Константин Ярынич: На посту председателя НСЗУ буду бороться с коррупционными схемами

Понедельник 15 июня 2020 09:00
Константин Ярынич: На посту председателя НСЗУ буду бороться с коррупционными схемами
Фото: Константин Ярынич (facebook.com)

Константина Ярынича, заслуженного врача Украины, генерального директора Кировоградского клинического онкологического центра, называют наиболее вероятным кандидатом на пост главы Национальной службы здоровья Украины. Он может возглавить учреждение, бюджет которой составляет 86 млрд грн. 

После того, как стало известно о вероятном назначении Ярынича на должность председателя НСЗУ, против его кандидатуры выступили некоторые общественные организации. Ряд СМИ сообщили о якобы причастности Ярынича к коррупционным схемам.

В интервью РБК-Украина Ярынич рассказал о коррупционных обвинениях, политику, источники личных состояний и его видение развития медицинской отрасли.

– Что именно побудило вас подать свою кандидатуру на пост главы НСЗУ?

– Я - практикующий врач и четко понимаю, что сегодня нужно медицинской отрасли, пациентам и медицинскому персоналу.

За время реформы, к сожалению, был потерян контакт с медицинским обществом, хотя именно медики - это тот огромный ресурс, без которого медицина не может существовать. Трансформация медицинской отрасли стала настолько "пациентоориентированной", что о медиках перестали даже вспоминать. Особенно это касается медицинских работников 2-го и 3-го уровней. Именно эти медицинские учреждения с 1 апреля должны были реформироваться, в соответствии со вторым этапом медреформы. Однако она сегодня не дала тех плодов, которых ожидали как медики, так и пациенты.

– Какие решения, на ваш взгляд, должны быть первоочередными для главы НСЗУ?

Наиболее актуальная проблема - непрозрачность тарифов, которые устанавливались не на основе честной калькуляции медицинской услуги, а зависели от выделенного на медицинскую отрасль финансирования.

Сегодня нам нужна четкая и понятная калькуляция тарифов, которая может быть сделана только на основе утвержденных протоколов лечения, которых, к сожалению, в Украине нет. То есть существует два глобальных момента: прозрачные тарифы и наличие протоколов лечения.

Именно последние нам помогут оценить качество медицинской услуги. Это очень важно, о чем, к сожалению, все забыли.

Еще одна задача председателя НСЗУ — это повышение статуса медицинского работника путем повышения его заработной платы. Это тоже нужно учитывать при калькуляции медицинских услуг.

Проблема, которую необходимо срочно решить — это некорректная работа системы e-Health. Она осложняет работу врачей, и не дает возможность сконцентрироваться на лечении пациентов. Из моей практики скажу, что эта система не обеспечивает необходимой защиты персональных данных, быстрого взаимодействия с пациентом, она довольно сложна в использовании.

Я считаю, что работа этой системы должна быть налажена в кратчайшие сроки, чтобы она не мешала, а помогала медицинскому персоналу в практической работе.

Существует еще одна проблема, которая требует решения, в том числе с участием председателя НСЗУ. Дело в том, что в Украине задекларированное бесплатное лечение и диагностика. Но мы же понимаем, что 2,5% ВВП, который выделяется на медицину, - это половина от того, что нужно, чтобы выполнить те задачи, которые НСЗУ сегодня перед собой поставила. То есть обеспечить бесплатную диагностику и лечение не может ни одно лечебное учреждение в стране.

– Почему программа медицинских гарантий сегодня не отвечает запросам медицинской отрасли? На сколько она сейчас недофинансирована?

– Она недофинансирована не менее, чем на половину. Есть общеизвестный постулат - финансирование медицины должно быть не менее 5% ВВП. То есть, если на медицинскую отрасль выделяется меньше, то медицинская помощь не может быть доступной и качественной. У нас сегодня 2,5% ВВП. Делайте выводы сами.

– "Центр противодействия коррупции" призвал не назначать вас на должность главы НСЗУ. Почему в этой организации к вам такое особое отношение?

– Насколько я знаю, в этой организации есть люди, которые активно работали в Минздраве, и они очень не хотят терять возможность и в дальнейшем иметь влияние на НСЗУ. Мной управлять достаточно сложно, а, скорее всего, невозможно. Именно поэтому, по моему мнению, и началась эта информационная атака.

Я не причастен к коррупционным схемам, а наоборот в моих намерениях их ломать. Отстаивать позицию защиты прав и пациента, и финансирования медицинской области, и прав медицинского сообщества на получение достаточного финансирования своей работы — вот это мои основные задачи. Скорее всего, они не совсем сходятся с тем, что хотели эти люди.

– Вас упрекают в том, что онкодиспансер, которым вы руководили, закупал лекарства в 2-3 раза дороже, чем Минздрав покупал у международных организаций. Это правда?

– Это журналистская инсинуация. Сегодня эту информацию пытаются показать как случай коррупции в онкологическом центре. На самом деле речь идет о закупке препарата “Метакос” на сумму около 6 тысяч гривен за тендерную процедуру и систему Prozorro. При этом другие онкологические учреждения, которые проводили свои тендеры, закупали этот препарат по такой же цене.

Областной онкологический центр объявил тендер и получил этот препарат по стоимости, которая была на 30% ниже, чем установил Минздрав. Цена не была завышенной. Предложений с более низкой ценой на этот препарат вообще не существовало. И сегодня цена на препарат заводом-изготовителем не снижена.

Очевидно, что к деятельности медицинского учреждения, который я возглавлял, у кого-то был особый интерес.

– Особый интерес есть не только к вашей деятельности на посту руководителя Кировоградского областного онкоцентра, но и в ваших материальных доходах. Например, некоторые СМИ утверждают, что вы обладаете аптечным бизнесом в Кропивницком? Это так?

– Никакого отношения к аптечному бизнесу я не имею. Мне кажется, эта история уже даже перестала быть интересной журналистам, которые очень хотели найти что-то на народного депутата, но не нашли.

– А кому этот бизнес принадлежит?

– У нас очень много субъектов, которые обладают аптечным бизнесом, — примерно 20-30. Даже в нашем онкоцентре существует несколько сетей, несколько аптечных структур, в том числе и коммунальная аптека. У нас нет монополии.

– Ваша семья владеет домом и восемью квартирами в Кропивницком. У многих возникает вопрос, откуда средства?

– Мое материальное положение неоднократно проверялось всеми структурами еще в то время, когда я был народным депутатом. Но я расскажу. 8 квартир — это квартиры, купленные в одном доме, площадью примерно по 25 квадратов каждая. Они объединены в одно пространство, в котором сегодня расположена стоматологическая клиника моей жены. Они приобретались в течение 10-12 лет. Это все указано в моей декларации. Когда говорят, что есть клиника, которая не зарегистрирована, и это нарушение декларирования, и есть отдельно квартиры, — это неправда. Это одно и то же, квартиры и клиника.

– Как писали некоторые СМИ, в апреле этого года один из пациентов из онкоцентра в Кропивницком, был вынужден покупать лекарства за свои деньги, хотя НСЗУ должно было оплатить это по контракту. Почему это произошло?

– Это тоже неполная и неправдивая информация. Пациент, о котором вы говорите, действительно лечился в нашем центре, получал бесплатную диагностику, химиотерапевтическое лечение и лучевую терапию за счет централизованных программ финансирования.

И речь не идет о покупке им препаратов.

После лечения в нашем центре он решил сделать операцию в Национальном институте рака, а потом его направили снова к нам. Но мы были вынуждены отказать ему в обследовании на КТ и МРТ. Мы не имели на это юридических оснований. Чтобы проводить исследования, нам надо было провести тендер на эту услугу, только после этого мы бы смогли ее предоставить. К тому же, этот пациент фактически находился в Национальном институте рака, где сейчас, наверное, уже успешно прооперирован.

– Вас раньше часто ассоциировали с регионалами...

– Меня ассоциировали и с регионалами, и с "Нашим краем", в котором я долго работал как областной депутат и возглавлял комиссию по охране здоровья, а теперь уже с Блоком Петра Порошенко и с “Солидарностью”. Сегодня та должность, о которой мы говорим, никакой связи с политикой иметь не должна. А в положении о НСЗУ и главе Национальной службы здоровья четко прописано, что эта должность не может быть связана ни с какой политической структурой.

От меня требуется профессионализм и конкретные знания. А то, что я работал главным врачом при регионалах, так ничего в этом нет. Это была правящая партия на тот момент. Я востребован как профессионал и хотел бы говорить не на языке политических лозунгов. Я отвечаю за свою работу, как человек, который может и знает, что нужно делать в организации системы здравоохранения в Украине.

– Были ли вы знакомы с нынешним министром здравоохранения Максимом Степановым до собеседования на голову НСЗУ?

– У нас была с ним одна встреча, которая не касалась НСЗУ, а проблем Донецкого национального медицинского университета. Я обратился к нему с просьбой сохранить этот медицинский университет, потому что нынешнее его руководство не работает над сохранением образовательного учреждения, а делает все для его уничтожения. Закрытие Донецкого национального медуниверситета может иметь не только медицинские, но и политические последствия. Об этом был разговор с министром. Это была наша единственная встреча.

– Считаете ли вы прозрачной процедуру назначения руководителя НСЗУ?

– Я не юрист, поэтому не мне давать правовую оценку. Есть общая концепция проведения таких процедур, в том числе во время эпидемии COVID-19. Я так же, как и остальные 27 кандидатов, подал заявку на участие в отборе. Нужно было изложить свою концепцию, пройти собеседование в онлайн-режиме, что я и сделал.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь