самые краткие сроки, обещая взамен немалые компенсации. Однако сегодня Украина почти самостоятельно выводит из эксплуатации эту станцию. Возможно, есть смысл вновь запустить ЧАЭС, ведь когда-то она производила около 5% всей энергии в государстве? Н.Ш.: Безусловно, можно спросить, а нужно ли было выводить из эксплуатации ЧАЭС. Но теперь это уже решено. Мы должны жить в сегодняшних реалиях. Чернобыльская АЭС остановлена. Ее технический запуск, пусть и возможен теоретически, однако слишком дорого стоит. И об этом даже не стоит упоминать. Сегодня нужно думать о перспективе использования этих территорий в народном хозяйстве. Безусловно, есть логика в том, что помощь ожидалась во время достройки двух энергоблоков. Но мы сделали это самостоятельно. А компенсация теперь направлена на реализацию выше упомянутых чернобыльских проектов. Сегодня в зоне важной является проблема мародерства. Мы инициировали введение уголовной ответственности за незаконные действия в пределах зоны. Ведь до сих пор существует только административная. В этом нас поддержало Министерство внутренних дел и Министерство юстиции. Речь идет о вывозе любых предметов из зоны отчуждения. За незаконное присутствие там будет в 10 раз поднята административная ответственность с конфискацией средств передвижения. А за попытку вывезти что-то из зоны - наступит уголовная ответственность. РБК-Украина: И каково максимальное наказание? Н.Ш.: Уголовное - от 2 до 5 лет. Если поступок приведет к тяжелым последствиям или смерти - от 5 до 10 лет. А административное - до 100 необлагаемых налогом минимумов. РБК-Украина: Вы пообещали до 2008 года ликвидировать все боеприпасы 275 арсенала ракет и боеприпасов Минобороны под Новобогдановкой. Подготовка проекта уже начата? Н.Ш.: Я горжусь тем, что решился начать эксперимент по уничтожению боеприпасов там. Эта программа, кстати, была разработана еще в 2004 г., при правительстве Януковича. Потом от нее отказались, попробовали не уничтожать боеприпасы, а утилизировать их. То есть разобрать снаряды и что-то на этом заработать. Как следствие мы получили взрывы. По-видимому, символично, что правительство Януковича и закроет эту проблему. Нельзя было пытаться заработать на новобогдановской проблематике. Те снаряды, которые уже пережили пожар и были повреждены, не могли быть использованы в дальнейшем. Это была ошибка 2005 года, и в 2006 году такой вывод был сделан. Сейчас мы вернулись к старой стратегии. И сегодня есть сомнения относительно естественного характера тех взрывов, которые были в Новобогдановке... РБК-Украина: Почему? Н.Ш. Этим уже занимается СБУ. Правоохранительные органы могли бы вам больше сказать. РБК-Украина: Вы кого-то обвиняете? Н.Ш.: Нет. Я хочу сказать, что это был один из крупнейших складов в Украине. У нас возникли определенные подозрения. Если допустить, что там кто-то что-то украл, а потом, чтоб уничтожить следы кражи, искусственно создал пожар, а есть признаки именно такого развития событий, то сами понимаете... Знаете, лучше, чем во время пожара, ничего не исчезает, и сейчас посчитать, что там было до пожара, невозможно. Нам нужно уничтожить то, что осталось после пожара. А что взорвалось, что сгорело, мы уже никогда не узнаем. Сейчас этим занимаются СБУ, прокуратура. РБК-Украина: Вернемся к ликвидации боеприпасов. Какая технология будет применяться? Н.Ш.: Это будут взрывы на небольшой глубине, в специально подготовленных местах, которые ограждены земляным валом, а сверху еще и камышовым ограждением, которое сдерживает звук. Эта технология уже проверена. Было проведено 100 экспериментальных взрывов, причем первые 10 были проведены в обстановке секретности. В присутствии представителей местной власти 20 декабря, если не ошибаюсь, мы на расстоянии километра не только не услышали, почти не увидели этих взрывов. Никто об этом не знал, во избежание любых провокаций. Даже я приехал туда тайно. А уже 29 декабря мы последние 10 взрывов провели открыто. С самого начала присутствовали представители Министерства экологии, которые заверили, что в данной технологии нет и малейшей опасности. РБК-Украина: В какую сумму оценивается этот эксперимент? Н.Ш.: До конца этого года 21 млн грн. В целом 43 млн грн. Мы полностью вернем территорию Новобогдановки под народное хозяйство в 2009 г. РБК-Украина: Все-таки до 2009 года еще достаточно много времени. Можете ли вы гарантировать, что, скажем, летом 2007 не произойдут такие же взрывы, как раньше? Н.Ш.: Через несколько месяцев мы сделаем очень взвешенное, ответственное, но, убежден, радостное для всех нас заявление. Давайте немного подождем. РБК-Украина: Это интрига? Н.Ш.: Это не интрига. Это ответственность за слова. Я сказал "несколько месяцев", а до лета еще далеко. РБК-Украина: В Закарпатье на неделе возник паводок. Поступали данные о 250 подтопленных домах. Ваши оппоненты говорят, что, мол, Шуфрич до сих пор в Киеве, тогда как в такое время должен присутствовать на родине. Что можете им ответить? Н.Ш.: Ну, во-первых, жилых домов не 250, а 23, а домохозяйств около 500. На Береговщине на 1 день проводилась эвакуация людей. В Перечине было отключение электрических водонасосов, которые принадлежат водоканалу - день они не работали. То же было в Ужгороде. В Береговском районе есть проблема с одной из дамб. Есть подозрения, что ее строительство было неправильно спланировано. Сейчас туда выехали эксперты. Планирую заехать туда в ближайшие дни и я, во время посещения Львовщины и Закарпатья. На Львовщине осмотрю Роздол и Яворов, а в Закарпатье нужно изучить ситуацию, которая провоцирует такой разлив воды на Береговщине. Будет там проведено и совещание относительно “премикса", который находится в Береговском районе. Уровень воды поднялся на прошлой неделе во вторник. Я с периодичностью в 30 минут получал доклад от ответственного заместителя министра и дежурного по ситуации с паводком на Закарпатье. Если вы обратили внимание, я четко назвал масштабы и последствия беды. Затопление действительно было, но не в таких масштабах, как об этом кое-кто говорит. После того, как уровень воды спал, необходимость моего вылета на место отпала. Хотя, сознаюсь, самолет уже был готов, части на Ивано-Франковщине и Львовщине уже были готовы к реагированию. Уже не говорю о том, что в пределах необходимого на то время уже отреагировали Закарпатские подразделения МЧС. Потому я хотел бы отметить, что выезд министра во многих случаях сам по себе может стать причиной если не паники, то лишнего напряжения. А для меня главное избежать нагнетания проблем. Видите, разногласия в цифрах и информации сейчас большие. РБК-Украина: Довольны ли вы уровнем подготовки специалистов МЧС Украины? Н.Ш.: На этапе знакомства - да. По крайней мере, те ситуации, которые возникали при мне, решались четко. Например, возобновление водоснабжения в г.Рени, ситуация с “Кириллом", "Одиском". Были еще несколько ситуаций, которые были решены и не побеспокоили общество. Именно так они и должны решаться. Над проблемой надо работать, а не шуметь. Я хотел бы отметить, что наше ведомство - это не только департаменты, которые решают проблемы последствий Чернобыльской катастрофы и Новобогдановки, это и департамент пожарной безопасности, авиационная поисково-спасательная служба, гидрометеорологическая служба, управление образования и науки, департамент здравоохранения и медико-биологической защиты, словом, целый ряд отделов, которые работают на безопасность наших граждан. РБК-Украина: Недавно состоялось назначение Владимира Радченко на должность вице-премьер-министра. Подпадает ли Ваше министерство в сферу его компетенции? Н.Ш.: Нет, моим куратором является Андрей Петрович Клюев. Но я в случае каких-то нештатных вопросов докладываю и Владимиру Ивановичу Радченко. РБК-Украины: Эксперты утверждают, что назначение Радченко - это своеобразная попытка Кабмина перетянуть на себя одеяло с Совета Национальной безопасности и Обороны. Так ли это? Н.Ш.: Извините, но есть Правительство, а есть Совет национальной безопасности. И никто ничего не перетягивает. Правительство имеет, как минимум, Министерство внутренних дел. Правительство должно, как минимум, координировать действия с Генпрокуратурой Украины, со Службой безопасности Украины, с Министерством обороны Украины. Безусловно, это является зоной ответственности человека по уровню не ниже, чем вице-премьер-министр. РБК-Украина: Кем Вы себя сегодня чувствуете больше - правительственным чиновником, назначенным сверху, или все-таки депутатом крымского парламента, избранным народом? Особенно учитывая то, что оба этих статуса вы можете совмещать. Н.Ш.: Закон мне позволяет это делать. И это нормальная практика. Очень многие депутаты разных уровней являются или руководителями регионального уровня, или работают в органах центральной власти. Хотя все-таки сейчас абсолютное большинство времени забирает у меня работа в Министерстве. Но и нагрузка в Крымском парламенте гораздо меньше. Я приезжаю в министерство около 8.20- 8.30 утра, а покидаю его, когда как получится. Выходных вообще нет. РБК-Украина: С момента назначения на должность министра ваша публичность не такая, как раньше. Хотя вы всегда считались любимцем журналистов за свою эпатажность, резкость в высказываниях. Это так сегодня статус Шуфрича-чиновника влияет на статус Шуфрича-политика? Н.Ш.: Безусловно, влияет. Сегодня, когда я даю оценки, я вынужден выдерживать определенную этику члена правительства. Бесспорно, я выражаюсь исключительно в фарватере позиций правительства. Другого быть не может. Потому что, если твои мысли отличаются от позиций правительства, то ты не должен работать в таком правительстве. Ты должен выйти из него и давать ему оценку за его пределами. В моем случае есть два аспекта: работа министра и работа члена Кабинета министров. С одной стороны я реализую свои стремления в решении тех или других проблем, связанных с работой моего министерства, а с другой стороны общую концепцию работы правительства. Она для меня приемлема и понятна, я за нее боролся. Дискомфорта я не чувствую. При этом хочу добавить: во всем, что говорил до 12 декабря, не изменил и теперь своей точки зрения. Правда, сегодня не могу говорить так, как сказал бы в других условиях. РБК-Украина: Как часто Вам приходится общаться с премьер-министром Януковичем в нерабочее время? Н.Ш.: К сожалению, почти не общаюсь. Исключительно по рабочим вопросам. РБК-Украина: Легко ли Вы - человек импульсивный - находите общий язык с премьером, у которого тоже далеко не мягкий характер? Н.Ш.: А иначе нельзя руководить государством. То есть, должна быть твердость в принятии решений. Если бы у меня были сомнения относительно того, что Виктор Федорович может руководить государством, я бы его не поддержал как кандидата в Президенты Украины. Я верил в него тогда, и верю сейчас. РБК-Украина: Когда, по вашему мнению, закончится противостояние президентской и премьерской команд? И сможет ли этому способствовать принятие Закона о Кабмине? Н.Ш.: Противостояние закончится тогда, когда в Секретариате Президента поймут, что новая Конституция действует, и ее нужно уважать. РБК-Украина: Учитывая решение Мукачевского суда, противостояние только усилилось... Н.Ш. Я все-таки убежден, что Закон о Кабмине будет опубликован. Это прямое требование Конституции относительно председателя Верховной Рады на данном этапе. Досадно, что Ющенко не выполнил своих обязательств, которых от него требует Конституция. Убежден, что это сделает Мороз как председатель Верховной Рады. И запретить выполнение требований Конституции ни один суд председателю парламента не сможет. А решение Мукачевского райсуда еще получит свою оценку. РБК-Украина: В прошлую пятницу советник Президента Анатолий Ткачук заявил, что в случае опубликования закона о Кабмине А.Мороз подпадает под уголовную ответственность за превышение служебных полномочий на должности председателя парламента. Возможен ли такой вариант развития событий? Н.Ш.: Я его исключаю. Честно говоря, не знаю, кто такой Ткачук. Возможно, у Президента есть и такой советник. Но угрожать председателю Верховной Рады уголовным делом - вещь очень неблагодарная. РБК-Украина: Какой ваш вариант развития событий? Н.Ш.: Есть Конституция, и ее нужно выполнять. Другого развития событий я не знаю. Потому что за невыполнение Главного закона Украины действительно может наступить ответственность. РБК-Украины: В Секретариате не исключают также возможности роспуска парламента. В свою очередь в коалиции, в частности, лидер фракции КПУ, намекают на ликвидацию института Президентства и, собственно, импичмент В.Ющенко. Что можете сказать по этому поводу? Н.Ш.: Я могу давать оценку только фактам. Оснований для новых выборов я не вижу. И такие факты не задокументированы. Так же, как и не задокументированы (обратите внимание, я не говорю, что их может не быть) обстоятельства, которые могли бы стать предметом для голосования относительно создания комиссии по вопросу начала импичмента. РБК-Украина: Вас называют самым последовательным политиком Украины. В рядах партии СДПУ(о) Вы с 1996 г. Не думали ли вы сегодня как член правительственной команды стать членом Партии регионов? Н.Ш.: Я об этом не думал и такой вопрос никогда не поднимался. Думаю, объединенные социал-демократы всегда были и будут надежными партнерами и друзьями регионалов. Как будет в перспективе, покажет жизнь. Я не исключаю, что наше сближение будет еще теснее. Но давайте пусть определятся с этим лидеры партий. Беседовала Антонина Деревянко.
Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top