Лоббисты Хиллари Клинтон: высокие технологии, средний класс и новая экономика

По тому, кто из крупных лоббистов оказался в предвыборной команде кандидата в президенты США Хиллари Клинтон, довольно уверенно можно судить о направлении ее будущей активности. Кто же платит за ее избрание? Как оказалось, деньги в кандидата от демократов вкладывает новая экономика и средний класс.

Президентская гонка в США вышла на финишную прямую. Очевидно, что ее результат скажется не только на США, но, в той или иной степени, практически на любом государстве. Решается, прежде всего, вопрос о внешнеполитическом курсе этой страны - мирового лидера. И в этот момент - на финишной прямой - как никогда видны будущие контуры реальной политики.

Речь идет о том, кто именно поддерживает того или иного кандидата. С какими мотивами поддерживает. Кто участвует в кампании того или иного кандидата в формате in house,  те, кто проливает сейчас пот в штабах, послезавтра получит солидное влияние "дворе".

В Украине, не без оснований считают, что Хиллари Клинтон куда ближе к реальному пониманию ситуации вокруг российской аннексии Крыма, а также агрессии РФ на востоке Донецкой и Луганской областей. И что Киев, с куда большей вероятностью получит поддержку от нее, чем от республиканца Дональда Трампа. Так что происходящее вокруг нее представляет для Украины и украинских политиков вполне конкретный и понятный интерес.

Что же "там" происходит?  Над Дональдом Трампом по части финансирования его избирательной кампании местные эксперты слегка посмеиваются. Причем довольно зло и не всегда обоснованно. То зададутся риторическим вопросом - а реально, миллиардер ли он? А потом авторитетные местные специализированные издания выйдут с громкими заголовками о том, что Хиллари собирает от лоббистов миллионы долларов, тогда как Трампу ничего не несут.

Есть ли миллиарды у Трампа, - ему виднее. Нам куда интереснее, кто именно помогает и финансирует госпожу Клинтон. Тем более, что в США процесс финансирования предвыборной кампании является весьма прозрачным - в том числе по части того, кто, когда и сколько вложил в фонды того или иного кандидата.

Начнем с фигуры руководителя ее избирательного штаба. Его возглавляет, увенчанный всеми мыслимыми и немыслимыми регалиями Джон Подеста, - бывший глава аппарата президента Билла Клинтона, а позднее - советник президента Барака Обамы. Брат Джона - Энтони - является главой одной из самых влиятельных лоббистских структур в Вашингтоне - Podesta Group. Кого только она ни сопровождала: от представителей российского уранового бизнеса до Виктора Януковича и многочисленных клиентов с арабского Востока. Например, весной 2016 года издание  Observer, со ссылкой на PanamaPapers и изучающий их консорциум журналистов (OCCRP), сообщило о том, что "Сбербанк России" платил Podesta Group за лоббирование его интересов в Вашингтоне. Не то,  чтобы это было страшно для репутации Хиллари Клинтон, но весной ей было не до шуток.

Сейчас фирма братьев Подеста лоббирует интересы саудитов, деньгам которых угрожает "Акт о компенсации жертвами терроризма от тех, кто его финансировал", а точнее - Justice Against Sponsors of Terrorism Act become law. Смысл документа в том, что пострадавшие от международного терроризма американские граждане могут подавать иски к тем структурам и государствам, которые замечены в финансировании терроризма. Учитывая, что саудитам принадлежат на территории США активы на сотни миллиардов долларов, то, определенно, есть предмет для обсуждения.

Саудитам помогают не один только братья Подеста, а еще с десяток юридических и лоббистских фирм. Но, очевидно, ставка сделана правильно - Джон Подеста, в случае победы Хиллари, займет в ее администрации очень влиятельную позицию. И если Клинтон победит, у нее будет весомый аргумент в общении с саудитами по поводу сырьевых цен.

Но Джон Подеста - не единственный специалист в команде демократического кандидата. С сентября 2015 года на Клинтон работает защищавший интересы корпорации Монсанто (Monsanto) большой специалист по GR - Джерри Кроуфорд (Jerry Crawford). То, что он работает в команде больше года, говорит о том, что Кроуфорд был причастен к разработке стратегии и формированию команды. И тоже, вполне возможно, получит свою долю влияния в администрации Хиллари в случае ее победы. С демократами он работает давно - Кроуфорд участвовал в работе штабов Билла Клинтона, Эла Гора и Джона Керри. Так что он, как минимум, наверняка войдет в список влиятельных советников.

К слову, Монсанто присутствует в Украине и входит в число крупных международных корпораций, активно инвестирующих и зарабатывающих в украинском агросекторе. В 1991 году она была, чуть ли не первой иностранной корпорацией, подписавшей договора на поставку средств защиты растений в Украину. Монсанто построила в стране несколько селекционных предприятий, стала лидером по поставке высококачественных семян рапса и кукурузы. Ее инвестиции только селекционную инфраструктуру в Украине оцениваются в сотни миллионов долларов.

Еще одна ключевая фигура в команде Хиллари Клинтон - Кен Салазар (Ken Salazar), бывший министр внутренних дел и бывший сенатор США, а сейчас - партнер в крупной лоббистской фирме WilmerHale. По поводу его появления в команде Клинтон в начале октября 2016 года в кругах политиков и лоббистов случилась подлинная истерика, так как многие усмотрели, чуть ли не угрозу конфликта интересов.

Дело в том, что Салазар и его фирма имеют колоссальное поле связей с лобби-клиентами из "высшей лиги": AT&T, Boeing, Citigroup, Deutsche Bank, General Electric, Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Monsanto, Morgan Stanley, Pfizer, Procter&Gamble, Staples. Тут следует напомнить, что администрация Обамы настояла на запрете участия лоббистов в качестве сотрудников в органах исполнительной власти. В общем, на Холме по этому поводу разгорается вялый скандал, но Салазар продолжает работать на Клинтон.

Влиятельная TheWashington Post под занавес фандрайзинговой кампании опубликовала данные о лоббистах, внесших максимальный вклад при наполнении избирательных фондов Хиллари Клинтон, издевательски указав, что у Трампа не было такой мощной и публично засвеченной команды поддержки. В первых рядах оказались:

Дэвид Джонс (David Jones, почти 900 тысяч долларов, здесь и далее - сумма всех средств, собранных при содействии данного лоббиста у разных лиц, и внесенных в фонд кампании и в фонд победы Клинтон);

Ричард Салливан (Richard Sullivan, почти 1 миллион долларов);

Хизер Подеста (Heather Podesta, более 400 тысяч долларов);

Стив Элмендорф (Steve Elmendorf, более  400 тысяч долларов);

Линда Липсен (Linda Lipsen, почти 500 тысяч долларов);

Холли Макарро (Holly Macarro, более 400 тысяч долларов).

Все они - ветераны лоббистского комьюнити, которое ориентировано на Демократическую партию. Чьи ж интересы они представляют?

Джонс и Салливан - партнеры в лоббистской фирме Capitol Counsel, которые имеют давние связи с Хиллари Клинтон, а также участвовали в президентской кампании Билла Клинтона в 1996 году. Capitol Counsel лоббирует интересы таких компаний, как Genentech, RiteAid, Wal-Mart и Cardinal Health. Это биотехнологии, фармацевтика, розничная торговля.

Стив Элмендорф представляет лоббистскую фирму Subject Matter, у которой в клиентах такие корпорации, как Facebook, Goldman Sachs и Citigroup.

Хизер Подеста (жена Тони Подеста) - директор одноименной фирмы (Podesta Group), которая представляет на Холме интересы Cigna, FitBit, Herbalife и NextEra Energy.

Холли Макаро, как и возглавляемая им лоббистская фирма Ietan Consulting, специализируются на представлении интересов индейского населения США. Ерунда, скажете? Ничего подобного. Это территории со специальным налоговым климатом, это колоссальные задачи по использованию природных ресурсов на зарезервированных за индейцами территориями, это игорный бизнес, в конце концов.

Линда Липсен - давний топ-лоббист Американской ассоциации юстиции, ранее известной как Ассоциация судебных адвокатов Америки. Тут все понятно - чего стоят в США парни с дорогими портфелями и дипломами юридических школ, никому долго объяснять не нужно.

Среди ключевых и крупных спонсоров фонда Клинтон фигурирует один самых богатых людей планеты - Билл Гейтс и его жена Мелинда. Что это значит для мира IТ - думаю, тоже понятно.

Выходит, мегакрупный бизнес держит госпожу Клинтон на коротком поводке? Как бы не так! Картину интересов Хиллари Клинтон может здорово дополнить база данных по индивидуальным донорам ее избирательного фонда, которую публикует Федеральная избирательная комиссия США. Там многие тысячи людей, являющихся сотрудниками, руководителями и собственниками в среднем, малом и крупном бизнесе - медиа, рекламисты, IТ, розничная торговля, медицина, промышленность, да что угодно. Судя по опубликованным данным, на мелких индивидуальных жертвователей пришлось почти 57% взносов в фонд Хиллари Клинтон (у Трампа – 15,2%, но очень велик объем займов под кампанию). То есть тот самый средний класс Америки платит за избрание Хиллари, а вот за Дональда - нет. Платит по-разному - от двух десятков до пары тысяч долларов, поскольку в США есть ограничения для индивидуальных жертвователей.

Что сейчас по части будущих лобби-интересов Клинтон ставят ей лыко в строку ее оппоненты? Ну, например, то, что она лоббировала расширение торговли с Китаем. Ее обвиняют в том, что такое расширение привело к сокращению рабочих мест. Также есть неподтвержденные серьезно обвинения в том, что Клинтон финансируется за счет оружейного и нефтяного лобби. Но вот это все, скорее уже из области конспирологии.

Так или иначе, но Клинтон точно не будет проводником интересов сырьевой экономики, что автоматически означает продление эры недорогого сырья, альтернативной энергетики и высоких технологий. В случае избрания Клинтон следующим президентом США, она будет во внутренней политике защищать интересы среднего класса и новой экономики (IТ, биотехнологии, инвестбанкинг, сектор сервиса и торговли), а во внешней…Во внешней мы точно получим преемственность политики Обамы с неизбежным усилением роли США в европейских делах ввиду того же Brexit.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top