Экспортный договор: как ГПЗКУ срывает миллиардный контракт на поставку зерна Китаю

Похоже, ситуация вокруг ГПЗКУ и ее китайского контракта остается "в тупике" Похоже, ситуация вокруг ГПЗКУ и ее китайского контракта остается "в тупике"
Длящийся уже не первый год международный скандал вокруг Государственной продовольственной зерновой корпорации (ГПЗКУ) не только не утихает, но, похоже, набирает все новые обороты. Стоит напомнить, что в августе 2015 г. были распространены документы, свидетельствующие о критической ситуации, сложившейся с выполнением ГПЗКУ заключенного в 2012 году кредитного соглашения с Ексимбанком КНР на сумму 1,5 млрд долл. и 15-ти летнего Генерального соглашения с китайской корпорацией ССЕС на экспортные поставки зерна.

Длящийся уже не первый год международный скандал вокруг Государственной продовольственной зерновой корпорации (ГПЗКУ) не только не утихает, но, похоже, набирает все новые обороты. Стоит напомнить, что в августе 2015 г. были распространены документы, свидетельствующие о критической ситуации, сложившейся с выполнением ГПЗКУ заключенного в 2012 году кредитного соглашения с Ексимбанком КНР на сумму 1,5 млрд долл. и 15-ти летнего Генерального соглашения с китайской корпорацией ССЕС на экспортные поставки зерна.

Из ставших достоянием общественности писем и протоколов известно, что китайская сторона предъявила Украине целый ряд серьезных претензий. Во–первых, это систематическое невыполнение ГПЗКУ плановых объемов поставок зерна китайской ССЕС.


По озвученным данным в 2013 г., при законтрактованных 4 млн т ГПЗКУ в Китай фактически было поставлено 530 тыс. т. В 2014 г. – 1,48 млн т при контракте на 4,25 млн т. За первое полугодие 2015 г. – 770 тыс. тонн при контракте 5,17 млн т. Таким образом, фактический объем поставок не превысил 20% от законтрактованного.

Во-вторых, ГПЗКУ обвинили в торговле зерном за китайские деньги с третьими странами в обход ССЕС. Иными словами – в нарушении прописанного в Генеральном соглашении принципа "эксклюзивного партнерства" и, как следствие, – в неуплате китайцам обязательной маржи в 5 долл. с тонны. В-третьих, ГПЗКУ предъявили штрафные санкции за простои судов и обвинили в систематических "нехватках зерна" в отправляемых грузах.

Столь резонансный букет обвинений и претензий повлек за собой обращение китайской стороны к тогдашнему премьер-министру Арсению Яценюку и министру АПК Алексею Павленко с требованиями вмешаться в ситуацию и решить накопившиеся проблемы. Более того, именно провалы ГПЗКУ с выполнением экспортного контракта стали причиной безрезультатного исхода и не подписания итогового протокола украинско-китайской межправительственной подкомиссии по сотрудничеству в сельском хозяйстве в августе 2015 года.

После этих событий какой-то внятной реакции и решительных действий со стороны правительства и профильного министерства не последовало. Зато неоднократно звучали в СМИ оптимистические заявления руководства ГПЗКУ об экспортных успехах и улучшении сотрудничества с китайцами.

На самом же деле, проблемы с китайским зерновым контрактом никуда не исчезли и, по существу, просто откладывались и замалчивались. Об этом красноречиво свидетельствует очередной виток противостояния украинской ГПЗКУ и китайской ССЕС, спровоцированный пресс-конференцией и.о. председателя правления госкорпорации Бориса Приходько 14 июня 2016 г.

Говоря о достижениях компании за отчетный период, планах и перспективах, Борис Приходько отрапортовал перед журналистами о якобы успешном выполнение ГПЗКУ китайского зернового контракта. По его словам, "корпорация ГПЗКУ сделала больше 160 предложений на объем 5 млн тонн зерновых на корпорацию ССЕС... и они отреагировали только на 13 предложений, которые были реализованы через контракт. То есть мы считаем, что выполняем свои обязательства в полном объеме". 

Руководитель ГПЗКУ отчитался, что за 2015 год госкорпорация поставила через CCEC 1,5 млн т зерна, что на 16% больше по сравнению с 2014 годом, а в 2016 г. украинская сторона якобы уже экспортировала в КНР свыше 660 тыс. т зерна. Далее Приходько сделал довольно сенсационной заявление, тут же растиражированное в отечественных СМИ, о якобы успешном итоге переговоров с китайской стороной по вопросу преференциальной (обязательной) 5-ти долларовой маржи ССЕС с каждой проданной тонны зерна.

"Сейчас мы практически достигли договоренности с корпорацией ССЕС о снижении преференциальной маржи до 1,5% от стоимости партии, но не более 5 долл. с тонны в случае повышения мировых цен", -  заявил он. "Мы уверены в выполнении наших обязательств. Сейчас ведем дискуссии с китайскими партнерами по вопросу эксклюзивности наших взаимоотношений и ценообразования", — добавил Приходько.

Столь уверенные заявления и обнадеживающие новости от руководителя ГПЗКУ, как ни странно, вызвали искреннее недоумение, граничащее с шоком у китайской стороны.  В китайской ССЕС, мягко говоря, удивились словам г-на Приходько и уличили руководителя ГПЗКУ в искажении фактов, а также дезинформации как по объемам поставок, так и по ходу выполнении Генерального соглашения.

Так, в распоряжении журналистов оказалось письмо вице-президента китайской корпорации ССЕС госпожи Ян Цзинь от 21 июня 2016 года, адресованное министру агрополитики Украины Тарасу Кутовому и Посольству Украины в КНР, в котором озвучена диаметрально противоположная оценка и весьма жесткая позиция по работе с украинской ГПЗКУ.

Из упомянутого письма следует, что в начале июня 2016 г. действительно состоялись очередные переговоры между руководством ГПЗКУ и ССЕС, в которых принимали участие сам министр Кутовой и его первый зам Ярослав Краснопольский. Но их результаты оказались абсолютно противоположными от тех, что озвучил на своей пресс-конференции 14 июня Борис Приходько. 

Как сообщает в своем письме украинскому министру вице-президент ССЕС, "после того, как Вы оставили переговоры, мы продолжили с заместителем министра господином Ярославом Краснопольским и представителями ГПЗКУ обсуждение двух базовых принципов: "эксклюзивного партнерства" и "механизма ценообразования", но консенсуса не достигли. "ССЕС и ГПЗКУ длительное время вели переговоры по этим принципам, но никакого прогресса на данный момент нет. ГПЗКУ систематически нарушала базовые принципы подписанных контрактов и соглашений, что серьезно нарушало реализации проекта. В частности, в текущем году реализованный между ССЕС и ГПЗКУ объем зерна составил 0,47 млн тонн общей контрактной стоимостью 81,4 млн долл.", – отмечается в обращении на имя Кутового.

Как подчеркнула китайская сторона, в соответствии с условиями контракта, "минимальный объем зерна в 2016 году должен составить 5,17 млн тонн, таким образом возникает огромная разница между фактически реализованным и предусмотренным в договоре объемом". "К сожалению… мы были крайне расстроены новостями с последней пресс-конференции г-на Приходько…Независимо от вышеупомянутых расхождений по реализации генерального соглашения, нас поразили комментарии Приходько по объемам поставки зерновых через нашу компанию в 2016 году, а также касаемо перспектив реализации генерального соглашения в целом", - следует далее в письме. "Эти заявления ГПЗКУ находятся за границами реальности, а поэтому не остается места для уважения и доверия в отношениях между нашими компании", - жестко подытожила свое письмо вице-президент китайской ССЕС.

Фактически, из обращения китайской стороны к руководству Минагрополитики Украины можно сделать несколько очевидных выводов. Во-первых, ни о каком "успешном выполнении обязательств" ГПЗКУ по китайскому зерновому проекту не может быть и речи. Украинская госкорпорация продолжает с треском проваливать его выполнение. Реальный объем поставок зерна в КНР за первое полугодие 2016 г. оказался даже меньшим, чем заявил Приходько (0,47 млн вместо 0,66 млн тонн) и составляет всего 9% от предусмотренного Генеральным соглашением. Если даже сравнивать с не впечатляющим 20% показателем прошлого года, то выходит, что ситуация только ухудшается и общий дефицит поставок ГПЗКУ продолжает нарастать. Во-вторых, никаких договоренностей с китайской стороной об изменении размера маржи, а тем более режима ценообразования и "эксклюзивного партнерства" не достигнуто. И, судя по риторике китайцев и состоянию взаимоотношений между ГПЗКУ и ССЕС, вряд ли могут быть достижимы в ближайшем будущем.

В общем, ситуация вокруг ГПЗКУ и ее многострадального китайского контракта как была, так и остается в глухом тупике. Найти из нее выход, вопреки декларациям и обещаниям оказались не в состоянии ни экс-руководители и заместители Минагрополитики (Павленко, Краснопольский), ни действующий менеджмент ГПЗКУ во главе с Приходько. Попытки же приукрасить действительность и манипулировать фактами (как в случае с пресс-конференцией Приходько) лишь усугубляют проблему.

Провал столь масштабного кредитного и торгового соглашения оказывает самое негативное воздействие на украинско-китайские межгосударственные и экономические отношения в целом. И дело не только в торможении и откладывании новых совместных проектов с Китаем. Украина вновь оказалась перед угрозой расторжения 1,5 млрд долл. кредитного соглашения с Ексимбанком КНР, возвращать который сегодня попросту нечем. Кроме того, многомиллионные убытки из-за испорченных отношений с КНР грозят сотням украинских аграриев и десяткам экспортеров, которые после огромных усилий и упорного труда только вышли на самый емкий в мире китайский потребительский рынок.

В любом случае, вопрос ГПЗКУ, которая работает с огромными убытками и не в состоянии выполнять 1,5 млрд долл. экспортный контракт с Китаем, со всей остротой продолжает стоять перед правительством и профильным министерством. И каким образом его будет решать новое руководство правительства и Минагрополитики, станет понятно в самое ближайшее время.

On Top