ru ua

Бюджетный коллапс. К чему приведут неправильные прогнозы и бездеятельность Минфина

Бюджетный коллапс. К чему приведут неправильные прогнозы и бездеятельность Минфина Министр финансов Сергей Марченко (Виталий Носач, РБК-Украина)

Министерство финансов не контролирует ситуацию с выполнением бюджета, нередко манипулирует прогнозными показателями и бездействует, когда главную финансовую смету страны необходимо балансировать. К такому выводу можно прийти, анализируя ключевые данные по бюджетному планированию, которые есть как в открытом, так и в ограниченном доступе. Недочеты ведомства уже привели к недофинансированию целого ряда расходных статей и даже блокированию части защищенных расходов. Подробнее — в материале РБК-Украина.

В отчетности о состоянии Единого казначейского счета на 1 ноября 2021 года появились тревожные цифры: 3,5 млрд гривен расходов, которые были заявлены к финансированию и утверждены — так и не были проведены по счетам. При этом 2,1 млрд гривен из этих расходов — это защищенные платежи. Это могут быть зарплаты, обязательные платежи в бюджет, расходы на питание или медикаменты.

В документах Госказначейства не видно, по каким именно министерствам и ведомствам пошло блокирование, однако такой индикатор — очень плохой звоночек для всех распорядителей бюджетных средств. Простыми словами это означает: денег на всех не хватит и страну ведут к техническому дефолту.

Это предположение подтверждает и фактическое состояние ЕКС — на 1 ноября остатки там были чуть меньше 19 млрд гривен, после первой недели ноября — увеличились примерно до 32 млрд гривен. Однако на едином счету хранятся не только деньги правительства и центральных органов власти, но и сотен органов местного самоуправления, а также частных подрядчиков госорганов. Только денег местных органов на ЕКС — порядка 80 млрд грн.

Фактически такой дисбаланс означает, что правительство уже активно пользуется деньгами местных властей. То есть своих денег в бюджете не хватает несмотря на все победные заявления о регулярном перевыполнении бюджетных планов. А это — первый крупный шаг к возможным коррупционным схемам по выделению денег только "правильным" распорядителям.

Занижай и бездействуй

Почему так произошло? И каково вообще состояние бюджетного планирования в стране, если за два месяца до конца года мы сталкиваемся с тем, что Госказначейство начинает замораживать текущие расходы?

Чтобы разобраться в этом, нужно сделать небольшую ретроспективу того, как в Министерстве финансов, которое сегодня возглавляет Сергей Марченко, подходит к бюджетному планированию. Сейчас все выглядит так, что при подготовке основного финансового документа — ведомство занижает реальную ситуацию с будущими доходами, манипулируя прогнозом макроэкономических показателей, чтобы потом даже минимальный рост экономики можно было записать в перевыполнение доходной части бюджета.

Расхождения видны особенно четко, если сравнивать показатели Минфина с данными Нацбанка, чьи прогнозы обычно совпадают с реальностью с минимальными отклонениями.

Когда "рост экономики" происходит в основном за счет инфляции, а не за счет реального увеличения объемов производства, импорта, создания новых рабочих мест, такой подход, среди прочего, позволяет не беспокоиться о расширении налоговой базы, выведении из тени "серого" бизнеса, уменьшать "скрутки" НДС и другие схемы уклонения от налогообложения. При этом очевидным является факт, что "скрутки", в которых не без причины обвиняют уволенного уже министра экономики Алексея Любченко, не могли существовать без ведома Минфина, непосредственно курирующего налоговые органы.

Бюджетный коллапс. К чему приведут неправильные прогнозы и бездеятельность Минфина

Уволенный министр экономики Алексей Любченко (фото: пресс-служба)

Таким образом, ответственность за 3-4 млрд гривен, которые ежемесячно "уплывали" из бюджета — также лежит и на министре Марченко. Поскольку история со скрутками и обещания побороть это явление остались лишь обещаниями. За все это время министерство не только не отчиталось перед обществом по инструментам схем, видам, объемам, отраслям и наибольшим махинаторам, но и не подготовило ни одного реального законодательного акта для недопущения рецидива в будущем.

По разным оценкам, в 2021 году "просчет" по ВВП составил порядка "минус" 700 млрд грн (это более 100 млрд грн неучтенных доходов). В проекте бюджета на 2022 год разница между прогнозами на ВВП у Минфина (5,4 трлн грн) и прогнозами Минэкономики (5,9 трлн грн) составляет порядка 500 млрд грн. А это — около 125 млрд грн неучтенных доходов.

Заниженные показатели доходов дают также повод недофинансировать различные статьи расходов, а также не выполнять расчетные показатели внешних и внутренних заимстований для покрытия дефицита бюджета. Кроме того, он дает возможность "рисовать" красивые цифры для наших западных партнеров — МВФ и европейских кредитных учреждений, основным индикатором для которых как раз является согласованная цифра дефицита, а не его структура.

В цифрах 2021 года это выглядит так: при остатках на ЕКР на уровне 32 млрд грн, недофинансирование бюджетных программ за 10 месяцев составляет свыше 100 млрд грн, план заимствований, который утвержден самим же Минфином, недовыполнен на 124 млрд грн, а всего до конца года Украине предстоит занять где-то еще порядка 300 млрд грн. Дефицит бюджета в этот период составил 55 млрд грн, хотя по плану 160 млрд грн. Добавим сюда еще разбалансированный Пенсионный фонд, на котором висит порядка 80 млрд грн. долга перед Госказначейством — и получим более-менее реальную картину бюджетной катастрофы.

Если сегодня по отчетности видны блокировки на уровне 3,5 млрд грн, то в декабре, если ничего не поменяется — недоплаты будут уже исчисляться десятками миллиардов. А это значит, что в стране начнутся задержки с выплатой зарплаты (ведь денег не получат многочисленные подрядчики правительства), будут нарастать долги по коммунальным услугам. И вообще дальнейшего остывания экономики не избежать.

К слову, транш МВФ, на который так надеются в Минфине, ожидается не раньше конца месяца (решение будет приниматься в 20-х числах ноября). Таким образом, еще как минимум несколько недель необходимо будет "продержаться". Именно такую стратегию, судя по всему, выбрал Марченко. Ресурса от МВФ никак не хватит покрыть все необходимые платежи и выйти в 2022 год с позитивным сальдо.

Однако ноябрь — это еще не конец мучений бюджетной системы. Если ситуация с коронавирусом будет ухудшаться, локдаун продолжится — может возникнуть необходимость новых "ковидных" выплат предпринимателям, непредвиденных (хотя, конечно, можно было все предвидеть) расходов на медицинские учреждения и других экстренных выплат. А у нас нечем платить даже по плановым расходам.

Более того, нельзя точно предсказать поведение внешних игроков, например, ситуации на фондовых рынка, действий России на энергетическом направлении. Фактор неопределенности остается достаточно весомым.

Бюджетный коллапс. К чему приведут неправильные прогнозы и бездеятельность Минфина

Кабинет министров Украины (фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

Один из немногих выходов из ситуации — экстренные заимствования по повышенным ставкам. Что может понравиться разве только спекулянтам. С учетом же того, что Украина и так регулярно повышает эффективную ставку по обслуживанию госдолга, такие экстренные займы лишь усугубят без того непростую ситуацию. Другое дело, что консервативная монетарная политика Нацбанка пока дает возможность укреплять курс гривны, сдерживая инфляцию — и это помогает Минфину экономить на выплатах по внешним долгам, номинированным в евро и долларе.

Бюджет без ресурсов

В бюджете на 2022 год заложены "бомбы" другого порядка. Прежде всего, речь идет о недостаточном уровне финансирования увеличенных доходов казны. Вспомним презентацию Минфином бюджета перед первым чтением, в которую уже были включены доходы от "ресурсного" законопроекта 5600 на уровне 30 млрд грн (вначале речь шла вообще о 50-60 млрд грн)

Тогда эксперты отмечали, что это запрещенный прием — шантажировать депутатов необходимостью принять "сырой" законопроект, включив мифические доходы от него в проект реального бюджета. В результате сегодня уже почти средина ноября — а 5600 пока очень далеко до принятия в целом в качестве закона. Более того, совершенно неясно, принесет ли он обещанные миллиарды.

Точно так уменьшилась в 10 раз сумма ожидаемых поступлений от игорного бизнеса. При росте ставок уменьшены на 3 млрд грн ожидаемые поступления от акцизного налога с ввезенных на таможенную территорию табака и табачных изделий, жидкостей, используемых в электронных сигаретах.

Изменения в Бюджетный кодекс о переформатировании финансовых отношений с громадами, который необходим для балансирования бюджета на 2022 год — вообще снят с рассмотрения парламентом. Кроме того, слишком оптимистичные оценки Минфина относительно будущих заимствований могут создать ситуацию крупной бюджетной дыры. И таких примеров — масса.

Конечно, Нацбанк выполнил свое "домашнее задание" и возвращает инфляцию к целевым показателям в 5%, но что теперь Минфин будет делать с прогнозами экономического роста, который уже на одном повышении цен не вывезти?

При этом с учетом достаточно напряженных последних месяцев 2021 года — не совсем понятно, как Минфин планирует заходить в новый год, ведь в январе все равно нужно платить пенсии, зарплаты, социальные выплаты, оплачивать коммунальные услуги в школах и больницах, финансировать работу транспорта и государственных учреждений.

***

В целом же собеседники издания считают, что министр финансов Сергей Марченко либо не замечает лавины проблем, которые катятся на систему госфинансов со всех сторон, либо умышленно ничего не делает для их решения. Причин здесь может быть несколько. Первая — традиционное желание украинских чиновников пройти сложные времена "на авось". Вторая — оставить ворох проблем преемнику. В обоих случаях о стратегии стабилизации системы госфинансов речь вообще не идет.