Юрий Луценко уполномочен заявить: расследование коррупции могут разрешить другим силовикам

Инициатива генпрокурора Юрия Луценко (справа) не находит отклика в НАБУ (слева - директор НАБУ Артем Сытник) Фото УНИАН Инициатива генпрокурора Юрия Луценко (справа) не находит отклика в НАБУ (слева - директор НАБУ Артем Сытник) Фото УНИАН

Коррупционные преступления могут стать предметом расследования не только Национального антикоррупционного бюро Украины. Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил РБК-Украина, что, поскольку таких преступлений много, "работы хватит всем". Данные, которые имеются в распоряжении издания,  также свидетельствуют: если бы все силовые структуры были задействованы в этой борьбе, эффект от нее был бы ощутимей. В НАБУ отказываться от монополии на расследование коррупционных преступлений не хотят, опасаясь хаоса в правоохранительной системе и попыток пиара со стороны других силовиков. Мнение в парламенте по этому поводу также разделились - оппозиция против инициативы генпрокурора, а большинство - за.    

Документы и ответы

Марк Твен как-то сказал, что "существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика".  Спорить с Твеном нет смысла. Но и отказываться от цифр было бы неправильно. В распоряжении РБК-Украина оказались данные, которые были предоставлены ряду иностранных посольств от отечественных силовых структур, в частности, от Генеральной прокуратуры Украины. В них идет речь о борьбе с коррупцией в 2016 году.

Для полноты картины мы отправили запрос с уточняющими вопросами в НАБУ на туже тему, однако получить подтверждения ниже изложенным цифрам не удалось. В НАБУ посчитали ряд вопросов не относящимися к компетенции Бюро, либо такими, на которые не распространяется закон о доступе к публичной  информации и перенаправили его в ГПУ, СБУ и Нацполицию.

Если верить полученным данным, борьба с коррупцией в стране идет лучше, чем год назад. За 2016-й год  в суд, с обвинительными актами, направлено 1193 уголовных производств по коррупционным преступлениям. 614 из них (более 50%) - были направлены от органов прокуратуры. Остальные - от других правоохранительных органов - НАБУ, СБУ, Нацполиции. По результатам следственной работы, прокуроры установили убытков по этим делам на сумму более 600 миллионов гривен. Возмещено - 117 миллионов гривен, еще на 83 миллиона  гривен наложен арест.

Прокуроры, судя по аналитическим документам, с которыми ознакомились послы, своей работой гордятся. В списке резонансных дел оказалось и дело, которое вело Главное следственное управление (ГСУ) в отношении бывших руководителей "Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины", которые завладели госредствами на сумму более 177 миллионов. И задержание военными прокурорами первого замглавы Николаевской облгосадминистрации при получении взятки в 90 тысяч долларов,  и дела времен Виктора Януковича, например, так называемое дело "Клименко-Курченко". На нем стоит остановиться подробнее.

На сегодняшний день по этому делу в суд отправлено пять обвинительных актов в отношении "участников преступных организаций", организаторами которых, по версии ГПУ, являются бывший министр доходов и сборов - Александр Клименко - и харьковский бизнесмен - Сергей Курченко.  По их делу было проведено более 120 обысков, изъято наличными свыше 5 миллионов гривен, задержано 13 человек, для которых суд избрал разные меры пресечения - от ареста до выхода под залог. Максимальная сумма залога - 450 миллионов гривен.  Он был определен для бывшего заместителя председателя правления НАК "Нафтогаз Украины" - Александра Кацубы.  Помимо этого, был наложен арест на движимое и недвижимое имущество на общую сумму свыше 1 миллиарда гривен. При этом 500 миллионов гривен - это имущество, принадлежащее одному человеку - бывшему первому заместителю председателя Государственной налоговой службы - Андрею Головачу.

Первый подход к идее

Не является большим секретом, что между ГПУ и НАБУ есть противостояние по поводу расследования коррупционных дел. Если коротко,  прокуроры возмущаются тем, что начав какое-то коррупционное расследование, они должны передать его в НАБУ. Возможен и другой вариант - раскрытие дела, которое ведет НАБУ, проводится силами других правоохранительных органов.

Согласно имеющимся в распоряжении РБК-Украина данным, из 312 подследственных Антикоррупционному бюро дел, следователями прокуратуры расследуется 146 дел, Национальной полиции - 155, СБУ - два. То есть, не НАБУ расследуется 303 дела.  "Почему полицейский, который получает в разы меньше чем детектив НАБУ, должен выполнять его работу?!", - возмутился в разговоре с РБК-Украина один из высокопоставленных представителей Нацполиции.

У прокуроров есть еще одна претензия. "Представь себе такую ситуацию. Приходит человек в НАБУ, пишет заявление о коррупционном преступлении. Они ее принимают, фиксируют, а потом отправляют нам", - сетует один из представителей ГПУ, по данным которого с июня 2015 года и по сегодняшний день таких обращений было передано около 1000.

Выяснение отношений между ГПУ и НАБУ идут, в основном, в СМИ и через публичные заявления. 28 сентября состоялось заседание парламентского комитета по правоохранительной деятельности, на котором генпрокурор Юрий Луценко заявил, что монополия на расследование коррупционных дел ведет к снижению эффективности этой борьбы.  "В стране так много преступности, что отдавать исключительное право на борьбу с проявлениями высокопоставленной преступности одному небольшому правоохранительному органу -  неэффективно, - пояснил глава ГПУ . - Мы ни на йоту не уменьшаем полномочий НАБУ… Но параллельно, если на этих же должностных лиц (которые могут подозреваться в совершении коррупционных преступлений, - ред.) выходит полиция, фискалы или прокуроры, то эти дела, по решению генпрокурора, могут оставаться в этих органах. При этом НАБУ как имело, так и будет иметь право это дело истребовать себе".

Через два дня, 30 сентября, на сайте НАБУ появилось заявление директора Бюро Артема Сытника, из которого следует, что если право расследования коррупционных дел передать другим правоохранительным органам, то это приведет к хаосу.  "Действующее законодательство четко оговаривает, какие правонарушения должно расследовать Национальное антикоррупционное бюро. Предложенные вероятные изменения в УПК Украины, освещенные в средствах массовой информации со ссылкой на генерального прокурора, вместо слаженной работы правоохранительных органов по разоблачению фактов коррупции, могут привести к хаосу", - говорится в сообщении .

Что предлагает генпрокурор

"Действующее законодательство позволяет НАБУ забрать какое-либо производство, возбужденное ГПУ, МВД, СБУ, ГФС, и никто им в этом не может помешать, и мы не собираемся эту норму отменять", - рассказал РБК-Украина генпрокурор Юрий Луценко.

По его словам, сейчас идет "дискуссия" относительно возможности ведения коррупционных расследований, при "сохранении полной независимости НАБУ".

"Если НАБУ оставит за собой монополию, - это опасно, - рассуждает Луценко. – Давайте вспомним дело народного депутата Лещенко, который подозревается в коррупции. Закон требовал от НАБУ зарегистрировать это дело незамедлительно, проверить, дать правовую оценку и, в случае отсутствия состава преступления, закрыть производство. Но, учитывая дружеские отношения господина Лещенко и НАБУ, производство не было зарегистрировано. Вместо этого была проведена несуществующая в законодательстве "доследственная проверка", и дело было отправлено в Нацагентство по противодействию коррупции. Скорее всего, все закончится административной ответственностью депутата. Относительно фамилий - я считаю, что в нашей стране, где коррупция и кумовство все еще распространены, монополия НАБУ на следствие опасно. Как, в свое время была опасна монополия ГПУ, точно также несет в себе угрозу и монополия НАБУ.  Здоровое состязание двух систем мне кажется более логичным и правильным.

О том, что народный депутат Сергей Лещенко купил квартиру в 192 квадратных метра в Киеве, за 7,5 миллионов гривен стало известно в сентябре. 19 сентября НАБУ сообщило, что "не нашло признаков уголовного правонарушения в приобретении квартиры народным депутатом Сергеем Лещенко".  "Установлено, что денежные средства были получены из нескольких источников: заем от Алены Притулы; депозитные средства со счета матери, собственные средства и средства от гражданской супруги Анастасии Топольской, - говорится в заявлении НАБУ - Проверка информации о доходах Лещенко с 1998 года показала, что народный депутат мог накопить достаточно средств для приобретения жилья.  Учитывая результаты анализа указанных источников, оснований для начала расследования по статье 368-2 Уголовного кодекса Украины ("Незаконное обогащение") отсутствуют, поскольку народный депутат предоставил информацию, которая подтверждает законность оснований для приобретения актива - квартиры".

Юрий Луценко предлагает свой алгоритм расследования коррупционных дел. НАБУ может открывать любое производство и даже забирать уже открытое производство у других силовиков. Следствие остается независимым, и даже генпрокурор о его результатах будет узнавать только в суде. Не сможет генпрокурор и забирать дела у НАБУ или Специализированной антикоррупционной прокуратуры.  В тоже время, если какой-либо из следственных органов, будь то СБУ или Нацполиция, вышли на  вынесение подозрения или задержание - глава ГПУ может  оставить дело в этом правоохранительном органе до окончания расследования. Но даже в таком случае НАБУ, если это дело его заинтересовало, может забрать его себе.

Есть у Луценко и еще одно предложение. НАБУ должно сконцентрироваться на раскрытии дел высокопоставленных коррупционеров, оставив тех кто "помельче" другим структурам.

"Есть два варианта, - говорит Юрий Луценко. - Первый. Полностью передавать НАБУ все производства по коррупции. В таком случае, детективы будут перегружены, и следствие, по большому счету, остановится, поскольку, по закону, любое злоупотребление на сумму свыше 30 тысяч долларов относится к подследственности НАБУ, а это - тысячи дел. И второй вариант, который мне ближе: НАБУ занимается высокопоставленными коррупционерами, теми, кто руководит страной". 

Группы по интересам

Сейчас в НАБУ работает 203 детектива, сообщили РБК-Украина в Бюро.  Инициативу генпрокурора  там считают неконструктивной, подрывающей независимость НАБУ, подозревая, что ее следствием станет пиар со стороны правоохранительных органов.

"Сейчас, если оперативные подразделения какого-либо правоохранительного органа выявляют признаки правонарушения, они обязаны направить соответствующие материалы в тот правоохранительный орган, к которому за подследственностью (согласно ст. 216 УПК, - прим. ред.) относится совершенное преступление. Отказ от этого четкого правила в пользу декларируемой идеи (генерального прокурора Юрия Луценко, - ред.) позволит оперативным подразделениям всех правоохранительных органов (ГПУ, Национальной полиции, Государственной фискальной службы, СБУ, - прим. ред.) направлять материалы задокументированных преступлений, расследование которых относится к компетенции НАБУ, на собственное усмотрение, в зависимости от отношений с определенными следственными подразделениями, пренебрегая требованиями подследственности, - говорится в ответе НАБУ на запрос РБК-Украина. - По мнению директора Бюро, это приведет к тому, что правоохранительные органы, вместо того, чтобы делать свое дело, будут заниматься тем, что начнут активно регистрировать криминальные производства в отношении министров и губернаторов (что является подследственностью НАБУ, - прим. ред.) ради пиара. Такой подход подрывает базовые основы функционирования Национального антикоррупционного бюро, одной из которых является его независимость. Напоминаем, что НАБУ создано по требованию общества после Революции Достоинства в ответ на невозможность правоохранительной системы побороть коррупцию во власти".

Предсказуемо, инициативу Юрия Луценко поддерживают депутаты коалиции и не поддерживают в оппозиции.  Народный депутат Антон Геращенко («Народный фронт») исходит из того, что работа правоохранительных органов гораздо сложнее, чем законодательство, которым они регулируются. "Например, СБУ ведет дело некоего шпиона. В ходе его прослушивания выясняется, что его друг - большой коррупционер, и начинается сбор данных по этому коррупционеру. Согласно действующему УПК, если в ходе расследования одного преступления, обнаруживается другое, то именно этот орган и обязан немедленно это преступление задокументировать. Если при расследовании преступления, его материалы будут передаваться в другой правоохранительный орган, то будет теряться качество расследования, будет потеряно время. Поэтому, есть уникальные случаи, когда тот орган, который выявил коррупционное преступление, должен им в дальнейшем и заниматься. -- рассуждает Антон Геращенко. - А есть другая история. Если НАБУ вытребовало себе какое-то дело, то тогда НАБУ обязано это дело передать в суд или закрыть. Уже были случаи, когда НАБУ забирало дело, изучало и возвращало обратно. Такие случаи порождают безответственность, "футбол" между правоохранительными органами".

Представители парламентского меньшинства объясняют несогласие с предложением генпрокурора теми же причинами что и в НАБУ. В его инициативе они видят попытку реванша, возврата к тем временам, когда ГПУ обладала монополией на расследование коррупционных преступлений. 

"Коррупция разъела Генпрокуратуру. Для того, чтобы исправить ситуацию, мы создали Специальную антикоррупционную прокуратуру - по сути, не просто новую, а еще и независимую от генеральной. И эта Антикоррупционная прокуратура вместе с Антикоррупционным бюро начала преследовать коррупционеров. Не так хорошо, как мне бы хотелось, но точно она это начала, в отличие от Генеральной прокуратуры, которая и дальше все имитирует. И теперь генеральная прокуратура говорит: "Нет. Мы тоже хотим иметь право забирать дела, которые есть у Антикоррупционной прокуратуры". Простыми словами: коррупционеры просят разрешить им помочь антикоррупционерам бороться с коррупцией, - заявил РБК-Украина глава парламентского комитета по борьбе с коррупцией Егор Соболев. - Я считаю, что это очень плохая идея, которая позволит Генпрокуратуре забирать те дела у НАБУ и САП, которые ставят под угрозу, например, окружение президента Порошенко или других важных столпов клептократии. А дальше мы знаем, что происходит с делами, которые забирают: пост Луценко на своей странице в Фейсбук, красивое видео по телевидению, и через год дело умирает".

В "Батькивщине" предлагают придерживаться действующего закона и ничего не менять, апеллируя к тому, что, когда право находиться в ручном управлении, то это всегда заканчивается плохо.  "Я считаю, что надо выполнять закон, где четко записано, что это (определение подследственности, - ред.) не может делаться в ручном режиме. Есть четкий перечень дел, которые прямо направляются в НАБУ и перечень дел, в том числе по коррупционным преступлениям, которые расследует Генеральная прокуратура, - заявил РБК-Украина замглавы фракции "Батькивщина" - Сергей Соболев. - Если мы это позволим делать кому-либо в ручном режиме, это закончится очень плохо. Каждый орган хочет влиять на наиболее резонансные дела. Верховная Рада определила, что это (коррупционные преступления, - ред.) вопрос, который рассматривается исключительно НАБУ. Поэтому извините. "Кесарю - кесарево" -  в данной ситуации, чтобы не было никаких манипуляций,  те вопросы, которые находятся в ведении НАБУ, должны попадать в НАБУ".

По большому счету, пока идея Юрия Луценко остается идеей: никаких изменений в 216 статью УПК еще не внесено, специального заседания профильного комитета по этому вопросу не было. Впрочем, не исключено, что еще до конца года она будет рассмотрена депутатами. Однако это во многом зависит от спикера Андрея Парубия, который контролирует вопрос формирования повестки дня.

On Top