Иво Георгиев: "VAB имеет хорошую платформу для развития и потенциал, но сегодня банку важно не стать заложником конфликта акционеров"

Конфликт в VAB Банке между его основателем, впоследствии - миноритарием Сергеем Максимовым, а также нынешним владельцем банка Олегом Бахматюком вызвал массу пересудов. Купив у TBIF Financial Services его долю в банке и сконцентрировав более 50%, Бахматюк получил собственный финансовый инструмент с хорошей репутацией. Но возникший в дальнейшем конфликт между Бахматюком и Максимовым, когда основатель банка был публично обвинен в незаконном выводе нескольких сот миллионов долларов, привлек к VAB очень много внимания. Один из старейших членов наблюдательного совета VAB Банка, в недавнем прошлом - глава этой структуры, Иво Георгиев подал в отставку. О причинах своего ухода, сегодняшней ситуации в банке и оценке происходящего конфликта акционеров Георгиев рассказал в интервью РБК-Украина, не став комментировать наиболее щепетильные моменты ситуации.

РБК-Украина: Когда Вы вышли из наблюдательного совета VAB Банка?

Иво Георгиев: Я подал в отставку 25 ноября этого года.
РБК-Украина: С чем связан уход?
Иво Георгиев: При продаже была договореность, что я останусь на определенное время. Условленный срок истек. Есть новый собственник, у него своя стратегия.
РБК-Украина: Вы можете прокомментировать конфликт, который происходит в VAB Банке?
Иво Георгиев: Я бы не хотел комментировать эту ситуацию, поскольку она никак не связана со мной или людьми, которые работали в банке вместе со мной.
РБК-Украина: Насколько верна информация, что у Вас были конфликты с Сергеем Максимовым?
Иво Георгиев: Управлять банком в партнерстве всегда не просто. Но когда начался кризис 2008 г., стало очевидно что для того, чтобы пройти этот сильнейший шторм, кто-то один должен быть у руля. Мы сделали предложение Максимову по выкупу его доли или чтобы он выкупил нашу. В 2009 г. у нас был договор, что мы выкупим его часть акций, если он выполнит определенные обязательства, но, увы, до этого дело не дошло.
У нас также были расхождения по стратегическому развитию, когда мы хотели развивать розничное кредитование, Максимов настаивал на корпоративном.
Ведь во время кризиса важно, чтобы у акционеров банка было достаточно ресурсов, чтобы увеличивать капитал и иметь единую стратегию. К тому же, капитал увеличивался только с нашей стороны, тем самым размывая Максимова. Несмотря на этот конфликт, на жизнедеятельности банка это не отражалось, именно благодаря сильной команде в управлении VAB, а также личной позиции тогдашнего главы правления банка.
A когда мы, при организации «Тройка Диалог», продавали свой пакет акций инвестору, самым важным для нас было найти покупателя, который обладает ресурсами для увеличения капитала и пониманием стратегии развития банка.
РБК-Украина: Вы упомянули, что готовы были выкупить часть Максимова, но не сделали это, потому что он не выполнил определенные обязательства. Можете сказать, что это за обязательства?
Иво Георгиев: Нет, это сугубо конфиденциальная информация.
РБК-Украина: Проходили мнения, что присутствие Максимова в капитале банка каким-то образом препятствовало вашей работе с крупными европейскими банковскими структурами. Это соответствует действительности?
Иво Георгиев: Я не могу говорить за эти организации, но с уверенностью могу сказать следующее: мы тесно и почти во всех странах, где представлены, в том числе - в России, работали с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), International financial institutions.
ЕБРР несколько лет назад даже был нашим акционером. Но в Украине такое партнерство не удалось, хотя они были очень заинтересованы в VAB.
Неоднократные проведения due diligence, по их оценке, не позволяли им входить в банк, поскольку Максимов все еще оставался, хотя и, миноритарным акционером.
РБК-Украина: Но Максимов также утверждает, что Вы не хотели его слушать, когда он предлагал привлечь новых партнеров. Почему Вы не соглашались на предложения Максимова, и кого в качестве партнеров он предлагал?
Иво Георгиев: Я могу только сказать, что от Максимова никогда не было конкретного предложения. Мы никогда не видели конкретных потенциальных партнеров с конкретными условиями.
РБК-Украина: Максимов заявлял, что намерен оспаривать в суде продажу акций TBIF новым акционерам. Вы будете как-то реагировать?
Иво Георгиев: TBIF всегда выполнял свои обязательства. И продажа прошла в рамках всех юридических норм и процедур. Думаю, что такой иск, если он и будет, совершенно беспочвенный.
РБК-Украина: Вы продавали свой пакет, когда шел кризис. В каком тогда состоянии был VAB Банк?
Иво Георгиев: Банк успешно пережил самый сложный период кризиса. На фоне банкротств и кризиса неплатежей, мы всегда и вовремя выполняли свои обязательства перед вкладчиками. Мы успешно реструктуризировали свои внешние обязательства, в том числе - по еврооблигациям. Более того, VAB Банк досрочно вернул НБУ всю сумму рефинансирования в размере 1 млрд 100 млн грн.
Мы внедрили новые IT-решения - SAS, FICO, SIEBEL, установленные в крупнейших банках мира. Это помогло нам сохранить лидерские позиции. Мы были один из первых банков, который возобновил розничное кредитование.
Кроме того, VAB Банк три года подряд, а нет ни одного банка в Украине, которому это удалось хотя бы дважды, признавался международным рейтинговым агентством S&P, как самый прозрачный банк в стране.
VAB имеет хорошую платформу для развития и потенциал, но сегодня банку важно не стать заложником конфликта акционеров.
РБК-Украина: Да, в контексте этого конфликта постоянно упоминаются Максимов и Бахматюк. Но есть еще Петр Барон, предправления, который ничего не говорит. Вы работали с ним, как Вы можете охарактеризовать Барона и его команду?
Иво Георгиев: Для TBIF, компании с западным стандартом видения бизнеса, люди всегда были важным активом, и внутренние стратегии строилась с горизонтом на пять лет. Барон всегда ставил превыше всего интересы банка. Все совершенные им действия, были направлены на укрепление банка и это именно он нашел инвестора в кратчайшие сроки, на тяжелом рынке.
У Барона работала сильная команда, среди которых были экс-казначей Минфина Литвы Лукас Турса, Жилюер Кеньян - с 40-летним опытом работы в BNP Paribas, Олег Кузьмин, глава розничных рисков, который работал в Renesans Credit, а также известный не только на украинском рынке специалист Алекс Гармаш, обладающий MBA из London Business School. И еще много профессионалов своего дела.
РБК-Украина: Но почему тогда не слышна позиция Барона по ситуации вокруг банка?
Иво Георгиев: Вообще-то, это вопрос к нему. Я могу сказать, что меня удивляет то, что сейчас пишется в СМИ, так как, проработав с Петром более пяти лет, из которых три года он руководил банком, я хорошо знаю его стиль руководства и принципы, во главе которых всегда были интересы банка. В принципе, это и послужило причиной его конфликта с Максимовым. Конечно, его родство с Максимовым усугубляло ситуацию - и он по своей воле не принимал участия в наших с ним переговорах. Это - не его конфликт. Я думаю, что ставя на первый план интерес банка, Петр не хочет добавлять публичности этой ситуации, которая вредит, в первую очередь, именно VAB.

 

Беседовал Алексей Алтынов

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь