Деньги на старость: может ли власть помочь пенсионерам без давления на бизнес

Киев, Пятница 04 декабря 2020 12:00
Деньги на старость: может ли власть помочь пенсионерам без давления на бизнес
Пенсии в Украине одни из самых низких в Европе (Фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

Налоговая нагрузка на бизнес и наемных работников может вырасти. У Верховной рады и Кабмина есть несколько идей, как обязать граждан и их работодателей делать взносы на накопительные пенсионные счета. Цена вопроса – почти 80 млрд гривен в год.

В теории это позволит новым поколениям пенсионеров получать больше, чем платят сегодня пожилым людям за счет отчислений работающих граждан. На практике реализация идеи без тщательной подготовки может "сжечь" пенсионные сбережения и усилить налоговое давление, дав повод бизнесу уходить в "тень". Подробнее – в материале РБК-Украина.

Каждое новое правительство рано или поздно задумывается о пенсионной реформе. К этому чиновников, с одной стороны, толкает растущий дефицит бюджета Пенсионного фонда, который приходится перекрывать из госказны. С другой, – нищая солидарная система, неспособная обеспечить пенсионеров приемлемым уровнем выплат.

Попытки провести реформу солидарной системы (когда работающие платят взносы на пенсии) или изменить ключевые ее элементы пока приводили лишь к разбалансировке госфинансов. К настоящему времени дотации Пенсионному фонду превышают 200 млрд гривен в год. Из-за демографических перекосов и "теневой" экономики проблема будет только нарастать. А значит – на каком-то этапе станет вопрос о повышении пенсионного возраста.

Прежде чем навести порядок в солидарной системе, власти решили идти по другому пути. Глава комитета по вопросам социальной политики Галина Третьякова с коллегами из "Слуги народа" внесла в Раду проект закона о введении обязательного накопительного пенсионного обеспечения (№2683 от 27.12.19).

Все работающие граждане и их работодатели должны платить дополнительные взносы на накопительные счета, следует из проекта. Это значит, что наряду с солидарной пенсией работник, выйдя на заслуженный отдых, будет получать выплаты еще из одного источника – накопительного фонда.

Каким будет размер взноса? Для бизнеса – сначала 2% от оклада работника, а для самого работника – 1% с последующим повышением. Верхний лимит начисления не ограничен, размер взносов может быть увеличен, если того захочет сам работник. И в таком случае работодатель будет обязан дополнять взносы своего сотрудника платежами до 5% от суммы зарплаты работника.

Скажем, если работник выберет ставку 2%, то работодатель обязан платить 3%, если выберет 3%, то предприятие должно платить 4%. При ставке взноса 4%, которую работник решит отчислять из своей зарплаты, компания заплатит 5%.

Куда идут эти деньги? Если солидарные взносы обслуживает Пенсионный фонд, то вклады второго уровня может администрировать и частная финансовая компания – негосударственный пенсионный фонд. Задача последнего – не только сохранить средства, но и приумножить их, выгодно вложив в ценные бумаги, акции, валюту и прочие активы. Иными словами, частный фонд должен не дать обесцениться (с учетом инфляции и девальвации) накоплениям будущего пенсионера.

В "Слуге народа" предлагают комбинированную модель для личных счетов. Их по выбору будущего пенсионера смогут обслуживать как государственное Пенсионное казначейство (его планируется создать), так и частные фонды. Подобные модели работают и в других странах, но чаще в тех, где финансовая инфраструктура более развитая, как, собственно, и госрегулирование этого рынка.

"Законопроект не содержит гарантий сохранения пенсионных накоплений от инфляции и мошеннических действий. Потому мы считает, что внесение этого законопроекта является преждевременным", – считает замглавы Федерации профсоюзов Александр Шубин.

В проекте закона "слуг народа" не предусмотрено механизмов антиинфляционной и антидевальвационной защиты пенсионных сбережений в негосударственных пенсионных фондах. Нет гарантий, что частные компании будут добросовестно выполнять свою работу, говорят критики проекта Третьяковой. И хотя ряд фондов уже работает с добровольными пенсионными накоплениями, пока их доля крайне незначительная, чтобы говорить об успешности этой модели для всего работающего населения в Украине.

Чем вызван этот скепсис? Одно из опасений звучит примерно так: сначала украинцы заплатят из своей зарплаты процент на счета негосударственных пенсионных фондов, урезав свои расходы в активном возрасте. А потом – ближе к старости – останутся без пенсий, либо же получат значительно меньше, чем должны, если фонд не сможет выгодно распорядиться активами.

"Даже в корпоративном пенсионном фонде НБУ 12 тысяч банкиров потеряли почти 1 млрд гривен. Так это люди с высоким уровнем финансовой грамотности. Представьте какие тогда риски для простого шахтера или агрария", – рассуждает заместитель председателя Совета Федерации работодателей Украины (ФРУ) Сергей Беленький.

У многих украинцев еще свежи в памяти события "банкопада" в 2014-2017 годах. Из-за недальновидных действий менеджмента банков или откровенных махинаций в финучреждениях многие вкладчики безвозвратно потеряли часть своих сбережений (по закону им возместили до 200 тысяч гривен, остальные депозиты "сгорели"). Это подкосило доверие граждан к финансовым посредникам. Рейтинг недоверия к коммерческим банкам, согласно опросу "Центра Разумкова", в прошлом году достигал 72% (это больше, чем к прокуратуре или Верховному суду).

"Нас очень беспокоит сохранность накоплений и их защита от инфляционного обесценивания. После недавних "банкопадов", афер с участием страховых компаний, афер на строительном рынке, да и с участием непосредственно негосударственных пенсионных фондов, уверенности, что наши регуляторы обеспечат надежную защиту средств будущих пенсионеров нет никакой", – говорит Беленький.

Передать деньги государству – не меньший риск. Во-первых, сможет ли правительственная структура обезопасить деньги вкладчиков от инфляционного выгорания и девальвации гривны? А, во-вторых, не захочет ли государство запустить руки в эти фонды? Учитывая, как часто ПФ вынужден обращаться за займами к Госказначейству, этот сценарий исключать не стоит. Если, конечно, не удастся перестраховаться от рисков "экспроприации" пенсионных вкладов на уровне закона.

Яркий пример подобного негативного опыта – Венгрия. В этой соседней с Украиной страной правительство в 2010 году буквально отобрало у частных фондов пенсионные сбережения граждан. Несколько миллиардов евро просто перевели на счет местного госказначейства, нивелировав саму суть реформы. Попытки взять под контроль пенсионные фонды были и в Польше.

Не в пользу этой идеи высказываются и в западных институтах. Категорически против идеи с накопительной пенсией МВФ. В Международной организации труда (МОТ) также указывают, что Украине стоит повременить с переходом на второй уровень пенсионной системы. Это, по мнению экспертов организации, не решит проблем, которые стоят перед государственной пенсионной системой в стране. И такие выводы в МОТ делали еще до пандемии и последовавших за ней проблемах в экономике.

По данным МОТ, 18 из 30 стран уже полностью или частично свернули свои неудавшиеся пенсионные реформы. Не вышло у них, как полагают эксперты организации, потому что все они не соответствовали начальным критериям успеха: макроэкономической стабильности, зрелости финансовых рынков, умеренной задолженности и низкой коррупции.

Ставка за вредность

Неким тестом или переходным этапом к накопительной пенсии может стать введение второго уровня пенсионного обеспечения для работников предприятий с вредными и тяжелыми условиями труда. Речь о профессиях по так называемым спискам 1 и 2.

Кабмин в конце ноября внес в Раду проект закона (№4408 от 20.11.2020), согласно которому владельцы таких предприятий должны платить повышенный процент ЕСВ: + 15% по рабочему месту с вредными условиями и + 7% по рабочему месту с тяжелыми условиями.

Это значит, что ставка ЕСВ составит 37% и 29% соответственно. С учетом ставки подоходного налога (18%) и 1,5% военного сбора, нагрузка на фонд оплаты труда для части бизнеса станет одной из самых высоких в Европе, если не в мире.

Дополнительные взносы Кабмин предлагает направить на персональные счета работников в возрасте до 35 лет в негосударственных пенсионных фондах, всех остальных – в Пенсионный фонд. Взамен правительство снимает с бизнеса обязательство возмещать Пенсионному фонду расходы на выплату и доставку пенсий, назначенных лицам, которые работали в тяжелых и вредных условиях. Собственно, эта норма и является основной причиной, почему в Кабмине выступили со своей инициативой.

Каждый год компании не доплачивают около 25% льготных пенсий. Что интересно: из 10 тысяч предприятий, которые обязаны платить такие взносы, более 8 тысяч имеют долги. Свыше четверти компаний находятся в состоянии банкротства или не имеют средств для выплат. Иными словами, едва ли стоит ждать от них денег.

"Экономическая ситуация, финансовое состояние предприятий не дают гарантий человеку, который был занят 8-10 лет на вредных и тяжелых работах, и возможности использовать свое право на назначение заработанной досрочной пенсии. Человек не может найти ни предприятие, ни документов, подтверждающих выполнение работником работ, дающих право на пенсию на льготных условиях. Соответственно нарушается право на назначение льготной досрочной пенсии", – объясняет необходимость изменений министр соцполитики Марина Лазебная.

В Кабмине не скрывают, что основная нагрузка ляжет на "белый" бизнес, который и так выполняет свои обязательства. В пояснительной записке к проекту закона указано, что долг предприятий перед ПФ по возмещениям за 10 лет вырос в 5 раз – до 14 млрд гривен. По информации Минсоцполитики, объем долга уже составляет 15,3 млрд гривен.

"Мы провели тестирование финансовых последствий данного законопроекта на нескольких десятках предприятий ГМК и ТЭК, где довольно много рабочих мест с тяжелыми и вредными условиями труда. За редкими исключениями получается рост затрат в среднем на 20%. Таким образом, по логике разработчиков получается, что платежеспособные предприятия, которые не имеют сегодня задолженности, будут в дальнейшем платить за себя и за предприятия-должники", – констатирует Сергей Беленький.

В Минфине, как следует из пояснительной записки, также предостерегают, что повышение ставки ЕСВ может привести к недовольству бизнеса и ослабить доверие к правительству. К тому же, как указывают в финансовом ведомстве, сейчас политика государства направлена на поддержку бизнеса в период карантина, а не наоборот. Впрочем, авторы проекта – Минсоцполитики, этот аргумент отклонили.

Ежегодные дополнительные расходы для бизнеса по проекту Третьяковой составят около 50 млрд гривен, по правительственному проекту – свыше 3 млрд гривен, подсчитали в Федерации работодателей Украины. Еще около 25 млрд гривен составят допрасходы граждан.

"Даже столь значительных сумм явно недостаточно для того, чтобы к моменту достижения пенсионного возраста большинство работников смогли накопить на своих персональных счетах суммы, достаточные для более-менее нормальной жизни. Необходимо, как минимум, в пять раз больше. Поэтому в логике законопроекта №2683 следует ожидать дальнейшего значительного повышения ставок отчислений уже в среднесрочной перспективе", – пояснил РБК-Украина эксперт ФРУ.

Ни одно бизнес-объединение, по его словам, не поддерживает вариант пенсионной реформы, предусматривающий бизнес в качестве финансового источника для ее реализации.

Не в то время, не в том месте

Затевая реформу, немаловажно обеспечить равные правила игры. Не секрет, что многие бизнесы из-за высокой налоговой нагрузки вынуждены оптимизировать отчисления в пользу казны, выплачивая своим сотрудникам официально минимальную зарплату или формально сотрудничая с ними как с физлицами-предпринимателями.

Это значит, что при переходе на обязательные накопительные платежи "белый" бизнес будет вынужден платить больше. Лишь потому, что не скрывает реальные зарплаты сотрудников.

Уход бизнеса в "тень" – весьма вероятный сценарий развития событий. На фоне и так непростой ситуации в экономике из-за карантина подобного рода идеи будут восприниматься не иначе как дополнительное налоговое бремя. Разве что если в Кабмине и Раде согласятся компенсировать сумму пенсионных взносов, уменьшив бизнесу другие отчисления по зарплатному фонду – ЕСВ и подоходный налог.

К слову, так поступали правительства некоторых стран, начиная подобного рода реформы. Но едва ли на это согласятся в Минфине, учитывая и так непростую ситуацию с наполнением бюджета и колоссальными вливаниями в Пенсионный фонд.

Немало вопросов у противников реформы вызывают и биографии авторов проекта закона. К примеру, Галина Третьякова до прихода в Раду была известна как лоббист на финансовом рынке, возглавляя Украинскую федерацию страхования и в разное время занимая руководящие должности в финансовых и страховых компаниях. Впрочем, если лоббизм интересов финансовых посредников и имеет место, это, конечно, не значит, что реформа не нужна. Особенно, если учесть, насколько низкие пенсии получают украинцы.

Но, как бы там ни было, поспешное внедрение накопительного уровня, в том числе без разъяснительной работы и масштабной информационной кампании, может лишь навредить и загубить правильную идею. Не говоря уже о том, что делать это, с ходу переложив все на плечи бизнеса и граждан, не предусмотрев гарантии сбережения средств, как минимум политически недальновидно.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь