HR-директор Vodafone: Знание ИТ становится базовым навыком для соискателей

Фото: Надежда Сиренко Фото: Надежда Сиренко

Мир меняется, и мы вместе с ним. Умение обращаться с компьютером и элементарными компьютерными программами 15 лет назад было "бонусом", позволяющим получить лучшую работу. Постепенно "бонус" превратился в базовый навык, без которого найти работу практически невозможно. То же самое можно было сказать о знании английского языка, которое со временем тоже стало обязательным.

Сейчас к этим базовым навыкам присоединился еще один: знание ИТ. Что именно нужно знать? Какие бизнес-компетенции уже не обходятся без ИТ? Что делают "айтишники" в не-ИТ-компаниях? На эти и другие вопросы РБК-Украина ответила директор по персоналу компании Vodafone Украина Надежда Сиренко.

РБК-Украина: По вашим наблюдениям, какие специальности сейчас наиболее востребованы на рынке труда Украины, сохраняется ли спрос на "айтишников"?

Надежда Сиренко: ИТ-отрасль по-прежнему остается самой развивающейся отраслью в мире. Все уходят в диджитал, в "цифровой мир": автоматизируются бизнес-процессы, общение переходит в социальные сети, а информация — в "облака". Это глобальные тренды, которые будут только расширяться. Поэтому ИТ-специальности, как мне кажется, будут востребованы всегда.

Кроме того, Украина, как известно, это международный хаб для ИТ-проектов. Наши специалисты и ИТ-команды работают для зарубежных рынков. Поэтому да, ИТ-специалистам сейчас легче найти работу, они одни из самых высокооплачиваемых на рынке труда. И это создает вызовы для работодателей.

Любая традиционная функция, которая раньше с ИТ не имела никаких точек соприкосновения, теперь требует специалистов, которые понимают, что такое маркетинг и что такое ИТ. Потому что новые продукты создаются на стыке новых идей, реализованных через ИТ-системы. Недостаточно придумать идею, нужно понимать, как она будет реализована с точки зрения ИТ.

То же самое касается обработки больших данных (Big Data), отслеживания трендов, написания прогнозов — для всего этого нужно понимать, как работают ИТ-системы. Поэтому в маркетинг мы ищем сотрудников, которые понимают, что такое ИТ. За последнее время мы полностью автоматизировали процессы управления персоналом, поэтому в HR мы тоже ищем специалистов, которые разбираются в ИТ.

Другими словами, ИТ-составляющая сейчас есть везде.

РБК-Украина: То есть, теперь это дополнительный навык - такой же, как, например, знание английского языка?

Надежда Сиренко: Именно так. И этот навык становится базовым. Ведь английский - это тоже не бонус, который позволяет тебе попросить больше денег на входе. Английский - это, наоборот, "входной билет" на рынок, если ты его не знаешь, ты в карьерном тупике. То же самое  с ИТ.

РБК-Украина: Можете уточнить, какой уровень знаний в ИТ сфере можно считать достаточным для соискателя? Судя по всему, одного умения работать с компьютером, как это было 10 лет назад, теперь недостаточно?

Надежда Сиренко: Для кого-то необходимо понимать архитектуру ИТ-решений, для кого-то нужны базовые навыки программирования и управления базами данных, кому-то — написание макросов..

Приведу пример. У нас есть корпоративная социальная сеть "Простор", с помощью которой мы общаемся внутри компании. Там находится и корпоративный портал, и корпоративное хранилище документов, и управление проектами, и неформальное общение сотрудников. Проект администрирует сотрудник, который работает в HR. Помимо коммуникационных навыков и умения писать хорошие тексты, администратору требуется общаться с разработчиками сети, давать им задачи, а также постоянно общаться с сотрудниками, которые эксплуатируют эту сеть. Это было бы невозможно без понимания того, как устроена сеть, что такое виджеты, например, что такое java-программирование.

РБК-Украина: Чувствуют ли сейчас работодатели "дефицит айтишников"?

Надежда Сиренко: В условиях высокой конкуренции за талантливых ИТ-специалистов мы ищем новые нестандартные решения.

Приведу пример. Одна из востребованных и дефицитных специальностей — это тестировщик ПО. Тестировщиков очень много, но потребность в них все равно выше, чем количество кадров на рынке. Все продукты компании, услуги, тарифы — это по сути программное обеспечение. И оно проходит обязательное тестирование перед тем, как быть представленым нашим клиентам. Мы не тестируем решения на абонентах, хотя на телекоммуникационном рынке существует такая практика, когда компания собирает отзывы об ошибках от абонентов. Поэтому работа тестировщика – важное звено в цепочке создания качественного тарифа или услуги.

Два года назад у нас был очень большой отток в этой группе сотрудников. Кроме того, кандидаты, которых мы находили, имели слишком завышенные зарплатные ожидания и не скрывали своего желания строить карьеру в ИТ. Не в телекоме. Сначала мы пытались искать кадры на рынке, но потом нашли то, что мы называем "антихрупким решением". В Днепре, где у нас уже есть контактный центр, мы построили классический центр тестирования — такой, как в ИТ, с перспективой роста от junior до senior, с возможностью в дальнейшем переехать в Киев и строить карьеру внутри нашей ИТ функции. За этот год мы закрыли свою потребность в тестировщиках. Кроме того, сотрудники контактного центра получили прекрасную возможность продолжения своей карьеры внутри компании и получения новой профессии.

РБК-Украина: Насколько вообще работа в телекоме считается престижной у молодых людей - студентов и выпускников школ?

Надежда Сиренко: Больше в телеком хотят идти, конечно, не студенты, а люди, которые уже имеют практический опыт работы в какой-нибудь сфере. Люди, которые уже понимают, как устроен бизнес в той или иной отрасли, и делают сознательный выбор. Потому что телеком сейчас — одна из самых устойчивых отраслей бизнеса, но в то же время очень быстрая и инновационная.

Для привлечения студентов нам сейчас приходится прикладывать много усилий. Всячески стараемся рассказывать, что такое телеком сейчас, чтоб они понимали и хотели сюда идти. Мы участвуем и в ярмарках вакансий, и на сайте раздел специальный сделали, и с университетами сотрудничаем.

РБК-Украина: Вокруг ИТ есть некая красивая история, это модно. А телеком может казаться чем-то сложным и даже скучным.

Надежда Сиренко: Да, и развеять этот миф сложно. Но мы пытаемся рассказывать о телекоме просто, чтоб это было понятно поколению миллениалов в том числе.

РБК-Украина: Тяжело ли вам конкурировать с ИТ-компаниями за кадры? Чем вы привлекаете разработчиков?

Надежда Сиренко: Мы привлекаем их интересными проектами, корпоративной культурой европейского работодателя Vodafone, возможностью роста и развития. Конкурировать по зарплатам с аутсорсинговыми ИТ-компаниями мы в принципе не можем по одной объективной причине: они оперируют долларовыми контрактами. Соответственно, они имеют возможность платить своим сотрудникам зарплату в привязке к курсу доллара. Мы же получаем доходы от наших абонентов в гривнах.

Сейчас на украинском рынке у всех мобильных операторов ARPU (средний доход от одного абонента в месяц) около 1,5 доллара. Это один из самых низких показателей в мире. При этом цены на телекоммуникационные услуги, по данным Госстата, выросли менее чем на 1% с момента, когда доллар был по 8 гривен. Поэтому вызов телекома — это быть эффективным для своих акционеров и выполнять бизнес-задачи, но при этом быть конкурентным работодателем. Работа в большой компании – для тех, кто хочет расти, сделать карьеру, а не остаться вечным аутсорсером. 

РБК-Украина: Сейчас много говорят о появлении профессий, связанных с анализом больших данных (Big Data). У вас в компании есть такая должность как "специалист по большим данным"?

Надежда Сиренко: В группе Vodafone есть несколько R&D центров, которые занимаются исследованиями и разработкой в области инноваций и Big Data. У нас в компании тоже есть специалисты, которые занимаются анализом больших данных. Причем они есть в финансах, в ИТ, в маркетинге. Мы прогнозируем поведение абонентов как в информационном пространстве, онлайн, так и оффлайн. Например, на основе больших данных строятся модели для контактных центров. Один из последних кейсов: локации магазинов выбирались исходя из анализа больших данных о поведении абонентов.

РБК-Украина: Где в Украине можно научиться работе с большими данными и другим подобных вещам, ведь этому не учат в школе и университетах?

Надежда Сиренко: Когда мы ищем кандидатов на должности, где нужны такие навыки, мы обращаем внимание на базовое образование. Мы отдаем себе отчет в том, что ВУЗы таких специалистов не готовят. Учебные программы в нашей стране довольно консервативны, преподавательский состав дает хорошее классическое образование, но не имеет возможности оперировать новыми технологиями. Поэтому мы обращаем внимание на тех соискателей, кто проходил стажировки здесь или за границей, кто уделял время самообразованию, кто проходил онлайн-курсы (множество бесплатных и недорогих курсов предлагает, например, Coursera). Сейчас, на самом деле, научиться можно всему — было бы желание, стремление и понимание того, кем ты хочешь стать.

Студент, который заканчивает бакалаврат, и у которого нет никаких стажировок, практик и курсов, кроме своего ВУЗа, не сможет претендовать на работу в диджитал.

РБК-Украина: По вашим наблюдениям, насколько тяжело украинским студентам попасть на стажировку за рубеж и получить там работу? Хватает ли им знаний, чтобы конкурировать за рабочие места на глобальном уровне?

Надежда Сиренко: Вопрос трудоустройства за рубежом — это, в первую очередь, вопрос трудового законодательства и миграционной политики в отношении таких стран, как наша. А знаний нашим специалистам хватает

РБК-Украина: Сейчас от работодателей часто можно услышать, что нынешние студенты и выпускники — они "другие", что их сложно заинтересовать работой, что у них другие приоритеты в жизни. Действительно ли нынешняя молодежь так сильно отличается от предыдущих поколений?

Надежда Сиренко: Вы знаете, молодые люди — они же не только приходят к нам в компанию. Они окружают нас везде: это наши родственники, наши дети, люди, с которыми мы общаемся в повседневной жизни. Они другие, но они меняют нас и наше отношение к жизни.

Приведу недавний пример из жизни HR дирекции. К нам на начальную позицию рекрутера пришла девушка-стажер, она помогала разбирать базу кандидатов, обзванивать их. Она очень хорошо себя показала, и когда мы были готовы принять ее в штат, она неожиданно отказалась. Причиной стала волонтерская стажировка в Грузии на тему гендерного равенства сроком на три месяца. После стажировки в Грузии девушка снова пришла к нам, но уже с новыми инсайтами, опытом, знакомствами. И мы ее взяли – даже создали отдельную роль по работе со студентами. Вот уже несколько месяцев она успешно работает в компании.

Что было удивительным для меня в этом кейсе. Лет 5 лет назад, я бы, наверное, подумала, человек, который с легкостью отказался от работы в одной из ведущих компаний страны ради трехмесячной стажировки - не наш человек. Сегодня же, мы воспринимаем таких людей иначе. Мы понимаем, что человек, который хочет вернуться в компанию, делает этот выбор осознанно. Он понимает, куда идет, выбирает нашу культуру и корпоративные ценности. Кроме того, он возвращается с новыми знаниями и внутренними инсайтами.

Мир меняется, он меняет и нас. Наша амбициозная задача — быть лидером этих изменений. 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top