ru ua

Доля в обмен на свободу: что происходит в деле Семинского и Рудьковского

Доля в обмен на свободу: что происходит в деле Семинского и Рудьковского В деле Олега Семинского и Николая Рудьковского появились новые детали (коллаж РБК-Украина)

В Службе безопасности Украины заявили о раскрытии похищения в 2012 году Олега Семинского, тогдашнего гендиректора компании "Нефтегаздобыча", а ныне – нардепа от "Слуги народа".

Подозрение по этому делу вручили Николаю Рудьковскому, экс-министру транспорта и нардепу нескольких созывов. Теперь следствие хочет избрать ему меру пресечения – в виде заключения под стражу.

О том, как в уголовном деле появились свидетельства экстрасенсов, абсурдности выдвинутых Рудьковскому обвинений и том, как он сам трактует сложившуюся ситуацию – в материале РБК-Украина.

"Я страхуюсь элементарно, я попадаю в список той или иной партии, семь лимонов у меня для этого есть. Я не буду заниматься публичной политикой, у меня в этом нет необходимости, но я получаю мандат и пока не снимут неприкосновенность, пока будет возможность… Вплоть до коммунистов!" – рассказывал еще перед парламентскими выборами 2012 года Олег Семинский (аудио разговора доступно на SoundCloud).

Действительно, мандат нардепа правящей партии, который он все-таки получил в 2019-м, априори дает его обладателю расширенные возможности.

По информации РБК-Украина, на днях даже прошло специальное совещание с участием различных представителей власти, для того, чтобы разобраться в ситуации вокруг "Нефтегаздобычи". Но Рудьковского туда не пригласили.

Заявление СБУ от 25 февраля текущего года, о раскрытии похищения экс-руководителя "Нефтегаздобычи" Олега Семинского в 2012 году, было довольно неожиданным. Семинский нашелся еще в 2015 году, расследование его исчезновения не дало никаких результатов, и дело фактически заглохло еще пять лет назад. А "Нефтегаздобыча" – крупнейшая частная газодобывающая компания страны – стала гораздо реже появляться в новостях и продолжала работать в спокойном режиме.

Подозрение в организации этого преступления 3 марта вручили экс-главе Минтранса и бывшему депутату Николаю Рудьковскому. Объемное подозрение, с которым частично смогло ознакомиться издание, содержит немало абсурдных деталей.

В частности, рассказ тестя исчезнувшего Семинского о том, что после исчезновения зятя он начал объезжать экстрасенсов.

"После исчезновения Семинского О.В., я с фотографиями его знакомых начал ездить по так называемым экстрасенсам. Все говорили, что Семинского О.В. выкрали за какие-то документы, за которыми стоят "большие" деньги. При этом упомянутые лица указывали на фото знакомого Семинского О.В. Рудьковского Н.Н. и говорили, что указанный человек причастен к исчезновению Семинского О.В. и может знать, где находится Семинский О.В.", – говорится в материалах дела.

Обо всем этом сам тесть позже сообщил Рудьковскому при личной встрече. Рудьковский в ответ заверил, что ни к чему не причастен, не имеет никаких претензий к родственникам Семинского и пообещал помочь в его поисках.

Но еще удивительнее выглядит то, что с 2012 года, когда началось это дело, и до сих пор Рудьковского, которого следствие называет организатором преступления, ни разу даже не вызывали на допрос. В том числе и после вручения подозрения.

"В конце февраля, как только я обо всем узнал, я немедленно сообщил СБУ и прокуратуре, что я нахожусь за пределами Украины, где именно нахожусь, что я не скрываюсь и в самое ближайшее время вернусь и готов дать все необходимые объяснения или информацию. Я готов дать все необходимые объяснения или ответы. И вот, я прилетел в Украину, но меня никто не пригласил ни в прокуратуру, ни в СБУ. Меня просто хотят посадить, и все. Я воспринимал и воспринимаю это как надуманную историю, как метод давления по корыстным мотивам со стороны заявителя (Семинского, ред.)", – заявил в комментарии РБК-Украина Рудьковский.

В качестве меры пресечения экс-депутату следствие хочет избрать содержание под стражей сроком на два месяца (естественно, с возможностью продления), опция выхода под заставу будет недоступна. Такой подход также вызывает вопросы.

Согласно уголовно-процессуальному кодексу, избрание меры пресечения, тем более самой строгой из возможных, ареста, отнюдь не обязательно. Оно применяется только когда и возникает ряд опасений: о том, что подозреваемый может скрыться от правосудия, попытаться уничтожить какие-то улики, повлиять на свидетелей и т.д.

В то же время, Рудьковский вполне открыто жил в Украине на протяжении уже без малого год, с апреля 2020-го, после возвращения из РФ. Там он был задержан в ноябре 2018 года по обвинению в штурме российского посольства в Киеве еще летом 2014-го и был вынужден провести полтора года за решеткой.

Но за все время нахождения в Украине никаких вопросов у украинских правоохранителей в связи с делом Семинского к нему так и не возникло – об окончании расследования будто специально огласили как раз в тот момент, когда Рудьковский ненадолго покинул страну (после чего он сразу вернулся в Украину).

"Почему меня хотят отправить именно за решетку – потому что у нас общество трактует так: если кого-то арестовали, значит, все, человек – виновен. Я посмотрел материалы обвинений и не увидел там ни одного реального доказательства ни моей вины, ни вины кого-то из моих друзей или близких", – говорит Рудьковский.

Доля в обмен на свободу: что происходит в деле Семинского и Рудьковского

Последний год Николай Рудьковский вполне открыто жил в Украине
(фото: УНИАН)

Примечательно, что до последнего момента это дело расследовалось, в том числе по статье "Убийство". Хотя Семинский появился на публике еще в 2015 году, и за прошедшее время успел даже стать народным депутатом от правящей партии.

Возможно, это было сделано для того, чтобы в суде было легче получать согласие на обыски. По этому делу в конце февраля прошло более 40 обысков, в офисах и частных домах, по итогам которых не было изъято ни единого документа или вещдока.

Тяжелое наследство

Вся эта история с "Нефтегаздобычей" началась задолго до того, как в 2012 году исчез тогдашний гендиректор компании Семинский.

В разговоре с РБК-Украина Рудьковский как один из акционеров компании в тот период не скрывает претензий к топ-менеджеру компании, который, по его словам, активно промышлял выведением денег через фирмы-прокладки, уклонением от уплаты налогов и подобными вещами. Аудио разговора Семинского и Рудьковского на эту тему также доступно на SoundCloud.

В течение нескольких лет подряд, вплоть до 2013 года, объем добычи сокращался на 15-20% ежегодно, капитальные инвестиции – на 30-50%. Убыток за 2012 год составил 381 млн грн. Возникли долги и перед госбюджетом – только налоговый долг к концу 2012-го составлял 64 млн грн.

Для сравнения: уже через несколько лет, после продажи "Нефтегаздобычи" профессиональному инвестору добычу удалось увеличить более чем в 3 раза, 2013 год компания закончила уже не с убытком, а с прибылью в 797 млн грн, в 3 раза возросли и налоговые отчисления, превысив 1 млрд грн в 2014-ом.

"Перед самым исчезновением Семинского фирма, которая вела подготовку к продаже "Нефтегаздобычи", договорилась с ним, что он будет сопутствовать реализации проекта. То есть, на момент его исчезновения у нас не было конфликтной ситуации", – рассказывает Рудьковский.

Он также вспоминает, что сразу после исчезновения Семинского в 2012 году лично пошел МВД с просьбой подключить все ресурсы для его поиска. Но тогда ему предложили "подождать недельку", и пришлось обращаться к главе МВД, чтобы поиски наконец-то начались.

Новые витки истории

Олег Семинский объявился на публике столь же неожиданно, как и исчез, в 2015 году. И вскоре предложил Рудьковскому встретиться. Несколько серий переговоров между ними проходили в 2015-16 годах, в том числе в Вене. Причем Семинский, по словам Рудьковского, сразу занял нападающую позицию.

"Каждый раз он ставил одни и те же вопросы: требовал долю в "Нефтегаздобыче", денежные средства, каждый раз по-разному это обосновывая. Он со своим партнером мне угрожали, Семинский также обещал поменять свои показания, если получит желаемое. Я отказался от этих сделок, я потребовал объективного расследования, кто его похитил, где его держали, по каким мотивам и т.д. Я спрашивал Семинского: если ты говоришь, что я тебя похищал из-за вымогательства, то вопрос: ты или кто-то из твоей семьи что-то мне дал? Нет", – вспоминает Рудьковский, подчеркивая, что акционером "Нефтегаздобычи" Семинский никогда не был.

Доля в обмен на свободу: что происходит в деле Семинского и Рудьковского

По словам Рудьковского, нардеп Олег Семинский никогда не был акционером "Нефтегаздобычи" (фото: facebook.com)

Новый виток этой истории начался уже в 2018 году, когда Рудьковский оказался за решеткой в России, будучи задержан прямо в московском аэропорту "Внуково". Обвинения российских следователей касались событий еще лета 2014 года.

Тогда на Донбассе вовсю набирали ход боевые действия. 14 июня под Луганском боевики сбили украинский военно-транспортный самолет ИЛ-76, погибли все находящиеся на борту 49 человек. После того как о трагедии стало известно, под российским посольством в Киеве собрались возмущенные украинцы, туда пришел и Рудьковский, который бросил в здание булыжник.

В России его обвинили по статье о "нападении на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой". 9 декабря 2019 года московский горсуд приговорил Рудьковского к двум годам лишения свободы с учетом времени, проведенного в следственном изоляторе.

Этими злоключениями немедленно попытались воспользоваться его "друзья" в Украине. "Российские следователи мне говорили: решите ваши финансовые вопросы в Украине, и ваше дело пойдет легче. Начали давление по линии криминалитета, выходили на "смотрящих" по тюрьме и т.д. Параллельно Семинский связывался с членами моей семьи в Украине, требовал встречи с родителями, и через других людей передавал, что надо встретиться, выполнить его требования, и тогда я вернусь домой. А иначе – вообще не вернусь. Я, конечно, не позволил моим родителям вступать в какие-то контакты", – рассказывает Рудьковский.

В Украину он вернулся весной 2020 года, и сразу после этого, по его словам, были новые попытки выйти на него по тому же вопросу, уже через других представителей уголовного мира – опять-таки безрезультатные. "В итоге, когда это все не получилось, они подключили прокуратуру – я вижу это так", – говорит Рудьковский.

Семинский тем временем стал депутатом Верховной рады от "Слуги народа", одержав победу по одному из мажоритарных округов Черниговщины. Впрочем, президентская сила тут выступила лишь в качестве инструмента.