Борис Ложкин: Мы сохранили доверие международных институциональных инвесторов, а они ведут за собой всех остальных

Вторник 12 декабря 2017 12:26
Борис Ложкин: Мы сохранили доверие международных институциональных инвесторов, а они ведут за собой всех остальных
Фото: Борис Ложкин

Инвестиции в украинскую экономику растут второй год подряд. Согласно данным Государственной службы статистики, объем прямых иностранных инвестиций в экономику Украины на 1 октября 2017 года составил 39,72 млрд долларов, что на 5,9% больше показателя на начало года.

Бизнесмен, стратегический инвестор Борис Ложкин уверен, что украинский бизнес только входит в стадию зрелости и должен научиться работать по прозрачным правилам, привлекая западных инвесторов. Для этого, по словам Ложкина, украинцы должны двигаться быстрее конкурентов.

Инвестор также убежден, что ближайшие четыре года должны быть хорошими для украинской экономики, а уже в следующем году будет видна положительная динамика. Подробно об инвестиционных прогнозах, экономических реалиях и бизнес-климате – в эксклюзивном интервью с Борисом Ложкиным. 

- Тот факт, что в этом году украинский ВВП вырастет на 2%, видимо, подтверждает активизацию бизнеса. По вашему мнению, мы выходим из периода стагнации или об этом говорить еще рано?

- Определенно мы восстанавливаемся, и прогнозы роста ВВП на следующий год тоже положительные – почти 3%. Это небольшой подъем, если принять во внимание, что рост промышленного производства находится в районе нулевой отметки. Мы пока никак не можем говорить об экономическом буме. Но учитывая то, на каком дне мы находились три года назад - а мы буквально смотрели в бездну, можно говорить, что сейчас мы оттолкнулись и движемся вверх.

- Но мы все еще остаемся на задворках мировой экономики или постепенно движемся вверх по "пищевой цепочке"? Что есть и чего не хватает украинскому бизнесу для успешного конкурирования на мировых рынках? Что нужно, чтобы заполнить эти пробелы?

- Ситуацию в стране нужно оценивать объективно. Конечно, Украина далека от лидерства по многим показателям, важным для бизнеса. Но прогресс в последние годы заметен: в рейтинге Doing Business c 137-го места 2013 году мы поднялись на 76-е в 2016-м. Согласно недавно опубликованному отчету PwC Paying Taxes 2018, наша налоговая система со 164-го места (Paying Taxes 2014) поднялась на 43-е.

При всех этих положительных трендах, очевидных не только для нас, но и для международных организаций, ситуация в Украине отражает в целом место наших бизнеса и экономики в мире. В Топ-100 экономик, составляемом организацией Global Justice Now, нет Украины и ни одной корпорации из Украины. А в Fortune 500 нет украинских компаний.

Сегодня украинский бизнес на мировых рынках представлен преимущественно экспортом сырья, товаров и услуг. Транснациональных корпораций родом из Украины, имеющих производственные мощности за рубежом, – единицы.

Так что вывод тут очевиден: быстро наверстать существующий разрыв между украинским и зарубежным бизнесом не удастся. С другой стороны, страны Центральной и Восточной Европы тоже не представлены в Fortune 500. И это не мешает им быть конкурентоспособными на международных рынках.

- Какую роль в этом процессе могут сыграть инвестиции?

- Ключевую, я бы сказал. Мы пока не можем рассчитывать на большой внутренний спрос и на увеличение государственных расходов как на основные драйверы роста ВВП. Значит, остаются инвестиции.

Мировая практика говорит о том, что существует прямая корреляция между приходом больших иностранных компаний на внутренний рынок и дальнейшей успешностью локальных бизнесов и на внутреннем, и на внешнем рынках. Ведь иностранный бизнес приносит с собой технологии и методы управления, которые постепенно заимствуются местными компаниями. Прямые иностранные инвестиции это не просто строка в платежном балансе. Это эффективный инструмент повышения конкурентоспособности местного бизнеса и страны в целом.

- Что может или должно сделать государство, чтобы помочь украинскому бизнесу конкурировать на глобальных рынках? Или в этих вопросах главное не мешать?

- Не мешать – это бесспорно, хотя и недостаточно. Но ряд важных шагов уже сделан за последний год.

Запущена система электронного возврата НДС. Значительная часть проблем инвесторов в Украине всегда была связана именно с возвратом НДС, но я лично уже давно не слышал о том, чтобы у кого-то с этим были серьезные трудности.

Продолжаются секторальные улучшения на энергетическом и финансовом рынках.

Принят закон «О рынке электроэнергии», позволяющий имплементировать нормы Третьего энергопакета ЕС, и закон «О фонде энергоэффективности».

НБУ ослабил защитные меры и упростил финансовое регулирование: вернул максимальный срок в 180 дней для оплаты экспортных и импортных операций, а до этого было 120 дней; увеличил максимальную сумму предоплаты по импортным контрактам, не требующей аккредитива, с 1 до 5 млн долларов; максимальную сумму инвестиций за границу с 50 тысяч долларов в месяц поднял до 2 миллионов долларов в год.

Нацбанк также разрешил репатриацию дивидендов, начисленных в 2016 году, и упростил процедуру таких выплат, упростил регистрацию контрактов по привлечению займов в иностранной валюте и условия заключения форвардных сделок.

- Успешное размещение украинских бондов можно считать достижением?

- Украинские облигации вернулись на международный долговой рынок – это достижение. Причем как вернулись? Министерству финансов понадобилось всего 10 дней, чтобы представить потенциальным инвесторам первый за четыре года выпуск евробондов на $3 млрд. Впервые Украина получила такую крупную сумму на открытом рынке - прежним рекордом было привлечение $2,6 млрд в 2012 году. Кроме того, это первое в истории Украины размещение евробондов на столь длительный срок - 15 лет.

Спрос на украинские бумаги был очень высоким: 350 инвесторов подали заявок почти на $10 млрд, то есть в три раза больше, чем ожидалось. И это позволило снизить ставку с 7,75% до 7,375% годовых.

- Часто можно слышать жалобы на то, что бизнес слишком зарегулирован, поэтому он и не развивается и поэтому для покрытия дефицита бюджета приходится искать деньги за пределами страны.

- Зарегулированность есть везде и везде на нее жалуются. Это такой перманентный процесс. Но при этом трудно назвать какую-то другую страну, в которой бизнес давит на свое правительство и чего-то добивается.

Например, за последние три года правительство отменило около пятисот устаревших нормативных актов, касавшихся государственного контроля над бизнесом. Это трудно не заметить и не оценить по достоинству.

- Но нет глобального и системного подхода к этому вопросу.

- Почему же нет? Активность общества привела к тому, что вступило в действие Соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС, а затем последовало аналогичное соглашение с Канадой, прописаны протоколы создания ЗСТ со странами ГУАМ, подписаны соглашения об экономическом сотрудничестве и защите инвестиций с Катаром, Саудовской Аравией, Норвегией, Хорватией, Таиландом, фондом OPEC, OECD. Это достаточно глобальные процессы, которые упрощают Украине доступ к мировым рынкам и открывают внутренний рынок миру.

Авторитетное издание Institutional Investor недавно опросило 214 управляющих фондов из 154 инвесткомпаний, задав им простой вопрос: в какие страны из региона ЕМЕА (Европа, Ближний Восток и Африка) они готовы идти за инвестпроектами в ближайшие 12 месяцев? Угадайте, кто оказался на первом месте. Украина. 32% респондентов рассматривают нашу страну в качестве потенциального объекта для вложений.

- В Украине не принято так хвалить себя, наоборот, принято ругать инвестиционный климат и недостаточную работу по его улучшению. Что бы вы ответили на это? Можете привести конкретные примеры, противоречащие общему упадническому настроению?

- Я не стал бы преувеличивать наши успехи и не стал бы называть их никчемными. Я предпочитаю оперировать цифрами. Итак, только за первые шесть месяцев этого года украинские компании объявили о 41 завершенном инвестиционном проекте на сумму около $1,7 млрд, еще 34 проекта на такую же сумму были анонсированы.

Канадская Fairfax существенно нарастила долю в компании «Астарта» - с 10% до 28% на общую сумму около $70 млн, а Delta Wilmar CIS анонсировала строительство нового завода по переработке соевых бобов, сумма инвестиций составит $150 млн.

О планах строительства в Украине первого китайского модернизированного сельскохозяйственного парка заявила China National Complete Engineering Corporation. Китайская Tebian Electric Apparatus начала строительство ветровой электростанции за 500 млн евро в Николаевской области, а канадская TIU - солнечной станции за 14 млн евро в Днепропетровской.

Интерес к Украине начали проявлять и крупнейшие мировые газовые трейдеры. В этом году открылись украинские офисы компаний Trafigura, DufEnergy и MET Holding, еще несколько трейдеров рассматривают Украину как перспективный рынок.

Наибольшее количество проектов привлекла аграрная отрасль, в которой заключены 15 сделок на сумму более $600 млн. Крупнейшей сделкой на аграрном рынке стала покупка Kernel двух компаний - «Украинских аграрных инвестиций»  за $155 млн и «Агроинвест Украина» за $43 млн.

- Насколько активны украинские инвесторы?

- Украинская Ferrexpo Group анонсировала модернизацию Полтавского ГОК стоимостью $500 млн, а компания Метинвест заявила о намерении инвестировать $8,8 млрд в свои мощности в ближайшие 10 лет.

- Украина считается одним из мировых центров разработок в сфере IT. Наблюдается ли приход иностранных инвесторов в эту отрасль?

- Конечно. Вот несколько ярких примеров.

Инвестфонд General Catalys вложил $110 млн в стартап Grammarly, Google Ventures - $20 млн в харьковский GitLab, DroneUa привлек $4,7 млн от частных инвесторов, швейцарская Luxoft приобрела украинскую IntroPro.

Множество сделок более мелкого масштаба происходят на рынке каждую неделю. В 2016 году украинские инновационные компании заключили 87 инвестиционных сделок на общую сумму $88 млн.

Более 40 стартап-инкубаторов, акселераторов и венчурных фондов уже работают в Украине. Работать с украинским ИТ-сектором уже начали и институциональные инвесторы. В 2016 году ЕБРР совместно с ТМТ Investments инвестировали $5 млн в интернет-сервис DepositPhotos. Банк объявил о планах продолжить инвестирование в украинский ИТ и в 2017 году.

- Можно ли утверждать, что инвесторы, скорее, доверяют Украине, чем не доверяют?

- Главное, что нам удалось - сохранить доверие международных институциональных инвесторов, которые ведут за собой всех остальных. Они подают сигнал, что здесь можно работать и зарабатывать. Нам доверяют, хотя и проверяют, что естественно.

- Каков общий итог инвестиций в Украину в этом году?

- За девять месяцев этого года прямые иностранные инвестиции в Украину составили 2 миллиарда долларов, из которых 1,6 млрд пошли в реальный сектор. Годом ранее за аналогичный период инвестиции составили более 3 млрд, но лишь треть дошла до реального сектора, а остальное пошло на докапитализацию банков.

- Вы и не только вы не раз говорили, что крупные мировые инвестиционные фонды готовы вкладывать значительные суммы в Украину, но Украине нечего на эти суммы предложить, то есть, мы или слишком мелкие, или не умеем правильно «запаковывать» имеющиеся активы. Таким образом, основной инвестор в Украину – это сам украинский бизнес. Может, не стоит уж так сильно напирать именно на иностранные инвестиции, а обеспечить комфорт и безопасность своим собственным?

- Я согласен, что есть ряд мировых инвестиционных фондов, готовых вкладывать миллиарды долларов, но, к сожалению, в Украине крайне мало объектов для таких значительных вложений. С другой стороны, мы обязаны привлекать инвестиции и на порядок меньшего масштаба, так как для Украины это критически важно. 2-3 миллиона долларов, инвестированные в производство в одном регионе – это уже кое-что: рабочие места, налоги, заработок для смежных отраслей и так далее.

Но мы могли бы привлечь больше денег. Например, только один из портов ОАЭ переваливает в год 16 миллионов контейнеров в год, а все украинские порты вместе взятые 600 тысяч. Так почему бы не продать или не отдать в концессию некоторые наши порты, чтобы иностранный профильный инвестор с большим опытом и хорошей репутацией в мире увеличил перевалку?

Что касается «упаковки», то у нас действительно с этим есть определенные проблемы. Украинскому бизнесу еще только предстоит научиться готовить интересные и грамотные предложения для инвесторов. Это же относится и к государству: если оно хочет привлечь деньги, нужно для этого очень постараться.

Не имеет значения, об иностранном или внутреннем инвесторе идет речь – если вы хотите привлечь деньги для развития бизнеса, вы должны быть готовы к появлению на вашем пороге инвестора, который – и это я знаю по своему опыту – не будет верить на слово, что у вас все хорошо, что вы, получив инвестиции, справитесь наилучшим образом, ему необходимо будет это показать, доказать, а затем регулярно отчитываться.

Как инвестор, я столкнулся с тем, что украинские компании часто не утруждают себя составлением финансовой отчетности по международным стандартам и проведением независимого аудита. Наверное, они на этом экономят, но когда приходит инвестор, им нечего предъявить. Даже в соседней Беларуси бухгалтерская отчетность большинства компаний  приближена к международным стандартам. Так что их шансы найти деньги на порядок выше. И, конечно, украинские компании характеризуются сложной и запутанной структурой собственности, что тоже не очень привлекательно ни для инвестора, ни для кредитора.

- Какие отрасли вы считаете для себя как инвестора перспективными? И по каким критериям вы отбираете объекты для вложений?

- Привлекательных для инвестирования сфер предостаточно: агросектор, пищевая промышленность, деревообработка, туризм и вообще практически вся сфера услуг.

- Украинские политики пока не в состоянии внедрить продажу земли. Но если это однажды произойдет, что изменится? Можете обрисовать общую картину?

- Я сторонник свободного рынка земли. Именно возможность стать полноценным владельцем земли будет привлекать в Украину деньги. То, что и так работает де-факто, но с невероятными сложностями, будет работать де-юре – а это именно то, чего хотят все здравомыслящие люди. И в этом случае в сфере инвестиций в украинскую экономику произойдет настоящий прорыв. 

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь