"Альфамонопольный" комитет: почему может блокироваться лицензирование рынка лотерей

Фото - из открытых источников Фото - из открытых источников

После проведения лицензирования рынка лотерей его будут вынуждены покинуть российские компании, а украинский бюджет получит более трети миллиарда гривен. При этом негативная позиция Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) касательно лицензионных условий Министерства финансов привела к обвинениям комитета в блокировании процесса лицензирования.

Согласно декларации за 2016 года, глава АМКУ Юрий Терентьев хранил личные средства на депозитах в "Альфа-банке", бенефициары которого, по данным СМИ, также являются бенефициарами одного из российских лотерейных операторов.

Как стало известно на прошлой неделе, Кабмин включил в проект государственного бюджета на 2018 год поступления от лицензирования лотерей в размере 352,4 млн грн. Данная сумма подразумевает, что в следующем году государство начнет получать лицензионные платежи от, как минимум, двух операторов лотерейного рынка.

Эти платежи станут первыми за более чем три года. С 2013 года рынок, объем которого Минфин оценивает в 40 млрд грн, работает без лицензионных отчислений. При этом суммарный уровень налоговой нагрузки на операторов составляет около 300 млн гривен в год или менее 1% от оборота.

Такая ситуация сложилась в результате правовой коллизии: срок лицензии всех операторов истек в 2014 году, однако принятый в 2012 году закон о лотереях разрешал им продолжать работу до принятия новых лицензионных условий.

Проект новых лицензионных условий был разработан Минфином и отправлен на утверждение в Кабмин лишь весной нынешнего года. Проект предусматривал, что стоимость новой лицензии составит 168,4 млн грн, также будет операторы будут обязаны заплатить за каждую точку распространения.

Таким образом, с одной компании бюджет мог получить около 200 млн грн только фиксированных платежей в течение одного года. Практически сразу против перелицензирования рынка выступил один из его ключевых игроков – компания "М.С.Л.", которая, по данным "Коммерсанта" еще от 2011 года, входит в орбиту влияния российской "Альфа-Групп".

Такой протест был вполне ожидаем. "М.С.Л." и еще один оператор "Патриот" с 2015 года находились в списке санкций СНБО, как компании, входящие в список 105 юридических лиц, ответственных за агрессию против Украины. Уже сообщалось, что несмотря на санкции, обе компании продолжали вести хозяйственную деятельность в Украине, используя прорехи украинского законодательства. Но вот претендовать на новые лицензии они не могут, поскольку это напрямую запрещалось в тексте решения СНБО, подписанного Петром Порошенко.

Впрочем, рассмотрение проекта новых лицензионных условий Кабмином затянулось более на чем полгода и до сих пор не утверждено. Неожиданно о претензиях к документу заявили сразу несколько ведомств. Публично информацию о противодействии принятия проекта в своем недавнем интервью озвучил заместитель министра финансов Сергей Марченко. По его словам, наиболее жесткую позицию заняли в АМКУ.

При этом аргументы, озвученные руководством комитета, удивительным образом совпали с тезисами "М.С.Л.". Более того, в ряде публикаций высказывалось одобрение действий АМКУ по блокированию утверждения проекта Кабмином.

Ключевым аргументом против проекта изначально была обозначена "угроза монополизации рынка". Этот довод вызывает недоумение. Поскольку проект новых лицензионных условий предполагает аукционный механизм, не ограничивает количество лицензиатов, а главное – предусматривает выход на рынок государственных компаний.

Два госбанка - Ощадбанк и Приватбанк - выразили готовность стать операторами рынка. Понятно, что когда на рынок выходят два столь мощных игрока с огромной национальной сетью, ни о какой монополизации речь идти не может. Слабость подобной аргументации стала очевидной для противников проекта, и в их риторику добавились тезисы о недопустимости выхода на рынок госбанков, поскольку банки якобы не имеют необходимого опыта, а льготный режим выхода на рынок негативно влияет на конкуренцию.

Похоже, что "М.С.Л." прямо приравнивает свой уход с рынка к монополизации. Однако организация лотерей не является высокоспециализированной деятельностью. Лотереи не нанотехнологии и не самолетостроение. Проведение лотерей не требует ноу-хау и легко может быть освоено многими украинскими компаниями, в том числе и банками. Ощадбанк уже занимался распространением лотерейных билетов, а Приватбанк, обладает технологической базой, по своим возможностям многократно превосходящей базу действующих лотерейных операторов.

Наконец, выход на рынок госбанков может обеспечить несколько дополнительных миллиардов гривен для хронически дефицитного бюджета страны. К тому же, присутствие государственных операторов обеспечит соблюдение правил игры и гарантирует их клиентам выплаты выигрышей, что, как показывает практика, нередко отказывается делать та же компания "М.С.Л.".

Куда больше вопросов вызывает не выход на рынок лотерей госбанков, а присутствие на нем российских компаний "М.С.Л." и "Патриот". Они работают, несмотря на пребывание в санкционном списке, и, похоже, легко находят общий язык с контролирующими органами, в частности, с Антимонопольным комитетом.

Возможную лояльность АМКУ к российской компании может объяснить размещение главой АМКУ Юрием Терентьевым нескольких десятков миллионов гривен на депозитах в "Альфа-банке". К тому же, под процентную ставку, которая, как утверждает сайт "Деньги", превышает максимальные ставки, указанные на официальном сайте "Альфа-Банка". Других убедительных причин, объясняющих позицию комитета, обнаружить пока не удается.