Станция соборности: как Фастов объединил два государства в одну Украину

как Фастов объединил два государства в одну Украину
Вагон-музей в Фастове, в котором делегации УНР и ЗУНР в 1919 году подписали акт воссоединения украинских земель

Сегодня в Украине отмечают День соборности. 22 января 1919 на Софийской площади в Киеве объявили об объединении двух государств УНР и ЗУНР в одно. Хоть союз и прожил недолго, и через полгода ЗУНР после оккупации Польши аннексировали три соседних государства, событие стало символом стремления украинцев к объединению своих земель. Официально отмечать эту дату начали только спустя 80 лет. Хотя впервые массово годовщину объединения украинцы отпраздновали 21 января 1990 еще до объявления независимости страны. Тогда акцию "Живая цепь" провели от западных областей до Киева. Но перипетии, связанные с праздником, продолжились в 2011 году. Экс-президент Украины Виктор Янукович переименовал его, назвав "День Соборности и Свободы Украины". И только через три года президент Петр Порошенко вернул прежнее название.

Объявление о воссоединении УНР и ЗУНР могло бы и не состояться без подписания договора об объединении, которое произошло на расстоянии 70 километров от столицы. Об этом сейчас напоминает музей-вагон в райцентре Киевской области Фастове. О том, почему именно в этом городе был подписан акт, и что думают о соборности его жители - в материале РБК-Украина.

Вагон истории

Железнодорожная станция "Фастов" расположена в часе езды на поезде на юго-запад от Киева. В 2012 году в рамках подготовки к Евро-2012 старый исторический вокзал снесли, построив здание поменьше. Местные жители называют его "будкой". Теперь вокзал значительно отдалился от достопримечательности, которая имеет историческое значение - музея на колесах. О том, что это музей, тысячам ежедневных пассажиров напоминает плакат с надписью: "Музей-вагон воссоединения УНР и ЗУНР".

Он был открыт в 2002 году в память о событии 1 декабря 1918 года - подписании предварительного договора между Украинской Народной Республикой и Западно-Украинской Народной Республикой о намерении объединить украинские государства в одно с автономным статусом ЗУНР. Именно этот документ лег в основу акта об объединении, провозглашенном 22 января 1919 года в Киеве на Софийской площади. Именно в этот день в Украине отмечают День Соборности.

Неизвестно, в этом ли вагоне на фастовском вокзале на самом деле подписывался документ. Но этот вагон был построен в те времена, и принадлежит к той же серии подвижного состава, который тогда ездил по железной дороге в этом регионе. Хотя вагон окрашен и выглядит почти как новый, разбитое стекло выдает влияние времени.

Ко входу в музей спешно подходит мужчина. Это - его директор Эдуард Мондзелевский. Параллельно он руководит музеем Кирилла Стеценко в селе Веприк под Фастовом. Поэтому об экскурсии в вагоне с ним нужно договариваться предварительно.

Внутри вагона все обустроено довольно современно - об этом свидетельствует и покрытие пола, и ковровые дорожки, и стены из ДВП. На них развешены фотографии, карты, а газетные вырезки приклеены скотчем к стендам. Только зайдя в вагон, замечаешь, что окна изнутри зарешечены.

Вагон тематически разделен на три условные части. В одной представлена информация об истории Фастова до 1917 года, во второй - о возникновении УНР и ЗУНР, а третья - мемориальная комната, в которой и происходило подписание договора делегациями двух государств. Большинство экспонатов музея - аутентичные, но кресло, стол и карта страны времен последнего гетьмана Украины Павла Скоропадского - копии. Над картой - христианская икона.

- Здесь место неудачное - алюминиевый штырек. И мы его просто заставили, - несколько смущаясь, объясняет директор наличие образа.

Эдуард Мондзелевский, не снимая верхней одежды, рассказывает об исторических событиях Украины 1918-19 годов. С интонацией экскурсовода, но без намека на усталость от неоднократно ранее произнесенного текста, объясняет: подписание акта объединения произошло именно в Фастове неслучайно. Мол, в то время в течение месяца город был мини-столицей. В нем находилось правительство Директории УНР с Владимиром Винниченко и Семеном Петлюрой во главе, а на вокзале была ставка штаба войск УНР. В Фастов УНРовцы перебрались из Белой Церкви. Там накануне разгорелось восстание против гетьмана Скоропадского. 14 ноября 1918 года он издал грамоту, согласно которой хотел строить будущее Украины в составе России.

- Фастов - это узловой железнодорожный центр, а Белая Церковь - однопутный пропускной, - утверждает Мондзелевский. - Поэтому из Фастова значительно лучше было осуществлять коммуникацию, информативную рассылку и вообще находиться правительству восстановленной УНР, решая как фронтовые, так и государственные дела.

Мондзелевский переходит в зал, где подписывался акт объединения 1 декабря 1918, берет указку и водит ею по карте Украины времен Скоропадского. На ней - границы, признанные большевистской Россией, Белорусской народной республикой, государствами Четверного Союза (Германская империя, Австро-Венгерская империя, Болгарское царство и Османская империя) и европейскими государствами.

- Интересный момент. Смотрим - Белгород (ныне город в Российской Федерации, - ред.), Тирасполь, Дубоссары (ныне оба города в непризнанной Приднестровской республике, - ред.), Брест, Пинск, Гомель (ныне города в Беларуси, - ред.). Это все были территории украинского государства в то время, - объясняет он, время от времени улыбаясь. - К этому государству присоединяется Западная народная республика, в которую фактически входили Галичина, Буковина и Закарпатье. Не в каждом из этих регионов ЗУНР смогла установить свою власть. Но на Галичине - в 50 из 52 уездов - удалось захватить власть вооруженным путем.

как Фастов объединил два государства в одну Украину

Фото: директор вагона-музея в Фастове Эдуард Мондзелевский говорит, что во время Скоропадского границы Украины были шире современных

На этой карте Крым - в составе тогдашней Украины. Но, как говорит директор музея, на момент подписания акта полуостров уже был неподконтрольным. В годы Первой мировой войны и революции власть в Крыму менялась стремительно.

На столе лежит большая книга, в которой посетители музея оставляют пожелания и отзывы. Первая запись датирована еще 2015 годом, а последняя - 15 января этого года. В основном музей посещали жители запада, центра и севера страны. Больше всего посмотреть на "Петлюровский" вагон приезжали из столицы.

- За прошлый год групповых экскурсий от 25 до 30 человек принял не менее 70. Индивидуальные - по 2-5 человека в группе - таких людей тоже около тысячи, - хвалится директор.

Впрочем, посетителей могло быть и больше, если бы статус музея был государственным, говорит Мондзелевский. Несмотря на многочисленные обращения, вагон на колесах содержится благодаря общественной инициативе.

- Все говорим. Но не можем нормально решить (этот вопрос, - ред.). Часто приходится с железной дорогой воевать за электричество. Отключают полностью. Вот смотрите, что потом получается.

Для наглядности директор показывает одну из фотографий, приклеенную скотчем к стенду. Из-за перебоев с электричеством и отсутствия отопления из-за перепадов температуры он отклеивается. В этом же зале показывает старинные купюры. "Прожив" столетие, они не выдержали влияния сырости и покрылись плесенью.

День в календаре

Роман встречает меня на фастовском вокзале. Он и его товарищ Олег 15 месяцев прослужили разведчиками в Новоград-Волынской 30-й отдельной механизированной бригаде. Обоим на вид около 40 лет. На фронт они пошли добровольцами. Вместе начинали с "учебки", демобилизовавшись, вместе вернулись прошлой осенью с войны.

- Он сейчас в военкомате. Решает дела, - объясняет Роман отсутствие побратима.

После возвращения к мирной жизни Роман и Олег занимаются волонтерством вместе с местной ассоциацией участников АТО. Многие вопросы - к примеру, потребности военных из АТО - проходят как раз через военкомат. С ним ассоциация и сотрудничает.

У городского дома культуры, раскрашенного в цвета украинского флага, книжный магазин. В одном большом зале канцелярские принадлежности продаются вместе с игрушками, в нем небогатый выбор детских книг, классики и отдельные издания современной украинской и зарубежной литературы. Из книг об истории города в продаже только одна - "Фастовщина: без права на забвение" о Голодоморе. О событиях почти столетней давности, которые происходили на железнодорожном вокзале, никаких упоминаний.

- У нас вообще такой литературы нет, - разочарованно отвечает продавщица.

Именно возле дома культуры нас с Романом забирает на машине Олег.

- Слышал? - едва тронувшись с места обратился он к Роману. - Завтра будем "Белый дом" "брать". Хотят больницу перенести в Васильков.

"Белым домом" обычно в райцентрах называют здание местной администрации. После уточнения Олег объясняет, что "брать" - значит митинговать. По слухам, в горсовете планировалось голосование за закрытие местной больницы и переносе ее в Васильков, который почти в 40 километрах от Фастова. И это уже после того, как в тот же Васильков перенесли административные центры полиции и "газконторы".

- Как можно в городе с населением 45 тыс. человек, где работает пять супермаркетов, закрывать больницу? - возмущается позже он. - Ладно, я могу на машине поехать, а как пенсионеры?

Олег везет нас практически в самый центр к одному из кафе, расположенному напротив Соборной площади. Сейчас в центре постамента, на котором еще до 30 января 2014 стоял памятник Ленину, установлен флаг Украины. Возле него - фотографии погибших бойцов АТО - уроженцев Фастова. Позади площади в глубине двора - "Белый дом". К постаменту с фотографиями погибших подобраться почти невозможно из-за плотного слоя снега. Коммунальщики расчистили только дорожки на площади.

как Фастов объединил два государства в одну УкраинуФото: "Белый дом" Фастова

С улицы кафе малозаметное. На нем даже нет вывески с названием. Но возле него и внутри посетителей хватает. Судя по тому, что Олег и Роман со всеми здороваются, похоже, контингент здесь практически один и тот же.

- Вот пришла первая волна (мобилизации, - ред.), вторая - другие еще воевали и шестую набрали. Вот, у всех, которые вернулись, один вопрос был: "Ты что…?", - говорит Олег о реакции знакомых на его добровольное желание пойти в АТО. При этом он не произносит под запись нецензурное слово, которым заканчивали вопрос побратимы. - У меня был ответ один: "Когда у вас прошел срок увольнения, была ли замена?".

- Была. А вот этим, кому теперь нужно освобождаться, замены нет. Если первая, вторая, третья волна были чисто добровольцами, то уже потом добровольцы закончились. Их тоже надо было на кого-то менять.

Рассказывают о службе или деталях отдельных операций мужчины неохотно. Сказали лишь, что они выполняли боевые задачи под Артемовском, Константиновкой и Волновахой. Им приходилось находиться как на "нуле", так и на "минусе" оккупированной территории, наблюдали за передвижением техники противника, помогали "продвигать" блок-посты, выявляли корректировщиков и захватывали в плен боевиков. Приходилось иногда жить в поле по трое суток. Иногда Роман, будто стратег, расставляет на столе чашку и блюдце из-под кофе, демонстрируя, каким образом они действовали в тех или иных операциях. Самым трудным он называет первое задание.

- Потому что оно - первое. Кроме того, есть боязнь, - объясняет он и без лишних деталей раскрывает суть "инициации" - Нам нужен был "язык", то есть, взять "сепара", и мы выезжали в буферную зону. Жилая зона, высотные дома кругом... Можно ожидать опасность откуда угодно. Плюс - мирное население...

- Он безоружен, но он мирный, или нет (понять трудно, - ред.), - вклинивается в объяснение и дополняет товарища Олег.

После этого Роман заканчивает:

- Приезжаешь и стоишь между высотными домами. Ездили мы тогда одним БТРом. За пять минут это все сделали, все, что надо взяли, и выехали оттуда.

- Корректировщика взяли? - уточняю.

- Да, - без подробностей отвечает он.

И Олег, и Роман сходятся на мысли, что если бы был приказ, можно было бы отвоевать неподконтрольную часть Донбасса. Но во время службы они не так хотели отвоевать территории, как не пустить противника дальше вглубь Украины.

- Цель в том, чтобы они сюда не пришли. Вот в чем суть, - говорит Олег, считая эту задачу более приоритетной в настоящее время. При этом Роман уточняет: нельзя забывать о неподконтрольных территориях.

Время от времени в кафе заходят новые посетители, которые здороваются со всеми. Мужчина в камуфляжных штанах подходит к нашему столику и за руку здоровается со всеми сидящими. Его пальцы ампутированы, от чего становится не по себе.

- Отношение ко Дню соборности изменилось. Потому что нет сейчас пока соборности. Я не могу сказать, что это для меня праздник, - опустив глаза, грустно говорит Роман.

Позже он уточняет, что до войны  у него было кардинально противоположное отношение.

- Я ездил повсюду. Я мог быть где угодно, это мне нравится. Я понимал, что я у себя дома - что в Крым приеду, что на восток. Срочную службу я отслужил в Донецке, потом в Кировске. Мне нравился Донецк - красивый город, ничем не хуже Киева. Так же как и во Львове хорошо. Везде хорошо, но если оно наше.

При этом мужчина признается: даже после возвращения под контроль всего Донбасса на эти территории поедет не сразу.

- Даже после войны пройдет еще лет 10, пока там можно будет где-то ходить. Там осталось много "сюрпризов". Больше всего - это мины, всякая гадость, которую еще предстоит долго собирать и утилизировать. В Крым - еще куда ни шло. Хотя сначала будет стремно ехать. Мы не знаем, кто там останется.

В отличие от Романа Олег считает 22 января обычным днем в календаре как сейчас, так и раньше. Но почему не произошло изменения в отношении к празднику, даже несмотря на опыт войны,  объяснить не может.

Несмотря на то, что оба всю жизнь прожили в Фастове, они ни разу не были в музее подписания акта соединения ЗУНР и УНР на вокзале. Как оказалось, они также и не помнят, в честь какого исторического события установлен вагон на колесах.

- Я помню, что там что-то подписывалось, но что конкретно - нет, - признается, немного смущаясь, Олег.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь