Взят измором: как арестовывали Романа Насирова

Вторник 07 марта 2017 14:20
как арестовывали Романа Насирова
Роман Насиров арестован на 60 суток с правом внесения залога в размере 100 миллионов гривен

Ночью 7 марта Соломенский районный суд г. Киева арестовал ранее отстраненного главу Государственной фискальной службы (ГФС) Украины Романа Насирова на 60 суток с правом внесения залога в размере 100 млн грн. Так завершилась многодневная эпопея по избранию меры пресечения Насирова, которая началась 2 марта, с вручения ему представителями Национального антикоррупционного бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуры в больнице "Феофания" подозрения о совершении преступления.

Романа Насирова обвиняют в злоупотребление властью и служебным положением. По версии следствия, председатель ГФС Украины с мая 2015-ого по март 2016-ого принял ряд безосновательных и незаконных решений о рассрочке сумм платежей по рентной плате за пользование недрами для компаний, задействованных в так называемой «газовой схеме Онищенко». Убытки, якобы нанесенные главой ГФС оцениваются в более 2 млрд грн.

На выходных суд так и не смог избрать меру пресечения и перенес рассмотрение на понедельник, шестого марта. Чтобы Насиров не сбежал из страны, уже с вечера воскресенья активисты заблокировал здание суда.

Что происходило в суде в завершающий день "судебного марафона" – в материале РБК-Украина.

"Поломка" у здания суда

Утром в понедельник недалеко от главного въезда на территорию суда несколько человек с желто-синими ленточками на куртках  общаются с патрульными.

– А вы на собственный телефон снимаете или на служебный? – спрашивает один из них у полицейской. Она вертикально держит телефон в руках, от чего создается впечатления, что она что-то фотографирует.

– Я вообще-то смску удаляла, – смущенно улыбаясь, отвечает она.

Они вместе с полицейскими направляются в сторону здания суда.

– А вы вообще знаете, что сегодня в суде? – спрашивает по дороге тот же парень у девушки-полицейской. - Вы вообще новости смотрите?

– Нет, – опять улыбаясь, отвечает она то ли на первый, то ли на второй вопрос.

– Глава фискальной службы может выйти, - просвещает ее собеседник.

Напротив забора около суда – три машины с флагами ВО "Автомайдан". Заблокирован даже пешеходный проход.

как арестовывали Романа НасироваФото: Активисты заблокировали выезды из здания Соломенского райсуда

– Как вообще пройти сюда?- риторически спрашивает одна из журналисток, пробирающаяся в узкую щель между двумя машинами. За ней быстрым шагом в суд, с заспанным лицом, следует Андрей Мирошник, один из девяти защитников Романа Насирова.

Возле одной из машин ходит лидер "Автомайдана" Алексей Гриценко. Он говорит, что будут стоять до решения суда по мере пресечения отстраненному главе ГФС Роману Насирову.

– Или если природная смерть, – недобро улыбаясь, добавляет его товарищ, сидящий за рулем BMW.

– Только не надо это писать, это шутка, – просит Гриценко.

Позже он уточняет, что для него любое решение будет приемлемо,  даже залог.

– Ожидаем, что будет наказана и судья, которая не могла это решить в течение 72 часов, – называет он еще одно требование.

Когда у "автомайдановцев" спрашиваешь, зачем блокировать суд, если они надеются на его решение, они парируют, говоря, что это у них машины сломались.

– Что именно сломалось? – уточняю я.

– Что в твоем BMW сломалось?– переспрашивает Гриценко у водителя.

– Я использую 63 статью Конституции Украины (защищает человека от дачи показания против себя, семьи или близких родственников – ред.), – уходит он от ответа.

Во дворе суда  -  генератор с подключенным к нему термосом. Возле него ­ стол с печеньем и водой. На заборе сбоку развешены плакаты с призывом создать антикоррупционные суды. Напротив самого входа в суд на заборе на ленточке висит муляж киевского торта "Roshen" с надписью "Рома, подъешь!". За этим забором – здание ГФС Украины, куда на протяжение почти двух лет Роман Насиров ходил на работу.

Предвестники долгого судебного дня и ночи

В коридоре возле зала – очередь из несколько десятков журналистов, которая растянулась  к лестничной площадке. Вход в судебный зал закрыт и что происходит внутри - непонятно. Пробраться туда возможно или хитростью, или упорством.

– Мы хотим вынести парты, чтоб было больше места. В том числе для вас, – говорит мужчина, который пытается пробраться в зал с двумя полицейскими. Он проходит без проблем, но через некоторое время выходит без обещанных парт.

– Уважаемые журналисты, освободите, пожалуйста, проход, – слышно просьбу с "хвоста" очереди.

– А вы кто? – кто-то спрашивает.

– Я – адвокат, – говорит, пробираясь между журналистами, Мирошник.

– Страдайте вместе со всеми, – отвечает кто-то, но адвокату все-таки удается пробраться в зал.

В очереди всем уже понятно, что на назначенное время в 9:30 утра заседание не начнется. Открываются двери зала суда, и оттуда, в сопровождении адвокатов, выходит небритый Роман Насиров с перебинтованными локтями и запястьями. Он ни на кого не смотрит, направив уставший взгляд в пол.

– Как вы себя чувствуете? – спрашивает одна из журналисток.

Но его ответ из-за шума и тихой речи не понятен.

– Пропустите! – резкими движениями пытается прорваться вслед за Насировым дежуривший здесь народный депутат Юрий Деревянко и бежит вслед за подозреваемым.

Никто из присутствующих не понимает, что происходит, но кто-то говорит, что Насиров пошел в туалет. Когда он возвращается, вопросы журналистов о его самочувствии повторяются.

– Плохо, – на этот раз четче отвечает Насиров.

После того, как в зал проходят все участники процесса, толпа журналистов с техникой также пытается пролезть в комнату. На свободной для зрителей процесса части помещения разбросана новая мебель, из-за чего для размещения присутствующих  остается  небольшой проход. Начинается давка. Некоторые операторы умудряются вылезти для съемки на клетку для подсудимых. В зале остались и носилки, на которых Насирова последние дни возили по больницам, и где он спал, попав в суд.

 Судья Елена Букина быстро рассматривает ходатайство об отводе ее коллеги судьи Александра Бобровника, которого защита считает предвзятым, и удаляется в совещательную комнату. За время ее отсутствия народный депутат Мустафа Найем (БПП) вместе с другими людьми  начинают складировать разбросанную мебель на клетку. В совещательной комнате судья Букина находилась недолго.

– Суд не усматривает оснований для удовлетворения, – объявляет она свое решение. А это значит, что будет новое заседание с прежним судьей Бобровником, но когда неизвестно. Почти все журналисты выходят на улицу. – Решение для нас ожидаемое, – объясняет журналистам в одном из углов двора прокурор Андрей Перов,  мол, никакой предвзятости в действиях судьи Бобровника не было изначально.

В другой части судебного двора – адвокат Игорь Черезов, вокруг которого в разы меньше камер.

– Это решение ожидаемое, – повторяет он слова прокурора, только с негативной коннотацией. Он говорит, что на судебном заседании защита будет доказывать, что подозрение Насирову необоснованно и была нарушена процедура во время его вручения.

Многочасовая битва

Все журналисты с улицы возвращаются к тому же залу. Когда точно будет заседание  непонятно. Но ждать долго не приходиться. Через полчаса всех запускают в зал и входит судья Александр Бобровник. При его появлении все встают, кроме Насирова –  чуть приподнявшись, он сразу опускается обратно на скамью.

После этого была долгая и мучительная несколько часовая баталия ходатайств и заявлений, как со стороны защиты, так и обвинения. Команда адвокатов и защитников у Насирова большая. Некоторые уже известны медиа благодаря участию в резонансных делах. Например, трое из них защищали бывшего лидера УКРОПА Геннадия Корбана. Еще один -  бывшего начальника Винницкой полиции Антона Шевцова, которого подозревали в  госизмене.

Два ходатайства  о проведении судебно-медицинской экспертизы Насирова, с целью установления возможности участия подозреваемого в судебном заседании, суд отклоняет. Судья, по просьбе защиты, приобщает к материалам дела много документов, которые должны свидетельствовать о благонадежности Насирова. В их числе его характеристики от исполняющего обязанности главы ГФС  Мирослава Продана, справка от ОСББ по месту регистрации, хотя он проживает в другом месте.

Во время заявлений и пояснений Роман Насиров говорит, что не знает, каким образом вручалось ему подозрение, так как был без сознания. Также он заявляет, что к нему применяли насилие во время задержания.

- Я действительно считаю насилием то, что они сделали невозможным получение медпомощи, тем самым подвергли риску мое здоровье и жизнь, – объясняет он.

– К вам применялось физическое насилие? – уточняет судья Бобровников.

– Когда меня забирали, я не могу сказать, потому что был без сознания. А когда меня доставили в институт Стражеска, мой первый вопрос был: почему делают манипуляции, что-то вкалывали в руку? Для меня это было непонятно, – отвечает он, при этом жалуясь, что в воскресенье с 15.00 по 23.00 к нему не подпускали адвокатов и родственников.

Также он не понимает, почему прокуроры решили, что он может сбежать. Он всегда ходил на допросы в качестве свидетеля. Последний раз – в прошлый понедельник. Во время дачи разъяснений Насиров все больше устает – начинает время от времени зевать, прикрываясь бумагами.

Активно подозреваемый включается когда дело доходит до допроса свидетеля – ведущего сотрудника отдела интервенционной кардиологии и рентгенхирургии Максима Соколова из института Стражеска. Именно там по инициативе НАБУ был осмотрен Насиров после «Феофании».

– Почему без моего согласия делали (анализы, – ред.)? - интересуется Насиров.

– Во-первых, никто не возражал. Мы это с вами обсуждали, – отбивается тот, улыбаясь.

– Мы с вами не обсуждали этого, вы должны говорит правду, – не отпускал свидетеля Насиров.

– У нас было постановление от Национального антикорупционного бюро. Это постановление было направлено в администрацию института, администрация создала комиссию.

На вопрос прокуроров свидетель говорит, что на момент осмотра никаких объективных данных об угрозе жизни не были зафиксированы и больной был контактный.

Во время очередного технического перерыва к зданию суда подъезжает пожарная машина – кто-то сообщил о минировании. После часовой проверки журналисты возвращаются в коридор, занимая очередь. Вход и само помещение охраняют спецназовцы НАБУ. За Насировым, который все это время не покидал здание, остались наблюдать два народных депутата. По словам, Мустафы Найема, «для визуального контакта». В конце проверки выходит из зала депутат Деревянко. Он предполагает, что "минирование" было "сделано" для затягивания времени.

– Для того, чтобы во время этого перерыва (Роман Насиров, – ред.) мог выйти и покинуть суд. Он не задержанный, – объясняет он.

После проверки правоохранители никакой взрывчатки так и не находят.  Но во время перерыва по своим каналам прокуроры узнают, что Насиров является "гражданином Британии" и Венгрии, о чем заявляют прямо на  заседании.

– Вы являетесь  гражданином Великобритании? – спрашивает судья у подозреваемого.

– Я – гражданин Украины, – отвечает тот, вызвав смех в зале. - Я не гражданин Венгрии, не гражданин Великобритании. Я - гражданин Украины.

Ближе к полуночи суд начал рассматривать вопрос о мере пресечения по сути. В зале остается меньше людей. Некоторые активисты, часть из  которых в одежде с символикой Нацкорпуса «Азов», перебрались с улицы в коридор и даже в зал. Время от времени из-за давки кто-то нечаянно прикасается к выключателю, из-за чего пропадает на несколько секунд свет. Сначала это раздражало участников процесса, позже они просто перестали обращать на это внимание.

altaltaltalt
 

Судья зачитывает само подозрение. Согласно документу, прокуроры просят на 60 дней посадить Насирова в СИЗО. Альтернатива – 2 млрд грн залога с обязательством носить электронный браслет и сдать все документы, дающие ему возможность покинуть страну.

– Господин Насиров подписывал решения, рассрочивал долг господину Онищенко. Фактически долг по состоянию на момент задержания членов организованной преступной группировки Онищенко был 2 млрд грн, – говорит прокурор Перов и оглашает одну из причин опасения возможного побега Насирова за границу – Подозреваемый в течении двух лет пересекал границу более 60 раз.

Парировать прокурорам берется сразу Насиров.

– Мне очень жаль, что начиная с первого допроса… я так скажу, мои коллеги…, - так он сначала называл следователей, но потом, после замечания одного из своих адвокатов, перестал - не должны быть специалистами в теме рассрочек. Но если они уже взялись за дело, то они должны были выучить законодательство и понять все вещи, касающиеся вопросов рассрочек, отсрочек, налогового долга, взыскания налогового долга и другое.

После этого он около получаса рассказывал особенности предоставления подобных рассрочек.

Не смотря на позднее время и приближающуюся полночь, под стенами суда количество людей увеличивается. Приходят разные политики.

– Я всегда говорил, что его (Романа Насирова, – ред.) надо посадить, – говорит журналистам бывший глава Одесской облгосадминистрации Михаил Саакашвили нехарактерным для себя спокойным тоном.

В какой-то момент защитники предложили отложить заседание до утра.

– У нас уже на часах 22:45, – говорит адвокат Андрей Мирошник. – Мы все… по крайней мере, я могу за себя говорить… я почти сутки не сплю. А перед этим такое понятие, как сон было для меня обычной практикой, а не подарком.

Прокуроры протестуют. Их поддерживает судья. Адвокаты, запасшись энергетиками, на протяжение нескольких часов, каждый, высказываются по поводу пунктов документа о подозрении, пытаясь убедить судью в их никчемности. Самое краткое выступление – у адвоката Игоря Черезова. Он считает, что НАБУ и САП допустили нарушения при вручении уведомления о подозрении. Значит, Насиров не в статусе подозреваемого. По этой логике и меру пресечения ему нельзя назначать.

После двух ночи судья удаляется в совещательную комнату. Насиров начинает говорить с присутствующими в зале журналистами и активистами. Это происходит впервые во время подобных перерывов. Процесс начинает быть похожим на пресс-конференцию.

– Весь процесс  - это шоу, пиар, что-то другое… Попытки закидать подозрения чиновникам и так далее, – говорит он.

Он также заявляет, что не сможет внести 2 млрд грн залога – у него нет таких денег.

Из артиллерии вопросов с разных флангов летит "снаряд" – обвинения в симуляции плохого состояния. Мол, повязки на руках – не настоящие. Насиров несмотря на возражения адвокатов медленно разбинтовывает повязку возле локтя и показывает катетер, торчащий из руки.

- Ходатайство удовлетворить частично. Применить к подозреваемому Насирову Роману Михайловичу меру пресечения в виде содержания под стражей на срок 60 дней, – зачитывает судья, после более часового пребывания в совещательной комнате, текст своего решения.

Несмотря на три часа ночи, на лице судьи усталости почти не видно.

– Размер залога определить в размере 62,5 тыс. прожиточных минимумов для трудоспособного человека, что составляет 100 млн грн, – продолжает судья Бобровник.

После закрытия заседания сразу активизируется спецназ НАБУ, зашедший в зал за Насировым, но полноценно подступиться к уже задержанному не дают его адвокаты. Они окружают Насирова и что-то объясняют ему. На фоне этого несколько активистов в зале кричат "Браво!", аплодируя.

- Вы с ума сошли? Он еще вчера мог сбежать, лежа в больнице, -  возмущенно комментирует Мустафа Найем сожаление некоторых журналистов. Найем уходит, а его сопровождают с восклицанием: "Шампанского!".

К этому времени автомайдановцы уже "починили" свои машины. И два автобуса НАБУ беспрепятственно заезжают во внутренний двор суда, откуда позже увозят Романа Насирова.

- Молодцы! – кричат им вслед несколько активистов. 

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь