Игорь Уманский: “Внешний финансовый мир оценивает курс гривны на уровне 9,5 грн/1 долл.”

Бывший и.о. министра финансов Украины Игорь Уманский традиционно последователен в критике жесткого регулирования курса национальной валюты. Он, как и прежде, не очень охотно дает прогнозы и очень аккуратно моделирует возможное будущее гривны и банковского сектора нашей страны. Корреспонденту РБК-Украина удалось разговорить Уманского в Лондоне во время проведения международной инвестиционной конференции, посвященной Украине. В интервью бывший и.о. главы Минфина дал оценку последним действиям Национального банка, а также озвучил риски и угрозы, которые сейчас стоят как перед гривной, так и передо всей отечественной экономикой.

РБК-Украина: В последнее время внимание общественности переключилось на политические аспекты. И в ожидании саммита Украина-ЕС как-то забылось о недавнем практически состоявшемся дефолте, о платежном балансе.
Игорь Уманский: На самом деле дефолта не было. Была его угроза. Слава Богу, не допустили технический дефолт. Платеж, хоть и с опозданием, но пришел в тот день, когда он должен был придти. Платежный баланс, тут даже оценки давать не нужно, к сожалению, в этом году будет отрицательным.
РБК-Украина: Насколько отрицательным?
Игорь Уманский: Сейчас звучат разные оценки. Думаю, сведенный баланс будет где-то на уровне минус два с половиной. То есть, речь не о торговом сальдо, а о сведенном торговом балансе - итоговом сальдо. Безусловно, в этой ситуации, если поступать с точки зрения экономической теории, чтобы удержать ситуацию, нужно было бы отпускать гривну. И тога, за счет девальвации, можно было бы нивелировать отложенные угрозы, которые возникают, если не обращать на это внимания и просто тратить золотовалютные запасы на поддержание курса, что сейчас и происходит.
В этой ситуации прогнозировать курс доллар-гривна невозможно. По одной простой причине: рыночного курсообразования у нас нет и, соответственно, с точки зрения экономиста и финансиста сказать, какой он должен был бы быть - невозможно. Потому что курс у нас назначается, как назначаются люди на какие-то должности. Сейчас его назначили на уровне 8.
РБК-Украина: Как долго, по Вашему мнению, НБУ будет этот курс удерживать?
Игорь Уманский: И по тем заявлениям, и, главное, по действиям Национального банка и правительства, соответственно, видно, что они будут держать этот курс настолько долго, насколько смогут. Насколько это правильно - другой вопрос.
По моему глубокому убеждению - это не очень правильно. Вы же сами видели в профессиональной среде (во время инвестиционной конференции в Лондоне, - РБК-Украина) насколько настойчиво звучали предложения о том, что курсообразование должно быть рыночным и курс должен быть плавающим. Провели даже рейтинговое голосование: кто за то, чтобы курс был жестко привязан к доллару и не опускался? Ни одного голоса в поддержку не было. То есть, текущая политика противоречит всей экономической логике и в условиях роста позитивного платежного баланса.
РБК-Украина: Вы считаете, гривну нужно было сразу отпустить? А разве это не привело бы к панике?
Игорь Уманский: На короткий промежуток времени такая тактика могла бы быть оправданной. Но сейчас на выполнение этой задачи брошено слишком много ресурсов - золотовалютные запасы, а также стабильность банковской системы, которая, к сожалению, тоже была принесена в жертву этой цели. Надеюсь, что данные подходы политиков в ближайшее время будут отменены, потому что слишком велики риски получить обратную реакцию.
Когда перетягивается, передавливается пружина, мы рискуем получить шоковую ситуацию, которую имели в 2008 г. Подобная вероятность должна серьезно беспокоить, в первую очередь, Национальный банк. Банковский сектор и экономика не могут долго находиться в состоянии, в котором они находятся с сентября этого года.
РБК-Украина: За счет чего можно выйти из этой ситуации?
Игорь Уманский: На первый квартал я не вижу ресурсов, которые могли бы поддерживать эту ситуацию. Боюсь, что ноябрь-декабрь подведет черту под возможностями НБУ искусственно удерживать ситуацию. Сейчас в структуре золотовалютных запасов Нацбанка, по крайней мере, на начало ноября было порядка 13 млрд долл. По прошлому месяцу НБУ частично решил эту проблему. С одной стороны, Украина в лице «Нафтогаза» получила небольшой, но, тем не менее, заем от «Газпромбанка» в размере 550 млн, что, естественно, улучшило ситуацию с платежным балансом.
С другой стороны, НБУ изменил требования для украинских коммерческих банков по валютной позиции. Тем самым, заставив, по сути, банки продавать валюту и свои валютные позиции, уменьшая резерв и возможности банка с учетом ликвидной валюты, которая есть в наличии, компенсировать, покрывать имеющиеся риски. Потому что все понимают, что есть заемщики, у них есть ситуация том числе - с невозвратом кредитов, и банк должен создавать резервы для того, чтобы эти риски покрывать.
РБК-Украина: Сколько золотовалютных резервов может быть потрачено до конца года?
Игорь Уманский: Сейчас банки были вынуждены эти свои валютные резервы частично продать - более 2 млрд в прошлом месяце. С одной стороны, это поддержало курс, а с другой - повысило и без того высокие риски кредитных портфелей банков и возможности покрытия этих рисков. Но этот ресурс исчерпан. И если не будет, а пока не было слышно о новых возможностях заимствования в ноябре-декабре, то по итогам месяца Нацбанк, думаю, будет вынужден потратить на поддержание курса около 3 млрд долл. Итого, по двум месяцам - это минус 6 млрд. Итого, 13 минус 6 - к концу января в структуре НБУ останется 7 млрд.
Но 2 млрд не нужно будет возвращать ВТБ. Плохо, что не продлили этот кредит на пять лет, не рефинансировали его, о чем велись в свое время переговоры. Насколько знаю, со стороны ВТБ была готовность рефинансировать этот заем. А воспользовались пока последней, но, тем не менее, банальной возможностью - продлить этот кредит на тех же возможностях, но лишь на полгода. Тем самым снята нагрузка с конца текущего года, но она перенесена на и так непростой 2012 г.
РБК-Украина: Что Вы можете сказать о китайских заемных деньгах, о которых, в том числе, говорил нам и Эрик Найман?
Игорь Уманский: Это была «утка». Повторюсь. С китайскими деньгами - это была «утка». Более того, с Китаем даже никто не вел переговоры о предоставлении займа на финансирование дефицита госбюджета либо займа Нацбанку. Разговор шел лишь о финансировании за счет китайского «Эксима» инвестиционных проектов в Украине с привлечением государственных гарантий либо гарантий ведущих украинских банков, которые китайская сторона сможет принять в качестве обеспечения. Также велись переговоры о том, чтобы часть золотовалютных запасов, которые есть у Нацбанка, перевести в юань. Но это не финансирование дефицита бюджета либо предоставление каких-либо займов.
Это та же позиция, которая была озвучена еще год-полтора назад во время высоких визитов китайской делегации в Украину и наших - в Китай. Перспективы даже этих частных проектов пока очень сумрачны, ввиду того, что два пилотных проекта, которые мы начали с Китаем, пока, скажем мягко, не очень успешно реализуются. И это, насколько я знаю по общению с представителями китайских финансовых учреждений, вызывает серьезное беспокойство.
РБК-Украина: А в чем проблемы? Вы имеете ввиду тот самый «Воздушный экспресс»?
Игорь Уманский: «Воздушный экспресс» изначально убыточен и не окупаем. Для китайской стороны это не очень приятно, они не хотят реализовывать неуспешные проекты, но у них есть государственные гарантии, они понимают, что свой ресурс они вернут. Более рыночный, более понятный проект по реструктуризации шахт, но там, по разным причинам, продвижения пока нет.
РБК-Украина: Как Вы прокомментируете заявления о том, что ЕС хочет закупить гривну перед Евро-2012? Как это может повлиять на укрепление гривны?
Игорь Уманский: Думаю, Нацбанк, сейчас будет использовать любые информационные возможности, чтобы дать позитивный месседж на рынок. Я не очень верю в перспективу, что Европа перед Евро-2012 будет закупать гривну. По одной простой причине - в этом нет необходимости.
Другой вопрос, что туристы и болельщики, естественно, будут приезжать с иностранной валютой: кто - с евро, кто - с долларом, кто - с какой-то другой. Тем самым, ситуация на наличном валютном рынке будет достаточно неплохо поддержана, приток валюты во время активной фазы Евро-2012 компенсирует то падение, которое может быть сейчас.
Более того, у банков может возникнуть ситуация кратковременного, на эти два месяца, чрезмерного укрепления гривны. И нужно будет нам выкупать излишнее предложение валюты, дабы не допустить чрезмерного укрепления гривны. Потому что после окончания Евро-2012 придется вернуться в наши реалии, в которых отсутствует настолько серьезное предложение валюты на рынке. Чтобы убрать эти значительные пики, как падения, так и укрепления курса, Национальный банк должен будет вмешиваться.
Нацбанк сейчас придумывает любые инструменты дабы удержать курс, начиная от введения паспортов при обменных операциях. И опять же к вопросу о Евро-2012. Сейчас процедура несколько упростилась, что достаточно показать паспорт или водительские права, кассир увидит, что вы гражданин Украины и безо всяких копий, очередей и т.д. совершит операцию. Но к нам приедут иностранцы и, если к тому моменту не убрать эти глупые, как по мне, ограничения, могут возникнуть серьезные проблемы. Нацбанк начинает придумывать квазиденежные средства накопления через сертификаты, монеты, которые он собирается эмитировать. Тем самым, пытаясь убедить население и юридические лица в том, что хранить можно не только в валюте. Безусловно, это может вызвать определенный, небольшой интерес. Но, к сожалению, доверие к национальной валюте значительно выше, чем к этим инструментам
РБК-Украина: Почему нет длинных кредитов в гривне?
Игорь Уманский: Начиная с сентября Нацбанк забрал практически всю ликвидность гривны с рынка - с этого периода гривны на украинском рынке нет. Она есть только у двух госбанков и нескольких иностранных банков, которые получили вливания от материнских компаний.
Зачем это делал Нацбанк? Нет гривны, соответственно, не с чем выходит на валютный рынок, нечем давить на курс. Тем самым, они пытались удержать рост курса, с одной стороны, и рост инфляции - с другой. В очень короткой перспективе это могло сработать, но в среднесрочной, я уже молчу о долгосрочной, это крайне негативно сказывается на экономике. Почему?!
Нет гривны - не с чем идти за товарами. Значит, украинские предприятия не могут продавать свою продукцию. Нет спроса - у населения, у юридических компаний.
С другой стороны, если в банковской системе нет гривны - нечем давать кредиты. И третий месяц подряд практически все кредитование в банковской системе остановлено. На межбанке курс заимствований подскочил до 30, он был в разные периоды и дороже. Безусловно, в такой ситуации любой нормальный бизнес не может брать эти кредиты - нет рентабельности. Остаются только некие короткие займы, которые могут быть интересны, в основном, торговым сетям.
Соответственно, кредитование остановлено. Это, в первую очередь, влияет на возможность роста, на возможность развития предприятий и, как следствие, экономики в целом.
Думаю, решая короткую частную проблему, якобы с курсом, мы загоняем экономику, и без того не очень хорошо себя чувствующую, в рецессию. И это все происходит на фоне падения внешних рынков, на фоне ожидания рецессии в зоне евро и в целом в мире. Очень опасная политика.
Да, у нас очень долларизированная экономика. Да, у нас курс стал не экономической, а политической категорией. Но бросать на чашу весов всю экономику и перспективы его развития и роста только ввиду психологического фактора - крайне опасно. Это с одной стороны.
Но с другой стороны - мы рано или поздно подойдем к черте, за которой курс все равно придет на тот уровень, на котором он должен быть. Но тогда это придется делать шоково, примерно так, как это было в 2008 г. Напомню, тогда курс сначала с 5 укрепился до 4,7, потом упал до 10, вернулся на уровень, который на тот момент был адекватен спросу и предложению. Но шок, который тогда пережили экономика и население, не думаю, что мы так легко пройдем. И зачем играться с этим?
РБК-Украина: Если курсовая пружина распрямиться, на сколько процентов возможно падение гривны? До 60%, как прогнозируют эксперты, если гривну будут держать до окончания парламентской кампании 2012 г.?
Игорь Уманский: Самый неблагодарный вопрос - это прогноз курса. Но проблема в том, что когда он сжат, то может выстрелить. А когда выстреливает пружина, она вылетает далеко за пределы своего спокойного состояния. Падение может быть намного глубже, чем реальный адекватный курс на сегодняшний день.
РБК-Украина: А реальный курс гривны? Каков он, с помощью, каких инструментов его можно просчитать в нынешней ситуации?
Игорь Уманский: Скажу одну простую вещь. Страховки в Лондоне по курсу гривны на ближайшие полгода - риск, который они оценивают сегодня, за который они готовы покупать - оценивается на уровне 9,5. Так внешний по отношению к Украине финансовый мир оценивает реальный курс гривны.

Беседовал Алексей Беловол

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь