ru ua

Александр Репкин: Водород - план Б для Украины, если Россия снова применит газовый шантаж

Александр Репкин: Водород - план Б для Украины, если Россия снова применит газовый шантаж Президент Украинского водородного совета Александр Репкин (фото: пресс-служба)

Президент Украинского водородного совета Александр Репкин считает, что развитие водородной экономики и энергетики сделает Украину ключевым поставщиком энергоносителя нового поколения для Европы. Это поможет и нашей стране, и ЕС стать независимыми от российского газа.

Однако для того, чтобы это случилось, надо разработать и утвердить водородную стратегию — такую задачу в июле поставил премьер-министр Денис Шмыгаль перед рабочей группой, в которую входит и Александр Репкин. В интервью РБК-Украина он рассказал, за счет чего Украина может стать главным экспортером водорода для Европы и как ситуацию с запуском "Северного потока-2" можно обернуть Украине на пользу.

В последних интервью вы подчеркивали, что водородная энергетика для Украины — шанс стать энергонезависимой. Почему, за счет чего к этому можно прийти?

— За счет того, что мы предоставим Украине, да и всей Европе, энергоноситель нового поколения. Мы сможем экспортировать водород во все уголки мира, используя морские пути, Дунай, газотранспортную систему. Это приведет к тому, что мы станем весомым игроком на мировом рынке.

В считанные годы мы сможем повторить успех Дубая, сотворить "экономическое чудо", только не за счет нефти, а за счет водорода, обеспечивая таким топливом Украину и зарабатывая для нее деньги на экспорте, не будучи зависимыми при этом от других стран. Не так давно президент Владимир Зеленский отметил, что "Северный поток-2" — это оружие России. Безусловно, страна-агрессор будет использовать газопровод в качестве оружия против энергетической независимости Украины и Европы. История повторяется, поэтому демократические страны снова могут столкнуться с газовым шантажом РФ.

Но сегодня в Украине есть план Б. И это план Б не только для нашей страны, но и для Европейского Союза. Глава государства точно подметил, что Украина может перейти на возобновляемые источники энергии, если будут налажены процессы производства «зеленого» водорода. У нас невероятный потенциал по ВИЭ и водному ресурсу, который позволяет удовлетворить почти все потребности ЕС без вреда для окружающей среды и экономики Украины.

Не только Владимир Зеленский, но и Денис Шмыгаль в свое время поднял вопрос развития водородной энергетики в Украине. И подчеркнул важность правильно написанной стратегии.

— Собственно, ее разработкой сейчас Украинский водородный совет, который я возглавляю, и занимается в составе рабочей группы. Кстати, на недавней встрече с Ангелой Меркель в Украине премьер-министр подчеркнул, что немецкой стороне уже даже передано несколько пилотных проектных предложений касаемо водорода и его транспортировки в Германию и страны ЕС.

— Помимо политических аспектов, есть и финансовые. Правильно я понимаю, с помощью водорода Украина может привлечь иностранных инвесторов? Как?

— Если мы говорим о первом этапе, то мы хотя бы можем выполнить то, чего от нас ждут в Европе после внесения в Европейскую водородную стратегию. Речь идет о создании 10 ГВт производственных мощностей до 2030 года. Это привлечет около 25 млрд евро инвестиций в экономику нашей страны, причем первые из них начнут поступать уже в следующем году.

— Судя по тому, что вопрос водородной энергетики у Министерства иностранных дел — один из приоритетных, это важно и для евроинтеграции. Можете рассказать подробней, как развитие водородной энергетики может помочь в этом процессе?

— Полагаю, МИД учитывает международную конъюнктуру и рассматривает все варианты развития событий, в том числе запуск "Северного потока-2". Осознавая возможные последствия для Украины и Европы, министерство комплексно подходит к плану действий и на этот случай. В таком контексте развитие водородной энергетики приобретает все больше актуальности. Поэтому интерес МИД к теме — закономерный, на мой взгляд. Кроме того, Европа видит в нас большой потенциал, так как мы уже многое сделали для евроинтеграции — получили безвиз, например, и разработали план по интеграции в единую европейскую энергетическую систему.

Мы внесены в Европейскую водородную стратегию как отдельная страна, а не как "страна Восточной Европы". Именно потому, что у нас есть потенциал по возобновляемым источникам энергии и пути транспортировки водорода — ГТС, Дунай, морские пути, — что делает нас важным стратегическим партнером. Я рад, что министр иностранных дел Дмитрий Кулеба активно поддерживает развитие водородной энергетики, горит этой идеей и понимает всю важность процесса.

Александр Репкин: Водород - план Б для Украины, если Россия снова применит газовый шантаж

Поговорим о юридическом аспекте. Каких, может быть, законов вам не хватает для упрощения процесса развития водородной энергетики?

— Для начала нужно привести в соответствие базу по сертификации. Водород как технология тянет за собой огромное количество смежных отраслей, и нам это надо упорядочить. Ну и для исключения олигархизации и монополизации нового направления нужен закон, но тот, который будет отвечать европейским нормам, а не частным интересам.

Как мы раньше уже обсудили, Денис Шмыгаль заявил о важности написания водородной стратегии. Вы входите в совет по ее разработке. Можете рассказать, что уже сделано?

— Главное — собраны ключевые эксперты в нашей стране, которые верят в то, что эта технология поможет нам стать полноценным игроком на геополитической арене, заняв позицию надежных партнеров в поставке энергоносителей нового поколения. Все объединились и, не дожидаясь рабочих заседаний и какой-то помощи со стороны иностранных партнеров, приступили к работе. Они оценили все возможности и уже начали разрабатывать стратегию. Им было достаточно того, что премьер-министр обозначил важность развития этой сферы. И в результате на 50% мы уже понимаем, каким будет содержание стратегии и кто какими пунктами будет заниматься.

Если говорить глобально, что уже было сделано за этот год для развития водородной энергетики?

— Проведена огромная работа, которую, как всегда, широкой общественности не видно. Проанализированы все существующие стратегии, переведены на украинский язык, эксперты ознакомлены с ними и понимают, какие внутренние и внешние цели должны быть обозначены и в нашей стратегии. Проведено огромное количество семинаров, чтобы обеспечить принятие обществом информации о водороде. Большая стратегическая работа проделана для популяризации водородных технологий и понимания, зачем это нам нужно. Также заключено партнерство с передовыми странами — Великобританией и Германией, у которых уже приняты водородные стратегии.

Ну и лично моя гордость: в 2019 году я пообещал привезти в Украину водородную машину и сделал это. И не просто привез, а сертифицировал — процесс занял полтора месяца, но за счет этого все, кто захочет растаможить такой же автомобиль, потратят уже на это от силы 3 дня. Верю, что вскоре сотни таких машин уже будут ездить дорогами Украины, не причиняя при этом вреда окружающей среде. Ну, а если постараться, то к 2025 году на водороде в Украине смогут работать и поезда. Такие уже сейчас есть в Германии, Австрии, Нидерландах и Швеции.

Если рассматривать не глобально страну, а украинцев, как развитие водородной энергетики может повлиять на их жизнь? Подешевеет ли коммуналка, например?

— Сейчас мы работаем над водородной стратегией, прогнозы и цифры можно будет озвучить после завершения ее разработки. Одно точно скажу: если будет меньше вредных выбросов, люди будут меньше болеть. Соответственно, повысится качество жизни. Соответственно, будут дополнительные ресурсы для того, чтобы развиваться.

Независимо от стоимости коммуналки, можно повысить благосостояние людей, их уровень дохода. В вышеупомянутом Дубае люди ведь вряд ли беспокоятся о стоимости коммуналки, так как их уровень заработка позволяет об этом не думать. Прийти к такому — мечта любой экономически развивающейся страны. Не говоря уже о том, что водородная экономика поможет создать до полумиллиона новых рабочих мест. Для страны с высоким уровнем безработицы, — а в Украине нетрудоустроенных жителей около 3 млн, — это очень важно и нужно.