Жизнь после свободы: как живут освобожденные из плена сепаратистов на Донбассе

Освобожденные из плена все еще нуждаются в помощи государства (Виталий Носач, РБК-Украина) Освобожденные из плена все еще нуждаются в помощи государства (Виталий Носач, РБК-Украина)

Как, спустя почти два месяца с момента последнего обмена пленными, живут на подконтрольной Украине территории бывшие заложники сепаратистов - в материале РБК-Украина.

Несмотря на холод и промозглый ветер, 27 декабря 2017 года вечером на взлетной полосе в международном аэропорту "Борисполь" было оживленно. Более двухсот человек, которым медики раздавали специальные накидки и горячие напитки, ждали два самолета – президентский и военный. Два борта доставили в Украину 73 освобожденных из плена боевиков на Донбассе, а с ними и чувство надежды – на новую жизнь, на то, что война когда-нибудь закончится, надежду на долгожданный для Украины мир. Далее последовали поздравления, заявления и обещания президента Петра Порошенко и чиновников помочь бывшим заложникам вернуться к мирной жизни.

Им обещали разного рода поддержку, жилье и восстановление документов. Спустя почти два месяца с момента освобождения, бывшие пленные рассказывают, что после реабилитации в "Феофании",  их проблемами занимаются преимущественно волонтеры. У некоторых до сих пор нет паспортов и справок о статусе переселенца, кого-то чиновники предлагают поселить там, куда люди после плена не хотят возвращаться, а кто-то отказывается от помощи государства сознательно. Но у тех, кто был в плену, есть то, что они ценят больше всего – свобода. Как государство помогает бывшим заложникам боевиков на Донбассе, и почему не все проблемы удается решить – в материале РБК-Украина.

От реальности становится больно

- Когда ты выходишь на свободу, ты как ребенок. Твоя душа открыта, ты рад любому человеку. Думаешь, если тебе человек что-то рассказал – он обязательно это сделает. И когда сейчас ребята выходят на свободу, они верят каждому слову. Они думают, что все позади, - говорит сопредседатель "Украинской ассоциации пленных" Анатолий Поляков. Что такое плен он знает не понаслышке – Поляков сам провел в плену у сепаратистов на оккупированном Донбассе девять месяцев.

Он рассказал РБК-Украина, что перебрался в Киев из России, поддерживал Революцию достоинства. В 2014 году после начала военного конфликта на Донбассе в качестве представителя гуманитарного корпуса при Министерстве обороны Украины составлял списки с именами военнопленных и участвовал в переговорах об их обмене и освобождении с сепаратистами. В марте 2015 года Полякова пригласили в Луганск для создания общественной комиссии по защите прав пленных. Его задачей было договориться о вывозе на подконтрольную Украине территорию детей, больных онкологией и туберкулезом. Анатолий говорит, что переговоры прошли успешно, но уже через два дня в Луганске его захватили местные боевики.

- Бывали ситуации, когда мне имитировали расстрел. Выводили на улицу, говорили: "Мы тебя расстреляем". Говорят: какое последнее желание? Я до сих пор вспоминаю, что просил об одном - чтоб не издевались над телом. Не знаю почему, но это было самое важное тогда, - неохотно вспоминает Поляков.

Полякова освободили 28 декабря 2015 года, когда он уже сам перестал верить в то, что когда-нибудь окажется на свободе. Его - гражданина Российской Федерации - вывезли на границу с РФ, провели через пограничный пункт и передали россиянам. Те перевезли Полякова в Ростов. На момент освобождения он весил 40 килограммов. Там оказали медицинскую помощь, дали немного времени на реабилитацию. После допросов российские спецслужбы сопроводили его к украинской границе, где передали украинским властям.  Поляков говорит, что Минобороны Украины и представителю страны в Минской переговорной группе Ирине Геращенко было сложно договориться о его обмене из-за его российского гражданства.

По данным Антитеррористического центра СБУ, к январю 2018 года из плена сепаратистов освобождено 3088 человек, в заложниках остаются 112 человек, 490 - считаются пропавшими без вести. Последний, третий обмен пленными, состоялся 27 декабря 2017 года. Украина смогла забрать 73 заложника, передав боевикам 233 человека.

-  Ребятам, которые освободились сейчас (в декабре 2017го, - ред.), много чего обещали. Когда они сталкиваются с реальностью, им становится больно. С ними нужно быть очень осторожным. Людям нужна поддержка – медицинская помощь, психологическая и правовая реабилитация, помощь в восстановлении всех документов. Человека нужно восстановить в правах", - рассказывает Анатолий. Спустя некоторое время после своего освобождения, он создал в Киеве общественную организацию – Украинскую ассоциацию пленных, которая оказывает помощь побывавшим в плену на оккупированной территории.

 "Потерял три года жизни "за просто так"

- Мне не на кого здесь больше положиться, я - сам. Зато у меня есть свобода, а остального добиться можно. Деньги, жилье - это можно заработать, главное усердие. Сделаю документы, найду нормальную работу, а если ничего не получится, то уйду в армию, - делится планами на будущее 25-летний житель Шахтерска (Донецкая область) Алексей, которого удалось освободить из плена сепаратистов в декабре. В плену парень провел три года - боевики захватили его 31 декабря 2014 года, когда он ехал в маршрутке из своего родного города в Торез.

Алексей рассказывает, что на следующий день после освобождения его положили в больницу Государственного управления делами, а затем перевели в "Феофанию". Парень говорит, что после выписки из больницы в конце января его главные проблемы – жилье и документы. И кроме волонтеров организации "Блакитный птах", которая занимается оказанием психологической и юридической помощи преимущественно гражданским лицам, пострадавшим от войны на Донбассе, ему никто не помогает их решать. Сейчас организация оплачивает его проживание в столичном хостеле.

История Алексея действительно не единичный случай. Анатолий Поляков рассказал РБК-Украина, что его организация контактирует с большинством из освобожденных 27 декабря, и государство сразу же предоставило им высококвалифицированную медицинскую помощь.

- Когда ребята легли в "Феофанию", они ожидали помощь в восстановлении документов, финансовую поддержку и психологическую. Но в самой больнице многие нуждались в самых элементарных средствах гигиены и одежде - им это все предоставили волонтеры. Что касается государства, то на Новый год ребятам в больницу привезли от правительства (не знаю, чья лично была это инициатива) продуктовые наборы, в которые входили ананасы. У некоторых ребят зубов нет, а им ананасы привезли, - рассказывает Анатолий.

Сейчас Алексей работает охранником на одном из паркингов в Киеве. Из документов у него только справка из СБУ о том, что он находился в плену у сепаратистов, а также копии идентификационного кода и домовой книги. Остальные его документы остались на оккупированной территории, и доступа у Алексея к ним нет. Он говорит, что волонтеры оказали ему юридическую помощь, он написал заявления в миграционную службу и полицию. Но подвижек пока никаких нет, жалуется Алексей.

После выписки из больницы, освобожденным, которые были зарегистрированы на неподконтрольных правительству территориях, предложили переехать на Донбасс – в подконтрольные Украине города. Около половины из них, по словам Полякова, не хотят возвращаться в Луганскую или Донецкую область. Чиновники предлагали и Алексею поселиться в Донецкой области, но даже на подконтрольной территории Донбасса желания жить у него нет. В день освобождения Алексея и еще 72 человек министр социальной политики Андрей Рева заявил, что его ведомство подготовило проект постановления и бывшим пленным будет выделена помощь из госбюджета в 100 тыс. гривен. Но без документов Алексей рассчитывать на ее получение не может.

- Я потерял три года жизни "за просто так". Не хочу возвращаться туда, на Донбасс, - говорит Алексей. – Президент Петр Порошенко говорил мне на встрече, когда нас освобождали, что мы получим помощь, нам восстановят документы. Я приходил 18 января в Администрацию президента, чтоб написать заявление с просьбой о помощи. Но меня и юриста даже не захотели сначала принимать. Заявление приняли после того, как мы позвонили полицейским.

Около десяти из 73 освобожденных не могут восстановить документы, многие бывшие заложники – жители Донецкой и Луганской областей. Для того, чтобы получить от украинских властей материальную помощь и временное жилье необходимо подтвердить статус внутренне-перемещенных лиц. "Справку переселенца" органы социального обеспечения выдают только при наличии паспорта. На его восстановление уходит несколько месяцев – более точные сроки РБК-Украина не назвали ни в одном ведомстве.  В результате освобожденные из плена подолгу не могут ни получить помощь государства, ни жилье, ни трудоустроиться.

На момент публикации статьи Госмиграционная служба и Министерство соцполитики не предоставили данные о том, когда освобожденные украинцы смогут получить документы. Но, по словам самих бывших пленных и юристов, оказывающим им помощь на волонтерских началах, чиновники с подготовкой документов не спешат. В Министерстве по делам временно-оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинАТО) РБК-Украина пояснили, что все заявления рассматриваются, но процесс выдачи паспортов не может быть ускорен из-за сложности бюрократических процедур.

Обогнать процедуры

Сопредседатель Украинской ассоциации пленных Анатолий Поляков считает, чтобы помочь освобожденным из плена сначала нужно урегулировать этот вопрос на законодательном уровне. По его словам, он принимал участие в разработке законопроекта, который был зарегистрирован в Верховной Раде под номером 7452 буквально накануне освобождения украинских заложников.  Его в парламент внесли народные депутаты Юрий Шухевич (РПЛ), Андрей Билецкий, Олег Петренко (оба – внефракционные) и Александр Третьяков (БПП). Законопроектом предлагается определить статус лица, освобожденного из незаконного заключения, гарантии и виды его поддержки после освобождения – бесплатное лечение, правовую, психологическую и материальную помощь, временное жилье. Поляков считает, что если бы такой закон был принят раньше, поддержка освобожденных была бы системной. Согласно официальному сайту Верховной Рады, законопроект №7452 передан на рассмотрение в профильный комитет парламента.

Но пока законодательно этот вопрос не урегулирован, чиновники оказывают, по их словам, освобожденным посильную помощь.  Заместитель главы министерства по делам временно оккупированных территорий Георгий Тука подтвердил РБК-Украина, что о проблема бывших пленных знают, и что некоторым из них предоставят жилье на подконтрольной территории Донбасса. Он уточнил, что не все освобожденные из плена жители Донбасса хотят воспользоваться предложением местных властей получить жилье на контролируемой территории Донецкой или Луганской областей.

"В Донецкую область должны были прибыть 24 человека из числа освобожденных гражданских, однако, по состоянию на 7 февраля, их прибыло 12. В Луганскую вместо семи прибыли два человека. Остальные остались в Киеве. Прибывшие были заселены или в имеющееся у них жилье, или получили его от администрации. Они также получили материальную помощь и содействие в получении статуса внутренне перемещенных лиц, - пояснил Тука. - Соцслужбы трем людям помогли в поиске работы. Предоставление нуждающимся освобожденным финансовой помощи за бюджетные средства вынесено на голосование местных советов, и будет рассмотрено на сессиях в феврале-марте".

МинАТО известно о проблемах с документами у троих освобожденных. По словам Туки, управление министерства сотрудничает в Госмиграционной службой. К примеру, Тука рассказал, что Алексею из Шахтерска были предоставлены разъяснения о процедуре восстановления паспорта, "за ним был закреплен ответственный сотрудник миграционной службы". При этом чиновник подчеркнул, что его ведомство работает над проектом постановления о долгосрочной поддержке освобожденных из плена. Но из-за того, что документ не согласован с другими ведомствами, замминистра АТО отказался предоставить РБК-Украина более подробную информацию о нормах документа.

Руководитель волонтерской организации "Блакитный птах" Анна Мокроусова рассказала изданию, что ее организация с 2014 года оказывает помощь пострадавшим гражданам от войны на Донбассе.  За это время к волонтерам "Блакитного птаха" обратились 392 человека, и все они получили разного рода помощь. После последнего обмена пленными – юридическую, гуманитарную, психологическую поддержку и помощь с жильем организация предоставлена 33  бывшим заложникам.

Мокроусова отмечает, что по сравнению с 2014 годом государство научилось оказывать помощь таким пострадавшим, в особенности медицинскую. "Если раньше все эти годы нам (волонтерам, - ред.) приходилось самим думать, как и чем лечить этих людей, то в последний раз всю заботу о лечении освобожденных взяло на себя государство", - говорит Анна. И добавляет, что в то же время, в больнице вещами первой необходимости и одеждой освобожденных обеспечивали волонтеры. Что касается психологической помощи, то не все освобожденные сами за ней обращаются - в среднем лишь 10-15%, хотя нуждается в ней большинство. Процедуру восстановления документов, пройти которую бывшим пленным помогает юрист организации, Анна называет несложной, но долгой. По ее словам, особо важные вопросы освобожденным помогают решать и в Администрации президента.

"Администрация президента не имеет права решать проблемы освобожденных вместо них самих, - говорит руководитель офиса Уполномоченного президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО Наталья Зарецкая, - Но мы однозначно готовы реагировать на каждое обращение, что мы на сегодня и делаем".

Она также отметила, что некоторые освобожденные отказываются от предоставления помощи, так как не хотят, чтоб их идентифицировали как тех, кто побывал в плену. "У них еще не закончился адаптационный период. Человек приходит в себя после освобождения через три-шесть месяцев. На этом этапе он нуждается в контакте с теми, кто может ему помочь. Основная задача постизоляционной поддержки – помочь человеку прийти в себя. Конкретно – со всеми освобожденными была проведена психологическая работа", - рассказала РБК-Украина Зарецкая.

Что касается помощи с восстановлением документов, то, по словам Зарецкой, АП по этим вопросам контактирует с Минсоцполитики и МинАТО. "Благодаря вниманию общественности и нашей настойчивости, эти вопросы удалось сдвинуть с места. Специфика в том, восстановить документы ребята должны сами – юрист может только консультировать. В случаях, когда у освобожденных нет никаких документов совсем, для восстановления нужно определенное время. И мы эти процедуры обогнать не можем", - уточнила чиновник.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top