Ключ от цены на бензин: почему она не падает

Фото: цены на бензин в Украине не хотят падать вслед за нефтью Фото: цены на бензин в Украине не хотят падать вслед за нефтью
Одной из главных тем текущей недели стали цены на бензин и соответствующее заявление премьер-министра Арсения Яценюка, указавшего на нелогичность стабильности цен на нефтепродукты в Украине на фоне краха нефтяных котировок в мире. Он призвал Минэнерго и Антимонопольный комитет обсудить с нефтерейдерами вопрос восстановления утраченной логики.

Одной из главных тем текущей недели стали цены на бензин и соответствующее заявление премьер-министра Арсения Яценюка, указавшего на нелогичность стабильности цен на нефтепродукты в Украине на фоне краха нефтяных котировок в мире. Он призвал Минэнерго и Антимонопольный комитет обсудить с нефтерейдерами вопрос восстановления утраченной логики.

Казалось бы, возразить нечего, ведь бензин делают из нефти. Однако это не значит, что только из цен на нефть состоит стоимость топлива. Например, в Европе закупочная (мировая) стоимость бензина и дизтоплива занимает в цене не более 40%, а иногда и вовсе 20%. Основная же часть цены формируется... налогами. Топливные акцизы являются мощным источником бюджетных поступлений и именно с этим связан пристальный контроль за оборотом подакцизных товаров в Европе (не у нас). Собранные налоги как правило идут на поддержание автодорог либо на программы развития общественного транспорта.

Украина тоже стала на этот путь. С января 2016 года мы стали еще в одном пункте европейцами - налоговая составляющая в цене бензина на украинских АЗС превысила "нефтяную". На данный момент структура цены выглядит так: 45% - акцизы (их по сути два) и НДС, 40% - закупочная стоимость топлива на границе, оставшиеся 15% - затраты и прибыль АЗС. Еще до нового года первые две составляющие стояли в обратном порядке, но после обвала нефтяных цен и повышения акцизов в рамках бюджетного процесса они поменялись местами.

Хитрость правительства заключается не только в постепенном повышении налогов, но и в практике их установления в валюте. В итоге 85% в цене нефтепродуктов имеет валютную привязку, так как за импорт расчет идет в долларах и евро, акцизы установлены в евро. В евро с нового года будет начисляться и налог с розничного оборота подакцизных товаров - 0,042 евро/л. Как видим, правительство себя не обделило -зарабатывает на торговле нефтепродуктами больше, чем нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие компании, которые добыли нефть для этого бензина и произвели из него этот продукт. Что уж говорить об украинских владельцах бензоколонок, которым достается около 10% от этого пирога или порядка 2 грн/л. Между тем заработок правительства составляет около 9 грн/л. Отсюда вопрос: у кого больше возможностей влиять на цену топлива?

Но и это еще не все. Основная причина на первый взгляд нелогичного отсутствия реакции украинских топливных цен на отрадные новости с мировых нефтяных бирж - девальвация. На сегодня средняя цена бензина А-95 в стране составляет 19,35 грн/л или около 0,76 евро/л. Будь курс гривни хотя бы 20 грн за евро, а не 25, цена бензина бы около 15 грн/л. А при курсе начала 2013 года вряд ли пришлось бы платить больше 8 грн/л. Именно слабость национальной валюты заполняет пространство для снижения гривневых цен на импортные товары, которыми на 85% являются нефтепродукты.

Украинские чиновники за тысячи километров видят табло лондонских, нью-йоркских и сингапурских сырьевых бирж, однако отказываются замечать результаты своей деятельности - повышение налогов и неспособность остановить девальвацию, что неизбежно толкает цены на топливо вверх. Снизить валютную зависимость и хоть как-то охладить цены может отказ от ставок акцизов валюте, но в Минфине и слышать не желают о переходе на национальную валюту.

Понятно, в стране война и нужны деньги. Необходимо обратить внимание, что инициатива повысить налоги на нефтепродукты с нового года не встретила никакого сопротивления отраслевых кругов, что еще раз говорит о понимании особенностей текущего момента. Однако теперь правительственные инициативы и слабость гривни никто не замечает, хотя именно они являются основной причиной стабильности цен на топливо в условиях снижения цен на нефть.

Особо символично выглядит тот факт, что за два дня после "топливного" заявления премьера курс валют на межбанке прибавил 40 коп./л(до 24,25 грн за долл.), а на "черном" рынке доллар «завалился» за 26 грн.

Фактически это означает, что себестоимость нефтепродуктов выросла минимум на те же 40 коп./л. При этом гарантии, что курс не пойдет дальше, чиновники не дают, что не мешает им требовать снижения цен от бизнеса. Поэтому если кто и может снизить цены на топливо, то исключительно Кабмин, остановив девальвацию. Но это, похоже, нереальная задача.

On Top