Аграрные активы пустят с молотка

Аграрные активы пустят с молотка
Главе МинАП Алексею Павленко стоит постараться, чтобы не отдать агроактивы за бесценок
Тема приватизации, которая то возникает, то исчезает из медийного пространства, возвращается на первые полосы. Еще в апреле, выступая перед международными партнерами, Президент Петр Порошенко, обозначил главные задачи - устранить монополистов в лице "маленькой группы бизнесменов" и продемонстрировать миру, что теперь "мы другие".

Тема приватизации, которая то возникает, то исчезает из медийного пространства, возвращается на первые полосы. Еще в апреле, выступая перед международными партнерами, Президент Петр Порошенко, обозначил главные задачи - устранить монополистов в лице "маленькой группы бизнесменов" и продемонстрировать миру, что теперь "мы другие". Воплощать сказанное в жизнь вызвалось Министерство аграрной политики и продовольствия. Уже к концу года агропром может освободиться от первых государственных "вагонов" .

Стратегические банкроты

Госсектор отрасли долго и упорно выводили из правового поля. Хотя полной и достоверной информацией об аграрных госпредприятиях до последнего времени не располагало даже профильное министерство.

Их количество оценивали в 400-700, а деятельность - как "экономически неэффективную". Связь почти с сотней компаний была утеряна - ни отчетов, ни контактов с руководителями.

Ситуацию прояснила министерская проверка. По ее результатам насчитали 571 ГП.

Анализ финансовой деятельности неутешителен. Из 500 компаний фактически работают 96, а выходят на прибыль всего 20. Балансовая стоимость порядка 50 не превышает 100 тыс. грн, еще 27 не стоят даже гривны. На стадии банкротства или ликвидации застряли 154 предприятия.

Только за последние два года госкомпании сократили чистый доход от реализации продукции на 11,3%, валовую прибыль - на 18,8%, а финансовый результат в целом обвалился в 24 раза. В итоге, самая яркая иллюстрация их роли в национальной экономике - общие годовые убытки в почти 500 млн грн.

"Государство продолжает содержать эти активы, не получая при этом ни копейки в бюджет. Сегодняшняя система - грабеж страны", - диагностировал соучредитель Фонда развития и инновации, главный советник Минапк по вопросам приватизации Георги Вашадзе.

Вместо шелка - СТО и утки

По разным оценкам, в распоряжении государственных латифундистов - около 400 тыс. га земли, в том числе, около 120 тыс. га пашни. Выяснить, сколько плодородных площадей за минувшие годы передали третьим лицам, практически не представляется возможным.

Например, у Великолазовского совхоз-завода от 1600 га и производственной базы остались 567 гектаров и 34 разрушенных сарая. Все имущество аналогичного совхоза "Виноградовский" пустили с молотка в рамках исполнительного производства.

Или агрокомбинат "Пуща-Водица", который из главного кормильца Киева превратился в "огород на Крещатике". Доходы от реализации продукции здесь сократились втрое - до смешных 12 тыс. грн. Теплицы распиливают на металлолом, а кусок сельхозземли отдали под строительство торгово-развлекательного центра.

На базе Киевской коконосушилки теперь работает автозаправка и СТО. А Барышевский шелкосовхоз вместо шелкопрядов выращивает уток.

В то время, как коллективы этих предприятий пытались организовать хоть какое-нибудь производство, в Нежинском КХП плодили коррупционные схемы. Одна из популярнейших - нетоварные операции.

Директор заключил договор о якобы размещении на мощностях комбината 2,37 тыс. тонн пшеницы. Фиктивное зерно, разумеется, на предприятие так и не поступило, зато образовалась задолженность за его хранение и переработку. В результате накопили неподъемные 34 млн грн долга, из которых 32 млн - штрафные санкции и пеня. По оценкам аналитиков, даже если продать все, что осталось от комбината, вырученная сумма не покроет и половины задолженности.

А на предприятиях типа Одесского племенного завода или совхоза "Мукачевский" и продавать-то нечего - разве что остатки фундаментов административных зданий.

"Таких предприятий сотни. Необходимо признать, что государственная форма собственности, по крайней мере, в аграрном секторе, бесперспективна. Все доведено до разрухи - убытки, долги и социальная депрессия", - подытожил министр Алексей Павленко во время панельной дискуссии "Growing Ukraine. Разгосударствление".

Пустят с молотка

"Лечить" отрасль решили тотальной приватизацией.

Аргумент "за" - государство неспособно быть эффективным собственником и восстановить хотя бы часть разграбленных активов. А, запрещая их приватизацию, не дает этого сделать инвесторам. В то время, как приток частного капитала позволит не только возобновить их деятельность, но создать инновационное производство и рабочие места, соответственно, развивая сельские территории и наполняя бюджеты.

Алексей Павленко инициировал разгосударствление первых 254 предприятий. На круглом столе министр конкретизировал свои планы - в этом году на приватизацию должны быть выставлены 150-180 компаний.

При этом госпредприятия, которые обрабатывают или имеют в собственности землю, будут распаеваны. А "безземельные" ГП - предложены инвесторам, в том числе, зарубежным. Именно такая участь, похоже, ожидает спиртового монополиста "Уксрпирт". Стоимость его активов оценивают в 300 млн долл.

Третий путь - ликвидация. По нему пойдут те самые предприятия, активы которых полностью обесценил "профессиональный" менеджмент.

В результате в собственности страны должны остаться не более десяти стратегических компаний, от которых действительно зависит продовольственная безопасность и расширение экспортных возможностей Украины.

Грузинский рецепт

То ли из желания не повторять прошлые ошибки, то ли следуя тренду, к приватизации подключили партнеров из Грузии. Задача на двоих - ограничить государственное влияние на рынок и создать аграрный сектор, ориентированный на частную инициативу.

"Сегодня слишком много регуляции, но в тоже время слишком много исключений. Выход один - максимально открывать систему для прозрачной конкуренции и менять процедуру приватизации, там очень много загвоздок и коррупционных дыр", - сказал Вашадзе.

Авторы приватизации в Грузии, где, как известно, продавали "все, кроме совести", советуют Украине пойти по этому же пути. А чтобы не допустить дерибана, - максимально урезать функции центральной власти и передать их на места, ограничить концентрацию полномочий в руках одного органа, отказаться от бюрократии и устранить монопольный доступ к рынку.

И второе - запустить рынок земли. "Бизнес хочет и знает, как работать. Государству не надо его стимулировать, главное - снять факторы демотивации. Тогда инвесторы зайдут, появятся долгосрочные проекты, а бизнес будет работать в правовом поле", - считает Георги Вашадзе.

Домашнее задание

Привлечь инвестиции, что, собственно, и является главной целью приватизации, без снятия моратория на продажу земли невозможно. Введенный еще в 2001 году для подготовки к земельной реформе, он стал ее главным тормозом. Необходимый на теории мораторий, на практике "убил" конкуренцию и прозрачность.

"Украина в этом отношении уникальна. Мы пытаемся регулировать рынок не рыночными механизмами, а административными. Не было моратория - не было коррупции. Теперь одному можно, второму нельзя, а в самом земельном кодексе есть четкие схемы, как этот мораторий обойти", - сказал консультант проекта поддержки реформ в АПК и земельных отношениях Сергей Кубах.

Кроме отмены моратория, "домашним заданием" для нардепов должно стать внесение изменений в перечень запрещенных к приватизации предприятий. Только в сельском хозяйстве таких 177.

Со своей стороны, майским постановлением Кабмин разрешил приватизацию 82 аграрных ГП. "Решение в законодательной плоскости очень простое. Предприятия, которые работают на земле, нужно как можно скорее приватизировать, помочь людям их распаевать и начинать работать по-новому. Я надеюсь, что Минагрополитики в рамках существующих рабочих групп доработает этот вопрос", - прокомментировал член Специальной контрольной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации Аркадий Корнацкий.

Но аграрному ведомству стоит готовиться не только к этому. Земельный кадастр наполнен только на 20%, а на инвентаризацию сельхозземель потребуется порядка 2 млрд грн, которых в бюджете нет.

Кроме того, у многих госкомпаний до сих пор нет руководителей. Из-за отсутствия достойных кандидатов, конкурсные комиссии министерства вынуждены объявлять повторные отборы.

Отдельная проблема - оформление земли. Как ни странно, многие госкомпании распоряжаются сотнями гектаров без правоустанавливающих документов.

Например, из 14 конных заводов (а это 43,7 тыс. га только пашни) документы есть у одного - днепропетровского. Саботаж на местах может затянуть процесс на годы.

"Разгосударствление предприятия с неоформленными документами запрещено законом. При этом в повседневной деятельности такое положение дел никаких проблем не вызывает. Поэтому у директоров есть "мотивация" сохранять status quo. Ситуация до недавнего времени всех устраивала - схемы позволяли зарабатывать, а невозможность приватизации делала этот заработок стабильным по времени", - сказал замглавы рабочей группы Минагрополитики по вопросам разгосударствления Алексей Зубрицкий.

Министерство и грузинский фонд инноваций уже запустили веб-портал, который соберет базу данных по каждому ГП, включая ход подготовки к приватизации. По словам разработчиков, на сайте в режиме онлайн будет видно, как идет процесс оформления имущества и какой из органов его затягивает. Поэтому площадка будет интересна не только инвесторам, но и правоохранителям.

Риски и отдача

Собственно, на назначении менеджмента, проведении аудита и оформлении документов компетенция министерства заканчивается. Далее госактивы передаются в ведение Фонда госимущества.

Специалисты опасаются, что именно здесь приватизация забуксует, а ведомства вместо оперативной реакции будут заняты перекладыванием ответственности друг на друга. В самом же Фонде уверяют, что настроены на работу, к тому же ее сроки четко регламентированы законодательством.

"На создание комиссии по приватизации аграрных госкомпаний и проведение инвентаризации отводится месячный срок, на оценку активов - два месяца. Таким образом, совокупно приватизация имущества должна длиться максимум полгода", - пояснила глава департамента оперативного планирования процессов приватизации и реформирования собственности ФГИУ Нели Рыкова.

Еще один, возможно, главный риск - боевые действия и связанное с ними потенциальное обесценивание активов. Вместе с тем, по мнению экспертов, если отказаться от приватизации сейчас, то уже через два года к этому вопросу можно будет даже не возвращаться. Предлагать инвестору будет уже нечего.

"Когда мы начинали реформу в Грузии, хорошо понимали, что, может быть, теоретически через 5 лет какое-то имущество можно было продать дороже. Но если экономика сейчас не начнет вставать на ноги, мы можем потерять даже то, что имеем сегодня", - сказал Георги Вашадзе.

Приватизация только 180 госпредприятий, запланированных на этот год, может принести бюджету до 600 млн грн инвестиций, а селянам - 48 тыс. га паев. В целом, финансовый эффект от тотального разгосударствления оценивают в десяток миллиардов гривен.

Но не только экономические и социальные результаты подгоняют министерство. Очевидно, аграрные чиновники торопятся провести необходимую и при этом донельзя заполитизированную приватизацию, пока на то есть воля и Президента, и Кабмина, и Верховной Рады. Дополнительный двигатель - местные выборы, когда благодатная для спекуляций тема непременно войдет в программы партий и их выдвиженцев.

И, тем не менее, министерству стоит серьезно беспокоиться не столько о сроках, но и том, как в спешке не отдать за бесценок хоть и ржавые, но все-таки государственные "вагоны".

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь