Халифат и вредные привычки: как Египет оказывает сопротивление "Исламскому государству"

как Египет оказывает сопротивление "Исламскому государству"
"Исламское государство" встретило в Египте сопротивление со стороны наркоторговцев

Египетский филиал "Исламского государства" столкнулся с сопротивлением со стороны наркоторговцев и поставщиков контрабандных сигарет, не готовых жертвовать бизнесом ради построения халифата. В ситуации разбиралось РБК-Украина.

В середине недели в песках недалеко от поселения синайских бедуинов был обнаружен обгоревший труп мужчины. Обитатели селения объяснили властям, что казнь мужчины - их рук дело. Убитый, уверены члены племени, принадлежал к действующей на Синае группировке "Исламского государства", под контролем которой находятся уже немалые территории на границе Египта с Израилем и Сектором Газа.

Жестокая казнь - а мужчину сожгли живьем - стала местью за недавнее нападение джихадистов на представителей племени Тарабин: в минувший вторник на блок-посту у въезда на территорию племени террорист взорвал закрепленную у него на теле бомбу, убив себя и четверых бедуинов.

Тарабин - одно из тех бедуинских племен Синая (всего на полуострове живет 26 племен), отношения которых с "Исламским государством" не сложились. Многие другие же вполне сдружились с джихадистами. Да что там, большинство бойцов египетской ветви "Исламского государства" - бедуины.

Именно из бедуинов состояла в основном одна из крупнейших и наиболее опасных джихадистских группировок Египта "Ансар Бейт Аль-Макдис" (Защитники священного храма), в ноябре 2014 года объявившая о присоединении к "Исламскому государству" и ставшая, если так можно выразиться, его филиалом в этой североафриканской стране и известная с тех пор как "Вилаят Синай".

"Мы призываем всех мусульман, где бы они ни были, заявить о верности халифу (главе ИГИЛ Аль-Багдади, - ред.) и оказать ему поддержку", - говорилось в сделанном организацией заявлении.

"Ансар Бейт Аль-Макдис", прежде чем объявить себя частью ИГИЛ, добившиеся от самопровозглашенного халифата обещаний помощи деньгами и оружием, угрожали серьезными неприятностями всему региону.

"Они убили сотни солдат и полицейских, они нанимали опытных бойцов и устраивали отлично спланированные рейды из Западной пустыни на Синайский полуостров... Объединение с ИГИЛ может изменить тактику группировки, прежде избиравшей своими жертвами почти исключительно военных и сотрудников сил безопасности. Сделать ее похожей на тактику "Исламского государства", без разбора массово казнящего мирных жителей", - писал вскоре после принесения бойцами "Ансар Бейт Аль-Макдис" клятвы верности "Исламскому государству" ближневосточный корреспондент The New York Times Дэвид Киркпатрик

Так оно в итоге и вышло - "Вилаят Синай" развязал бескопромиссную войну против всех, взорвав, например, российский самолет с туристами в октябре 2015 года. Причем, вышло не внезапно. Вооруженное противостояние с египетскими властями и с теми, кого они считали чужаками, для многих бедуинов давно стало привычным.

Еще в 50-е годы прошлого века северные племена полуострова взялись за выращивание мака, из которого потом делали героин, бойко расходившийся среди туристов, облюбовавших южную оконечность Синая. Преступный бизнес приостановился после оккупации полуострова Израилем в 1967 году, но расцвел вновь после деоккупации в начале 80-х годов.

Каир неоднократно пытался положить конец наркопромыслу, но всякий раз сталкивался с активным сопротивлением хорошо вооруженных бедуинов.

Процесс производства и сбыта наркотиков был крайне сложен и опасен. Выращенная на севере Синая маковая соломка переправлялась в лаборатории в центральной, африканской части Египта, откуда отправлялась назад, на азиатский полуостров уже в виде героина. Каждой партии приходилось проделывать путь в сотни километров, и на каждом шагу груз могли «накрыть» полицейские или конкуренты. Поэтому бедуинские племена взялись за диверсификацию рисков. Освоили не только наркотрафик, но и контрабанду оружия, алкоголя, сигарет и электроники. Благо в Африке на все это есть постоянный спрос, а через Синай, благодаря его исключительно удобному географическому положению, удобно тащить на черный континент все это добро из Европы, Азии или близлежащего Израиля.

Собственно, торговля оружием или наркотиками для многих бедуинов была единственной возможностью выбраться из нищеты. Их десятилетиями не брали на службу в армию и полицию, где в исключительно милитаризованном Египте делались наиболее успешные карьеры, не допускали на правительственные должности и вычеркивали из государственных программ поддержки фермеров и малого бизнеса

Но не только преступный мир представлял интерес для являвшихся фактически гражданами второго сорта бедуинов. Некоторые не уходили в контрабандисты, а находили спасение в вере. На Синае десятилетиями действовали разного рода исламистские группировки, несмотря на непрекращающееся давление официального Каира. Причем, бывало, исламистским вербовщикам удавалось переманить к себе контрабандистов, а случалось и обратное. Таким образом, между исламистами и преступными группами происходил постоянный обмен людьми и идеями.

С превращением Египта в одно из главных туристических направлений обороты и активность преступного бизнеса потихоньку снижались - многие из недавних наркодельцов и контрабандистов, разбогатев, предпочли перейти на легальное положение и переключились на быстрорастущий гостиничный рыок - но никогда не сходили на нет.

Маковые плантации бережно сохранялись в труднодоступных районах полуострова и здорово выручили местных жителей, когда разразился больно ударивший по туристическому бизнесу экономический кризис 2008 года. 

Кстати, поток туристов на Синай начал сокращаться даже раньше глобальных экономических потрясений восьмого года. В 2004, 2005 и 2006 годах на полуострове происходят несколько нападений на туристов. Ответственность за них берет на себя организация "Аль-Таухид валь-Джихад" ("Единобожие и джихад", кстати, очень распространенное название среди джихадистских групп, также называлась предшественница ИГИЛ, организация в Секторе Газа и западноафриканская ветвь Аль-Каиды, - ред.). Группировка в то время тесно взаимодействует с Аль-Каидой, получает деньги и оружие из арабских стран, в нее входят представители самых разных народов, но вот во главе стоит бедуин - бывший стоматолог из северного племени Саварка Халед Мусаид.

К середине двухтысячных на полуострове действует уже с полдюжины крупных джихадистских группировок. Синай, юридически разделенный на две провинции - северную и южную, становится разделенным и де-факто. На юге, границу с которым охраняет армия, строятся отели, в которые ежегодно приезжают миллионы туристов. На севере - набирает обороты контрабанда и все более свободно чувствуют себя джихадисты, наладившие контакт не только с соседним Сектором Газа, но и с богатыми единомышленниками из стран Персидского залива.

У контрабандистов и джихадистов в ту пору разные ценности и цели, но один главный враг - центральное правительство в Каире, которое очень усложняет жизнь и тем и другим, натравливая на них армию и спецслужбы.

Поэтому в 2011 году, как только в результате народного восстания падает режим Хосни Мубарака, и джихадисты и члены преступных кланов оказываются по одну сторону баррикад. Они пытаются если не отколоть Синай от Египта, то, по крайней мере, заставить Каир не вмешиваться в их деятельность. Пока в стране царит хаос, джихадисты берут под свой контроль крупнейший город полуострова - Эль-Ариш.

"Мы стали другим Афганистаном", - с горечью заключает бывший мэр города Амар Салах Гоуда, много лет бывший главным посредником в переговорах между Каиром и синайскими племенами.

Немногочисленные армейские подразделения - а мирный договор с Израилем накладывает существенные ограничения на численность людей и техники вблизи границы - не могут оказать повстанцам должного сопротивления, и они сходу берут базу многонациональных сил, расквартированных там после израильской деоккупации Синая. А параллельно и второй, после захваченного в Эль-Ариш, аэропорт. Тем самым защищая себя от теоретически возможной высадки армейских подразделений и техники в собственном тылу.

Тогда - в 2011-2012 годах - пресса и власти называли захватчиков джихадистами, но на самом деле Синай столкнулся с хорошо скоординированным восстанием, в котором принимали участие не только религиозно мотивированные группировки, но и преступные сообщества.

Но вскоре, после провозглашения "Вилаята Синай", пути бывших союзников разошлись. В "Исламском государстве" под строгим запретом алкоголь, наркотики и сигареты. Поэтому контрабандисты, промышляющие доставкой этих товаров, были объявлены вероотступниками и врагами. На занятой вилаятом территории контрабандистов прилюдно бьют кнутом и казнят. А еще, к слову джихадисты разбивают телевизоры, запрещенные по их мнению шариатом, и громят могилы, считая надгробия с именами покойных проявлением идолопоклонства.

Джихадисты в деле борьбы с контрабандистами продвинулись дальше официальных властей. Изъятые и сожженные сигареты (они идут из Египта в Сектор Газа) считают грузовиками, алкоголь и наркотики на контролируемых "Вилаят Синай" территориях уже, наверное, и не найти.

Ряд группировок в очередной раз переориентировались и сделали ставку на другие виды незаконного бизнеса. В первую очередь, на переправку беженцев из Эфиопии, Судана и других африканских стран в Израиль. Бывший военный армии Израиля, автор книги об "Исламском государстве" Цур Шезаф пишет, что наиболее преуспели на этом поприще представители племени Саварка. Выходцем из которого, напомним, был некогда главный джихадист Синая.

"Цена за переправку через границу колеблется от 40 тысяч до 3 тысяч долларов. Женщин насилуют, а некоторых беженцев похищают ради извлечения их органов. Людей держат в подвалах, пытают их и как рабов заставляют работать на строительстве вилл для их похитителей и насильников", - сообщает Шезаф, добавляя, что Саварка установила связь с бедуинским племенем Рашайда, живущим вдоль египетско-суданской границы, и теперь беженцев похищают в самом начале их пути.

"Исламское государство", узаконившее на занятых им территориях рабство, препятствий такого рода бизнесу, похоже, не чинит. По крайней мере, найти заявления джихадистов с осуждением этой чудовищной практики не удалось.

Но заняться похищением людей и продажей их на органы - по соображениям ли совести или по другим причинам - решились не все синайские группировки. Представители племени Тарабин, упомянутого в самом начале заметки, решили не оставлять свой традиционный вид заработка и пытаются сохранить каналы нелегальной переправки сигарет в Газу.

Описанная выше казнь джихадиста - лишь один из эпизодов набирающей силу войны контрабандистов с "Вилаятом Синай".

В начале апреля бойцы "Исламского государства" на камеры выпороли представителей Тарабина, пойманных с грузом сигарет, сожгли их автомобиль и обстреляли из гранатомета одну из деревень племени. 16 апреля мужчины Тарабина поймали на своей территории троих боевиков «Исламского государства», одного из которых, проинструктировав о своих требованиях сохранить контроль за поставками сигарет в Газу, отпустили, а двух других оставили в заложниках.

Найденный патрулем обгоревший труп - это один из тех двоих, казненный после того, как стало ясно, что джихадисты на уступки идти не готовы.

Но и бедуины не намерены отступать. Тем более, что на их стороне сейчас недавний враг - египетские власти. Уставшие от беззакония на Синае, военные несколько дней назад нанесли ряд ударов с воздуха по позициям "Вилаята". Согласно официальным сообщениям, в результате этого рейда были убиты 19 боевиков, трое из которых в отчете названы лидерами египетского отделения "Исламского государства".

Если так пойдет и дальше, то "Вилаяюту Синай", самые смелые оценки численности которого не превышают двух тысяч бойцов, будет все сложнее удержать под своим контролем стратегически важную территорию у Газы и Израиля.

Но у джихадистов остается еще один козырь, который они сейчас так стремятся разыграть и ради которого взрывают христианские храмы и захватывают монастыри - обострение внутренних, в первую очередь религиозных, противоречий в Египте, около 10% населения которого - христиане.

И если им удастся спровоцировать уже наметившийся раскол, нынешнее противостояние на Синае с большой долей вероятности может показаться незначительной прелюдией к настоящей резне.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь