Юрий Аристов: Мы не можем допустить дефолт, это существенно притормозит восстановление экономики

Понедельник 13 апреля 2020 08:05
Юрий Аристов: Мы не можем допустить дефолт, это существенно притормозит восстановление экономики
Фото: Юрий Аристов (facebook.ocm)

В конце марта Верховная Рада не поддержала "антикризисные" изменения в госбюджет на 2020 год, связанные с необходимостью усилить борьбу с пандемией коронавируса и сократить расходы из-за надвигающегося экономического кризиса. Многие депутаты обвинили Министерство финансов в слишком жестком урезании расходной части, а конфликт из-за секвестра даже назвали одной из основных причин отставки министра финансов Игоря Уманского.

Сегодня ситуация выглядит значительно оптимистичнее. 11 апреля парламентский комитет по вопросам бюджета рекомендовал Раде принять новые поправки. Глава бюджетного комитета Юрий Аристов в интервью РБК-Украина рассказал, что у комитета и министерства практически не осталось разногласий по поводу новой версии секвестра, и на ближайшем заседании парламента документ может быть рассмотрен и принят в целом.

- В эту субботу комитет рекомендовал парламенту принять новую версию поправок в бюджет. Какие отличия от начального варианта?

За основу был взят документ, разработанный Министерством финансов в марте. При этом основные показатели доходов, расходов и дефицита согласованы с Международным валютным фондом.

Изначально изменениями в бюджет предполагалось сокращение всех расходов на развитие, оставив только потребление – зарплаты, социально-защищённые статьи, оборона, медицина. Сокращение должно было коснуться дорог, расходов местных бюджетов на строительство, а также урезания всех инвестиционных проектов на 70-100%.

- Сокращать расходы на развитие — тоже конкретное требование МВФ?

Как мы внутри распределяем эти ресурсы, МВФ мало интересует. Страна должна показать, как она будет выходить из кризиса и рассчитываться по кредитным обязательствам. Дефицит это сумма, которой не хватает для покрытия расходов, необходимых для борьбы с пандемией коронавируса и выхода из экономического кризиса. Таким образом, нам пришлось увеличить дефицит для того, чтобы покрыть наши возможные расходы в период пандемии. И до сих пор мы точно не можем представить, какими будут эти расходы. Сегодня, по предварительным расчетам, мы остановились на сумме 64,67 млрд грн.

Когда в марте парламент получил предложения Кабмина, многим депутатам и комитетам Рады, представляющим, в частности, гуманитарное направление, было сложно согласиться с сокращением расходов развития по большинству бюджетных программ. Мы понимаем, что во время карантина спортивных соревнований нет, культурно-массовых мероприятий – тоже нет, кинотеатры и театры закрыты. Но подготовка спортсменов продолжается, сценарии к фильмам пишутся, книги издаются, а музеи строятся. Жизнь в образовательной, спортивной и культурной сферах продолжается, просто не в той активной фазе, к которой мы привыкли.

Поскольку подготовка изменений в бюджет происходила на фоне быстро меняющихся обстоятельств (пандемия, падение экономики, смена руководства министерства финансов), то могли быть допущены серьезные ошибки, например, сокращение расходов по защищенным статьям бюджета. Поэтому есть большой позитив в том, что первоначальная редакция изменений в бюджет так и не была принята. У нас появилось время на доработку показателей бюджета и рассмотрение предложений, с которыми к нам обратились депутаты, комитеты и основные распорядители бюджетных средств.

Уже с новым министром Сергеем Марченко и с новой командой Минфина мы сбалансировали бюджет и нашли ресурс для максимального сохранения расходов гуманитарного направления, которые озвучивались депутатами и в СМИ. Не на 100%, но значительной их части.

- За счет каких источников появился ресурс для сохранения этих расходов?

В первую очередь, это - дивиденды Национального банка - порядка 2 млрд грн дополнительно. На базе сэкономленных расходов госбюджета формируется стабилизационный фонд, направленный на борьбу с коронавирусом. Если в будущем возникнет вопрос нехватки финансирования в той или иной отрасли, то у Кабинета министров при участии бюджетного комитета будет возможность дофинансировать такие отрасли. Такой механизм заложен изменениями в закон о госбюджете.

У нас будет возможность финансировать напрямую местные бюджеты для достройки уже частично готовых объектов. Если же последствия пандемии окажутся критичными для какого-то конкретного региона, то у нас будет возможность выделять средства для борьбы с ними непосредственно в местные бюджеты.

- Изначально предлагалось, чтобы размер стабфонда составлял 123 млрд грн. Что сейчас изменилось, и почему его уменьшили до 64,67 млрд грн?

В первой версии проекта изменений в бюджет были максимально сокращены статьи расходов, связанные со строительством дорог и реализацией проектов государственного фонда регионального развития. Все, что дает посыл создавать рабочие места, нужно развивать, а не сокращать особенно во время мировых кризисов, тем более - усиленных эпидемией. Поэтому мы полностью сохранили программу президента Украины "100 школ, 100 садиков, 100 спортивных площадок", восстановили изначальные расходы по дорожному строительству, а также финансирование в размере 4,9 млрд грн на проекты фонда регионального развития. Собственно, поэтому нам и пришлось часть средств срезать с фонда борьбы с коронавирусом.

Также на уменьшение размера стабфонда повлияли ранее принятые решения Кабмина профинансировать специальные социальные программы. Речь идет о пособии в размере 1 тыс. грн социально незащищенным гражданам, о помощи гражданам возраста 80+ лет, а также про надбавки к зарплатам медикам, которые сейчас находятся на передовой жесткой борьбы с пандемией. Решения по этим программам были приняты ранее, поэтому перебрасывать средства с программы на программу не было смысла. В целом, речь идет о более 10 млрд грн для пенсионеров и социально незащищенных граждан, а также 15,8 млрд грн на надбавки медикам.

- Стабфонд и ручное управление со стороны Кабмина — это всегда риски злоупотреблений. Как их избежать?

Конечно, любой министр финансов, да и новый глава Минфина тоже, был бы только рад, если не будет необходимости переводить бюджет в "ручной режим". Это - всегда огромные риски и ответственность, в особенности – в случае проверки правоохранительными органами правомерности принятия решений по тем или иным программам финансирования в условиях чрезвычайной ситуации. Однако никто не может спрогнозировать заранее, как будет развиваться ситуацию с пандемией, и будет ли у парламента возможность экстренно собираться в случае необходимости. Поэтому инструмент ручного управления стабфондом по борьбе с коронавирусом Кабмином по согласованию с бюджетным комитетом – единственное разумное решение на случай, если Рада не сможет собраться, когда этого будет требовать ситуация.

При этом мы сохранили парламентский контроль: каждый платеж по стабфонду будет приниматься Кабинетом министров только по согласованию с Комитетом по вопросам бюджета. Если же не сможет собраться сам бюджетный комитет, то такое решение Кабмина будет согласовывать Согласительный совет Рады во главе со спикером или его заместителем.

Конечно, вероятность злоупотреблений есть всегда. Но для этого существуют правоохранительные органы, для этого есть аудиторская служба, Счетная палата, есть общественный контроль. Мы надеемся, что этого будет достаточно, чтобы исключить непрозрачность в данной ситуации.

Юрий Аристов: Мы не можем допустить дефолт, это существенно притормозит восстановление экономики

- В предыдущей версии предложений по секвестру были существенно урезаны расходы на дорожное строительство. Что будет с ними?

- В новой версии проекта изменений в бюджет остались на том же уровне показатели доходов, как и в действующем законе на 2020 год. Существует формула наполнения Дорожного фонда. В случае ее изменения пришлось бы повторно проводить тендеры, согласовывать техническую документацию на новые суммы. В связи с этим, чтобы не останавливать дорожное строительство на несколько месяцев и не перечеркнуть работу, уже проведенную "Укравтодором", не менять паспорта программ, нами была исправлены формула и подходы к дорожным налогам (акциз на топливо, пошлины на импортные автомобили и т.д.). Решением Комитета мы отстояли цифры, которые изначально были заложены в бюджете, тем самым, не изменяя суммы распределения Дорожного фонда, а это напомню: 60% на ремонт дорог государственного значения, 35% - на ремонт местных дорог и коммунальной собственности, а также 5 % - на безопасность движения.

Мы решили не ломать структуру и вернули сумму расходов на изначальные показатели. Дорожное строительство останется в том объеме, который был анонсирован президентом и "Укравтодором". Тем более, что это - те самые рабочие места и инвестиции в развитие инфраструктуры, которые в кризис поддержат экономику на плаву.

- Кроме денег от МВФ, какие еще источники покрытия увеличенного дефицита запланированы в бюджете?

Кроме МВФ, будут и другие кредиторы, ориентирующиеся на подписанную с Фондом программу. Те кредитные средства, которые предоставляют международные финансовые организации, — это наиболее доступный и наиболее дешевый ресурс на сегодняшний день. В случае, если будет подписано соглашение с МВФ, Украина, помимо собственно кредита МВФ, сможет дополнительно получить более 1 млрд долларов от других международных организаций – Мирового банка, ЕС и ЕБРР, в том числе – льготный кредит в размере 500 млн евро от ЕС. Это станет мощным позитивным сигналом и для других потенциальных кредиторов.

- Многие государства запустили программы поддержки бизнеса в кризис, таким образом стимулируя не только сохранение рабочих мест, но и дополнительное поступление налогов, определенный уровень потребления. В Украине предполагается внедрение аналогичных инструментов?

Во-первых, сам стабфонд предполагает финансирование имеющих системообразующее значение для экономики коммерческих предприятий в случае, если эти предприятия будут нуждаться в финансовой поддержке и для сохранения их ликвидности. Например, это такие компании как МАУ, которая сейчас находится на грани выживания. Авиасообщение практически не работает, и тысячи людей остались без работы. Государство будет иметь техническую возможность спасать такие компании путём выкупа корпоративных прав. Также будет финансироваться государственный сектор там, где это стратегически важно. Кроме того, у нас есть возможность прямой поддержки местных бюджетов. Средства программ соцэкономразвития мы сейчас повсеместно переориентируем на борьбу с пандемией, и они будут распределяться по регионам пропорционально количеству населения для адресного использования. Если нужны будут дополнительные ресурсы для обеспечения ограничительных мер, если будет изоляция каких-то населённых пунктов, блокпосты или другие затраты, которые сейчас трудно спрогнозировать, – то у стабфонда будет возможность их оплачивать.

По поводу экономических мер – сейчас президент дал задачу разработать алгоритмы компенсации ставок по банковским кредитам для малого и среднего бизнеса. Возможности программы "5-7-9" будут расширены, и деньги на нее могут быть перенаправлены не только на то, чтобы гасить проценты, но ещё и корректировать или частично компенсировать тело кредита, частично финансировать выплаты зарплат.

Пакет таких предложений сейчас разрабатывается, он будет предложен на утверждение Кабмина и президента.

- Как вы относитесь к идее количественного смягчения - допэмиссии денег, как в США, для поддержания экономики?

Я отрицательно отношусь к эмиссии денег, это приведет к инфляции, росту цен и усилению паники, особенно в период пандемии, когда и так хватает внешних раздражителей. Для жизни людей нужно создать такие условия, чтобы они понимали: государство держит ситуацию под контролем. Для этого нужно предоставлять ресурс бизнесу в виде стартового капитала, а также компенсировать кредитные ставки, а бизнес уже через зарплаты будет возвращать деньги в экономику, стимулируя потребление.

- Есть ли приоритеты по отраслям, регионам, видам бизнеса, которые могут претендовать на такую поддержку?

В первую очередь мы будем ориентироваться на импортозамещение. Все, что создается в Украине, будет приоритетом. Сейчас мы возвращаемся к идее создания больших технопарков. И государство должно стать их инициатором, выбирая локации, чтобы привлекать бизнес участвовать в региональных проектах вместе с государством в виде частно-государственного партнерства.

Мы обсуждали эти идеи с губернаторами, в том числе - как избежать повторения негативного опыта свободных экономических зон 15-20 летней давности. Также высказывалась идея форсировать принятие закона об игровом бизнесе, чтобы развивать депрессивные регионы и создавать искусственный интерес инвестировать в "безналоговые гавани".

Но в большинстве случаев мы говорим о необходимости новой индустриализации, поскольку это сразу дает мультиплицирующий эффект на социальную сферу и на инфраструктуру. Сразу же мы получаем дополнительные рабочие места. Мы рассчитываем, что Кабмин в ближайшее время предложит подобные шаги в своей программе деятельности.

- Вы считаете, что кризис - удачное время для новой индустриализации?

Кризис — это время для возможностей и новых начинаний. Я вижу роль государства как партнера в поддержке малого и среднего бизнеса кредитными ресурсами любые их начинания. Ненормально, когда у нас экономика завязана всего на десятке промышленных групп, и когда одна из них по разным причинам уходит с рынка или банкротится, то это сразу же существенно расшатывает финансовую систему целой страны.

- Какой запас прочности есть у системы госфинансов на случай развития пандемии? За счет каких ресурсов планируется его укреплять?

В кризисное время есть несколько положительных трендов для таких стран, как Украина. Во-первых, дешевеет стоимость энергоресурсов – газа и нефти. Во-вторых, существенно дешевеют кредитные ресурсы и долговые обязательства. Это хорошее время для ускоренного погашения наших долгов и перекредитования на более выгодных условиях. Конечно, у нас есть определенная группа лиц, которая призывает не выплачивать свои обязательства и выйти из большой финансовой семьи. Но нужно понимать, что подобное безответственное поведение просто приведет нас к невозможности вообще брать в долг в кризис. Поэтому нашему государству нужно выполнять все взятые на себя обязательства и использовать все возможности международного сотрудничества. Мнение о том, что нам просто стоит отказаться платить – ложно. В таком случае, отношения со всеми международными партнерами будет разрушены, и Украина окажется в международной изоляции - в условиях распространения коронавируса, войны на востоке и глобального экономического кризиса.

- Сегодня рассматривается новая реструктуризация долгов перед международными кредиторами, как это было в 2015 году?

Нет, сегодня мы выплачиваем и будем выплачивать все наши внешние долги. Мы идем на новую программу сотрудничества с МВФ, поэтому "план Б" пока подключать нет необходимости. Мы не должны допустить дефолта, это притормозит восстановление экономики. Даже если Украина не выплатит долг в 2020 году, возвращать его все равно придётся, вопрос только времени. Восстанавливаться быстрее будут те страны, которые пройдут кризис без дефолта, они в первую очередь получат и новые инвестиции, и новые рынки.

Юрий Аристов: Мы не можем допустить дефолт, это существенно притормозит восстановление экономики

- Экс-министр финансов Уманский говорил о проблеме конвертационных центров, занижения уплаты НДС и других налогов на уровне 5-10 млрд грн в месяц. Есть ли видение, как эти деньги вернуть в бюджет в условиях значительного недобора по доходам?

- За те месяцы, что мы находимся у власти, дискуссия о борьбе с конвертационными центрами, контрабандой и "серым" импортом не прекращается. Мы трезво оцениваем ситуацию: у нас сегодня нет больших ресурсов для полной автоматизации контроля в налоговой и таможенной сферах. Да и менталитет людей, работающих в этих органах, не поменяешь за один день. Над контролерами нужно ставить других контролеров, а над ними - еще других, и так до бесконечности.

Есть несколько путей для решения проблемы. Например, для борьбы с контрабандой мы приняли закон о режиме совместного транзита. Нам осталось подключиться и стать участником системы – NCTS, новая компьютеризованная транзитная система, которая объединяет 35 стран европейского региона.

Что касается нелегального оборота сигарет и спирта, то единственным решением будет внедрение электронных марок, которые позволят отслеживать товар от импорта до розничного магазина. Все эти программы находятся в стадии разработки.

Кроме того, необходимо всё-таки вернуться к идее Бюро финансовых расследований, которое позволит получать аналитику данных по секторам, где происходят правонарушения. Думаю, что сейчас можно форсировать принятие этого закона, поскольку вопрос повышения доходной части бюджета стоит крайне остро. И, по нашим ожиданиям, эффект как раз и должен быть примерно 5-10 млрд грн в месяц.

- По вашим прогнозам, когда правки в бюджет могут быть вынесены в парламент?

По нашему графику заседание должно быть в понедельник, 13 апреля. Мы надеемся, что уже тогда проголосуем за бюджет. Макропоказатели остались такими же, как нам предложил Кабмин изначально в своем проекте о секвестре бюджета. Все возможные пожелания гуманитарного блока мы учли, а последующие изменения уже будут проходить после того, как заработает Стабфонд борьбы с коронавирусом. Условия будут существенно меняться, только если эпидемия начнет распространяться с неконтролируемой скоростью, и будет введено чрезвычайное положение.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь