Максим Гольдарб: "Сегодня закупки в Минобороны осуществляются по нормальным ценам"

Директор Департамента внутреннего аудита и финансового контроля Министерства обороны Украины Максим Гольдарб рассказал в интервью РБК-Украина о том, как ему и его подчиненным работается в условиях, близким к войне, а также о необходимости реформирования Госфининспекции и своей готовности более тесно сотрудничать с депутатским корпусом Верховной Рады.

РБК-Украина: На армию сейчас выделяются существенные деньги, а там, где есть деньги, есть и злоупотребления. Насколько выстроенная в Минобороны модель аудита эффективна, прежде всего, в плоскости упреждения воровства?

Максим Гольдарб: На мой взгляд, модель себя оправдала и оправдывает. Мы изначально сочли верным выстроить систему предупреждения - и она работает. Почему я в этом уверен? Я вижу, как сегодня в лучшую сторону изменилась финансовая дисциплина в армии.

В абсолютных цифрах: за 4 месяца в 2012 г. было выявлено убытков в Минобороны на 60 млн грн, в 2013 г. за такой же период -100 млн грн, а в этом году -13 млн. При этом, предупреждено убытков на 40 млн грн. Ранее графы о предупреждении убытков не было.

Так вот, по сути, предупреждение потерь - это чей-то запланированный, но не полученный незаконный заработок, какие-то дельцы хотели эти деньги, простите, поиметь с Министерства - это с одной стороны. А с другой - это именно те цифры, которые раньше аудиторы ставили в свои отчетные графы «убытки».

Эти цифры говорят, что мы на правильном пути, хотя до абсолютного порядка, конечно, пока далеко. Однако уже на сегодня могу утверждать, что мы приучили чиновников к тому, что есть служба, которая внимательно следит за законностью проводимых хозяйственных операций, в том числе за образованием цены. Мы имеем прямое указание от министра, в случае каких-то подозрений и сомнений, задавать любым структурам нелицеприятные вопросы и требовать от них ответа.

РБК-Украина: Сейчас Минобразования ввело интересную новацию -выкладывают в открытый доступ всю бухгалтерскую документацию. Задумываются ли в Минобороны над такой же открытостью? Разумеется, это не касается государственной тайны.

Максим Гольдарб: Сегодня в стране идут боевые действия и новый порядок опубликования финансовой отчетности - не главный вопрос для руководителя. Однако, прозрачность, объективность и уничтожение даже самой возможности выстраивания коррупционных схем - всегда в поле зрения и.о. министра. Все предложенные новации, которые дадут возможность нормально и оперативно контролировать расходы и доходы ведомства, генерал Михаил Коваль поддерживает и они внедряются.

В частности, мы столкнулись с тем, что внутри ведомства работают внутренние регламенты, которые перекрывают возможность приобретать продукцию по конкурентной цене, создавая лояльную среду фактически для одного поставщика, под которого, очевидно, они и были ранее написаны. В такие вопросы вникает министр, по указанию которого уже пересмотрено несколько пакетов технической документации для ряда продукции, что позволит в дальнейшем сэкономить немалые суммы, убрать дискриминацию, допустить здравую конкурентность в хозяйственные процессы. Сейчас полным ходом идет изменение суживающих конкурентную среду нормативов.

И.о. министра генерал Михаил Коваль поручил систематически публиковать в средствах массовой информации данные о полученных средствах в рамках помощи Украинской армии и об их расходовании, и Вы сами можете в этом убедиться - такая информация периодически публикуется.

РБК-Украина: Можете ли Вы объективно оценить глубину коррумпированности аппарата Минобороны? Министры меняются, а создатели коррупционных схем, как правило, остаются на местах.

Максим Гольдарб: Нельзя кого-то из коллег необоснованно обвинять, тем более, что я уже как год не прокурор. Констатирую только факты - сегодня закупки в Минобороны осуществляются по нормальным ценам, а раньше, скажем так, они шли по не совсем нормальным. То же я могу сказать и о качестве.

Как никак, а 40 млн грн за 5 месяцев мы не дали кому-то «заработать». В прошлом году мы не дали «заработать» более 100 млн. Естественно, это вызывает реакцию, которая в том числе, может выливаться и в предвзятые и неправдивые публикации в СМИ, и в какие то кулуарные попытки давления, в том числе, и на меня.

РБК-Украина: Кстати, о публикациях. Закупка топлива, которое прошла по линии Кременчугского НПЗ, входящего в группу «Приват», была сочтена как закупка по ценам, превышающим рыночные.

Максим Гольдарб: Не согласен. Вспомните, когда была произведена эта закупка, ситуация в стране была тогда на очень высоком градусе напряжения и топливо было нужно немедленно. Вспомните, что творилось с валютой - курс доллара в тот период менялся несколько раз в день, а цена на сырье привязана к стоимости валюты. Вспомните, что творилось на заправках.

В нашем случае на момент закупки цена соответствовала рыночной и министерство получило необходимое в нужные для нас сроки - без предоплаты. Грубо говоря, на тот момент имел место товарный кредит. Если посчитать все эти факторы вместе взятые, то можно утверждать, что операция была выгодна для ведомства.

РБК-Украина: В свете чрезвычайной ситуации в стране, насколько возросла нагрузка на ваш департамент?

Максим Гольдарб: Поскольку алгоритм действий был уже выстроен, то, несмотря на увеличение обрабатываемых цифр и количества документов, система дает возможность без промедления и помех во время анализировать ситуацию и давать рекомендации распорядителю денежных средств. Работа осуществляется без перебоев. Координация служб осуществляется четко и на всех этапах. Министр все контролирует, система прозрачна и дает возможность увидеть движение средств на всех этапах - от момента запроса на товар до момента его получения.

РБК-Украина: И с контролем расходования миллионов от sms - тоже справляетесь? Многие, помня «Больницу будущего» Виктора Ющенко, на которую тоже средства собирали при помощи sms, не испытывают желания вновь наступать на те же грабли.

Максим Гольдарб: Лично я тоже не отправлял sms, а перечислил сумму, которую смог. Но эти деньги поступают строго на специальный счет в казначействе. Вы даже представить не можете, сколько там контролирующих слоев: департамент финансов Минобороны, служба аудита, казначейство, депутаты, в конце концов. Ни одна копейка из sms-денег не будет потрачена зря и сверх нормы - ошибок или злоупотреблений здесь не будет.

РБК-Украина: Востребован ли наработанный Вами опыт для его распространения на другие ведомства?

Максим Гольдарб: Я о таком не слышал. Скажу больше. Согласно Бюджетному кодексу, ведомственных аудиторов курирует Госфининспекция, в лице которой мы не видим по сей день партнера или союзника. В прошлом году, когда ими проводилась оценка качества, они ничего не заметили из позитивных тенденций в развитии оборонного аудита, их рекомендации были даны из какого-то глубокого прошлого, а просьба объяснить нам, на чем базируется такая оценка, не нашла никакого отклика.

Доходило даже до абсурда, когда нам указали, что служба аудита не должна называться службой, а проведение предварительного мониторинга хозяйственных операций, т.е., по сути своей, предупреждения возможных нарушений и потерь на этапе начальном, по их мнению, необоснованно. И это при том, что Кабмин требует от аудиторов именно предупреждать любые ошибки, препятствовать их допущению в дальнейшем.

Т.е., я вижу неспособность некоторых высших чиновников Госфининспекции правильно и своевременно откликаться на сегодняшние вызовы и понимать, что выявление проблем постфактум, по сути, не дает особого эффекта, ведь то, что утрачено вследствие незаконных или неэффективных управленческих решений, уже не вернешь. Когда проблема уже имела место, это, кроме всего прочего, удар по репутации ведомства, государства. Мы же предлагаем модель упреждения, обоснованно считая ее наиболее действенной.

Кстати сказать, именно ГФИ по закону отвечает за построение и работу государственного внутреннего финансового контроля в стране, именно она должна была научить топ-менеджеров госсектора правильно управлять госсредствами и имуществом, и контролировать исполнение управленческих решений в условиях современности, а государственных внутренних аудиторов - оценивать эффективность построенной системы. Однако, с 2009 г. на этом пути не сделано практически ничего. Хотя, конечно, нам сейчас могут рассказать о проведении одного-двух, а может быть, даже трех семинаров по этому поводу.

Госфиниспекция - это фактически ГлавКРУ, привет из СССР. Это уже неактуально. Весь мир идет по пути аудита. Я верю, что ситуация изменится, потому что нам нужна другая Госфининспекция, а не КРУ советского образца.

Нам, да и не только нам, а всему государственному сектору, требуется, чтобы они помогали топ-менеджерам построить эффективную систему управления государственными ресурсами, быстро и правильно оценивать риски, принимать адекватные меры для удержания наиболее важных рисков в допустимых пределах, эффективно пользоваться услугами внутреннего аудита. Кстати, в развитых странах изданы специальные законы отдельно о финансовом управлении и контроле и отдельно - о внутреннем аудите, которых, к сожалению, в Украине пока нет.

Наши внутренние аудиторы ждут от Госфиниспекции практической помощи в фокусировании аудиторских проверок на самых главных аспектах и актуальных проблемах, в проведении проверок и сверок у контрагентов, чего мы сами делать не можем, в выписывании принципов и методологии аудиторской работы, во внедрении в жизнь на государственном уровне наработанной позитивной практики. А коллеги из Госфиниспекции предложили просто поломать нашу систему, не предлагая ничего взамен.

Причем даже само проведение оценки качества Госфиниспекция законодательно не урегулировала, такие оценки внутреннего аудита почти два года проводятся ГФИ без утвержденного в установленном порядке документа, без каких-либо критериев - что считать хорошей практикой, что - средней, а что - плохой. Отсутствие критериев делает процесс оценки и ее результаты непрозрачными, а также создает предпосылки для несоблюдения основополагающих принципов Кодекса этики - объективности, независимости и профессионализма. Мнение проверяемой стороны, как и мнение практикующих аудиторов, к сожалению, ими во внимание не берется.

Именно поэтому мы считаем необходимым проведение внешней оценки независимыми экспертами.

РБК-Украина: Что Вы имеете в виду под мнением практикующих аудиторов?

Максим Гольдарб: В Международных стандартах профессиональной практики внутреннего аудита говорится, что внешние оценки должны проводиться квалифицированными экспертами, компетентными в двух сферах. А именно: в профессиональной практике проведения внутреннего аудита, причем, желательно в виде опыта такой работы в организациях, похожих по размеру, сложности или отрасли, то есть эксперты должны быть практикующими аудиторами или иметь достаточный опыт такой работы. И второе - они должны быть экспертами в проведении внешних оценок.

Кроме того, в некоторых странах созданы профессиональные органы по внутреннему аудиту, с которыми органы власти советуются и мнение которых учитывают. Эти органы, не имеющие статуса юридического лица, на треть состоят из представителей Минфина, Счетной палаты и подобных государственных институций, на две трети - из представителей практикующих внутренних аудиторов государственного сектора, ученых, преподавателей и других людей, имеющих соответствующий опыт и репутацию. К сожалению, нормативные документы, рождающиеся в ГФИ, с практикующими аудиторами не согласовываются, их мнение не учитывается.

РБК-Украина: Когда была последняя коммуникация с Госфининспекцией?

Максим Гольдарб: Последнюю бумагу мы получили в начале мая, притом - со старым текстом. А первый раз такой текст мы получили в ноябре прошлого года.

РБК-Украина: Нардеп от «Свободы» Юрий Сиротюк недавно направил письмо и.о. министра обороны, а также генпрокурору Махницкому и начальнику ГУБОП относительно Ваших злоупотреблений в министерстве? Что в этом письме является правдой, что нет?

Максим Гольдарб: Мое материальное положение и материальное положение членов моей семьи отражены в декларациях, которые подавались в соответствующие органы в установленном порядке. Со всех сумм доходов уплачены все налоги, о чем есть подтверждающие документы.

Что касается моего, якобы, влияния на назначение тех или людей на те или иные должности в Минобороны, то это априори невозможно, такие вопросы отрабатываются в других структурных подразделениях. Как директор Департамента внутреннего аудита и финансового контроля я отвечаю за кадровую политику исключительно в пределах Службы внутреннего аудита ВСУ.

Правда, что за год моей работы в Минобороны удалось создать систему, которая позволяет контролировать операции и процессы от их начала на центральном уровне, когда анализируются фактические и документальные обоснования для принятия управленческих решений по планированию, закупкам, оплате счетов, условиям проектов договоров и т.д., до их завершения на уровне конкретной воинской части, где мы проверяем реальность и обоснованность плановых показателей, выполнение договоров, отражение операций в учете и отчетности, производим фактический контроль за количеством, ценой и качеством поставленных ресурсов и услуг.

Благодаря этому, за период з 20 мая 2013 г., т. е., чуть больше года, Службой внутреннего аудита предупреждено 168 млн грн потерь и убытков. Так, по результатам предварительного мониторинга не допущено централизованное финансирование мероприятий, в проведении которых не было обоснованной потребности или стоимость которых была неоправданно завышена вследствие завышения объемов, цен или стоимости, - на сумму почти 50 млн грн.

Также мы помогли сберечь более 28 млн грн, которые могли быть использованы на закупки по завышенным ценам. Аудиторы не допустили почти 60 млн грн потерь поступлений из-за необоснованно заниженных цен на продаваемое имущество. Следствием внедрения внезапного контроля не допущено поставки в войска некачественных горюче-смазочных материалов стоимостью более миллиона гривен. И этот список я могу продолжать

В этом году и.о. министра обороны, генерал Михаил Коваль счел необходимым внедрить предварительный мониторинг уже на территориальном, децентрализованном, уровне, т.е. на уровне конкретной воинской части. Таким мониторингом децентрализованных платежей и децентрализованных закупок уже не допущено около 6 млн грн потерь и убытков.

Таким образом, эти меры действительно позволили позитивно влиять на эффективность управления государственными ресурсами на стадии планирования. Однако, по непонятным мне причинам в указанном письме народного депутата эти действия оценены отрицательно, причем совершенно безосновательно и бездоказательно.

Что касается присвоения мне воинского звания «полковник», то это предусмотрено законодательством и проведенным служебным расследованием в действиях должностных лиц Минобороны нарушений законодательства не установлено, о чем проинформировано Генеральную прокуратуру. Относительно, якобы, открытия Генпрокуратурой уголовного производства по факту присвоения мне воинского звания «полковник» мне ничего не известно и в установленном Уголовным кодексом порядке меня не проинформировано.

То, что я родился в Тульской области и в возрасте приблизительно двух лет с семьей переехал в Донецкую область, это факт. Но, посудите сами - мой возраст на момент переезда вряд ли давал возможность спецслужбам России (на то время - РСФСР) завербовать меня как агента, кстати, еще тогда не существующей тогда отдельной страны - РФ. Кроме того, эти спецслужбы должны были заблаговременно предусмотреть раскол СССР и убедить меня работать против Украины как независимой суверенной державы, которой тогда тоже еще не было. Эти обвинения абсурдны.

В обращении поднимался вопрос о моих загранкомандировках. За год работы я пребывал в загранкомандировках дважды, их общая продолжительность - 11 дней, включая 4 дня приезда и отъезда. В июле я ездил в Тбилиси, в декабре - в Лондон. Обе командировки инициировали наши зарубежные партнеры, решение о моем командировании принимал министр обороны, причем ни копейки бюджетных денег потрачено не было.

Целью командировок был обмен опытом и обсуждение вопросов, связанных с развитием внутреннего аудита, предупреждением и выявлением коррупции. Кстати, иностранные партнеры, такие как Офис связи НАТО в Украине, международная организация Transparency International, Международный секретариат НАТО, Минобороны Грузии и другие, позитивно оценивают наш опыт и считают его достойным для внедрения в других странах.

Начиная с прошлого года, международные организации рассматривают Департамент внутреннего аудита и финансового контроля не только как реципиента, но и как донора, способного предоставить квалифицированную экспертную помощь другим странам. Например, директор Офиса связи НАТО в Украине Марчин Кажиел констатирует позитивные достижения в институционном становлении и развитии компетенции внутреннего аудита и рассматривает их как взнос в построение добропорядочности.

Поэтому я имею основания полагать, что моя деятельность, направленная на предупреждение нарушений финансовой дисциплины и коррупционных проявлений, а также на выявление фактов нарушения законодательства и привлечение к ответственности виновных в их допущении лиц (в том числе, путем инициирования увольнения с занимаемых должностей и передачи материалов аудитов в правоохранительные органы) мешает некоторым лицам продолжать неправомерное использование государственных средств и имущества и угрожает их «экономическим» интересам.

Именно это и есть причиной обращений и публикаций, которые содержат необоснованные обвинения в мой адрес. Если же ко мне есть вопросы по работе - я всегда открыт, тем паче, для общения с депутатским корпусом.

РБК-Украина: То есть, департамент аудита готов к более тесному сотрудничеству с депутатским корпусом?

Максим Гольдарб: Абсолютно готовы. Народные депутаты имеют полное право интересоваться нашими финансами и каждый день, даже в режиме онлайн я готов предоставлять им такую информацию, конечно, с учетом требований законодательства относительно информации с ограниченным доступом.

РБК-Украина: Вы связываете такую эффективную систему работы вашей матрицы со своей поездкой на стажировку в Минобороны Великобритании? Вы почерпнули оттуда какой-то полезный опыт?

Максим Гольдарб: Опыт полезный, несомненно, однако в ряде вопросов мы их опережаем. О чем они нам говорили.

РБК-Украина: Сейчас министерство ожидает приезда аудиторов из Великобритании также для обмена опытом?

Максим Гольдарб: Они, т.е. аудиторы британского военного министерства и специалисты одной из крупнейших аудиторских компаний мира, входящих в «большую четверку», приезжают для изучения того, соответствует ли наша система аудита международным стандартам. Министр эту тему инициирует, ему самому интересно проверить, насколько высоки наши стандарты в этом вопросе.

Приезд специалистов ожидается в июне, более точно я пока не могу сказать. Когда будет известно время, мы сообщим детали и сделаем открытую встречу для СМИ по результатам. Мы понимаем, что ошибки будут, но надеемся, что направление работы нами выбрано верно.

Беседовал Антон Подлуцкий

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top