ru ua

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области Дискуссии вокруг безопасности работы Николаевского глиноземного идут уже почти год (фото: nikvesti)

Дискуссии вокруг безопасности работы Николаевского глиноземного идут уже почти год. Общественная организация "Стоп шлам", которая пытается взыскать с НГЗ фантастическую сумму в 9,2 млрд грн "моральной компенсации", публично обвиняют завод в росте уровня онкозаболеваемости, проводят параллели с "венгерской трагедией" и отмечают значительный вред окружающей среде.

Впрочем, в суд активисты обратились только с психологической экспертизой, не дав фактических подтверждений реального вреда глиноземного производства. На заводе такие действия считают частью спланированной рейдерской атаки, а все тезисы спикеров организации называют фейками. Что именно удалось опровергнуть НГЗ – подробнее в материале РБК-Украина.

ГЗ отравляет почву и воду"

Красный шлам – это отходы, появляющиеся в процессе производства глинозема. Складирование шлама с учетом норм экологической безопасности было предусмотрено еще на этапе строительства завода в 1980 году. Со временем технологии модернизировались и совершенствовались.

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области

Разгрузка бокситового сырья в Днепро-Бугском морском порту НГЗ

Шлам складируют на специальных территориях, которые называют шламовыми полями. Он красный, поэтому картина может пугать. Но это остатки обычной африканской почвы, богатой бокситами и железом, который морем доставляют на завод. Бокситы являются сырьем для производства глинозема – белого порошка, из которого затем делают алюминий.

Поэтому красный цвет он имеет с самого начала, ведь такого цвета земля в Африке или Австралии, где эти пейзажи никого не пугают. Но "активисты" используют фото шламполей для манипуляций, рассказывая что шлам попадает в воду и почву, а пыль засыпает все вокруг, – отмечают в НГЗ.

На самом же деле шлам, как и любые отходы, просто имеет особые условия хранения, как во всем мире. Складирование может происходить по двум технологиям – мокрой и сухой. Обе широко используются за рубежом.

Мокрое складирование происходит, когда на шламовое поле доставляют шлам, смешанный с водой, заполняя этой массой гидроизолированный бассейн. Такая технология использовалась на первом шламполе НГЗ. Сейчас оно выведено из эксплуатации. Продолжается процесс рекультивации.

Сухое складирование считается более прогрессивным. Этот способ, заимствованный в Ирландии, используется на втором шламполе НГЗ.

Это участок специально обустроенного поля. На его дне – искусственная прочная мембрана, которая предотвращает проникновение шлама в почву. Каждый слой уплотняет два 16-тонных шнекохода, изготовленных на заказ в Австралии.

По периметру шламового поля расположены контрольные скважины наблюдения глубиной до 60 метров, а 100% территории этого шламполя оборудованы автоматической спринклерной системой пылеподавления (технология заимствована у аналогичного завода из Ирландии).

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области

Состояние шламовых полей круглосуточно контролируется специалистами НГЗ

Также избежать попадания шлама в воздух помогают водяные пушки и мобильная водяная туманообразующая установка. Зимой поверхность шламполя обрабатывается снежной пушкой, что создает защитный снежный покров, не давая шламу попадать в атмосферу.

Шламполя оборудованы системой видеонаблюдения за состоянием поверхности и оперативного реагирования, а также собственной метеостанцией, что позволяет вовремя реагировать на изменения погоды.

Ежегодно экологическая лаборатория проводит до 20 000 анализов из 500 точек комплексного мониторинга воды, воздуха, почвы.

Также завод имеет замкнутый цикл водооборота. Техническая вода не сбрасывается во внешние водоемы, а вновь возвращается в производственный процесс.

Повтор "венгерской катастрофы"

В 2010 году на алюминиевом заводе в городе Айка в Венгрии произошла авария – была разрушена плотина, которая окружала отстойник и сдерживала резервуар с красным шламом. Люди пострадали от затопления и разрушений.

На Николаевском глиноземном такие события невозможны ввиду местоположения и других технологий. Первое шламовое поле, где использовалось "мокрое хранение" выведено из эксплуатации. Там продолжается процесс рекультивации – 64 гектара уже превратились в обычный зеленый луг. Его состояние тщательно контролируют специалисты.

Оба шламполя находятся под авторским надзором специализированного предприятия-проектировщика.

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области

Хранение шлама на НГЗ осуществляется по другим технологиям, которые полностью исключают повторение "венгерской катастрофы"

ГЗ строит третье шламовое поле"

Псевдоэкологи, рассказывая фейки про "ядовитый шлам", пытаются запугать людей строительством нового шламполя, – считают на НГЗ.

На самом деле единственное сооружение, которое сейчас планируют построить на заводе – это пруд.

Поскольку завод имеет замкнутый цикл водооборота, пруд нужен, чтобы отвести техническую воду из шламового поля № 1, осушить и завершить его рекультивацию.

Кстати, сооруженный по последним технологиям, он будет занимать гораздо меньше места чем одна чаша рекультивируемого поля.

ыбросы НГЗ опасны"

На самом деле завод почти не имеет выбросов в атмосферный воздух. В процессе производства глинозема задействуют печи кальцинации, которые создают парогазовую смесь. Она состоит из угарного газа и пара, который появляется во время выпаривания влажного глинозема, и не наносит вреда окружающей среде.

Сейчас предприятие работает в проектных значениях и не превышает разрешенных норм выбросов. Это подтверждает Госэкоинспекция, которая за последние три года проверяла завод 10 раз.

"Красный шлам влияет на здоровье человека"

На НГЗ уверяют, что на самом деле статистика, приведенная активистами для подтверждения влияния работы предприятия на уровень онкологической заболеваемости среди населения прилегающих территорий – это манипуляция на отдельных болезнях. Ведь к заводу привязывают статистику всего Витовского района. При этом непосредственно в его части – Галициновский ОТГ, на территории которой находится НГЗ, показатель онкозаболеваемости на 19,3% ниже уровня заболеваемости по Витовскому району и на 11% ниже, чем в среднем по Николаевской области.

Даже в целом по Витовскому району идет снижение онкозаболеваемости – в 2020 году заболело на 43% меньше людей чем в 2019-м. Уровень заболеваемости на 100 тыс. населения – один из самых низких в Николаевской области. Самый высокий – в Николаеве, Вознесенске, Арбузинском и Очаковском районах. Это официальные данные Управления здравоохранения Николаевской ОГА.

Об отсутствии реального влияния шлама на здоровье человека свидетельствует и то, что он отнесен к самому низкому – 4 классу опасности. К аналогичной категории отходов относится, например, строительный мусор.

Фейки и реальность. Создает ли деятельность НГЗ угрозу Николаевской области

Антиковидный госпиталь стоимостью 155 млн грн, который НГЗ передал городу

К здоровью персонала и окружающих НГЗ относится ответственно, отмечают на заводе. На предприятии работает современная амбулатория, а для города за средства завода построен новый антиковидный госпиталь.