Юнжчи Чен: Урегулирование кризиса с "зеленым" тарифом не должно проходить за счет дискриминации инвесторов

Среда 27 мая 2020 12:50
Юнжчи Чен: Урегулирование кризиса с "зеленым" тарифом не должно проходить за счет дискриминации инвесторов
Фото: Юнжчи Чен (пресс-служба)

Правительство в очередной раз планирует снижение "зеленых" тарифов, которые внедрялись для стимулирования развития возобновляемой энергетики. В частности, согласно представленному недавно проекту Меморандума между Министерством энергетики и окружающей среды с одной стороны и участниками рынка с другой, предлагается снизить "зеленый" тариф для солнечных электростанций, введенных в эксплуатацию до 2020 года, на 15%, после - на 2,5%.

Ретроспективное снижение тарифов для существующих объектов происходит в Украине не впервые. В 2015 году "реструктуризацию" тарифа на 44% провели для солнечных станций китайской госкорпорации CNBM. Таким образом, планируемое снижение "зеленого" тарифа будет уже вторым за время работы компании в Украине.

В интервью РБК-Украина представитель китайской государственной корпорации CNBM New Energy Engineering Юнжчи Чен рассказал о ситуации с инициативой правительства по снижению "зеленых" тарифов и том, почему инвестиционный климат в стране под угрозой.

- Принимала ли CNBM участие в обсуждении представленного министерством проекта Меморандума? Учитывались ли ваши предложения?

- Нет, несмотря на то, что CNBM является одним из крупнейших игроков на рынке солнечной энергетики в Украине, игроком, который первым поверил в "зеленую" энергетику в Украине и, который первый ощутил на себе снижение тарифов, нас не приглашали на заседания рабочих групп и не спрашивали нашего мнения об очередном понижении тарифов.

Мы считаем такую инициативу дискриминационной по отношению к китайскому бизнесу, поскольку наша компания единственная, которую понижение тарифов уже коснулось в 2015-16 году.

Напомню, тариф был снижен исключительно для СЭС мощностью более 10 МВт, то есть только для 10 наших объектов. Авторы закона хотели видеть за спиной китайской госкорпорации, которая входит в список 500 крупнейших компаний мира, руку кого-то из бывших чиновников Украины. Мы с документами на руках доказывали, что это не так, но нас не хотели слушать и не услышали – в результате тариф исключительно для наших станций был снижен на 44%.

- Правительство подчеркивает, что снижение тарифов для возобновляемых источников даст возможность сбалансировать, прежде всего, финансовую ситуацию в отрасли за счет экономии нескольких миллиардов гривен на выплатах инвесторам. Это похоже на здравую идею в условиях кризиса. Почему для вашей компании это кажется дискриминацией?

- Начать необходимо не с решения проблем в отрасли, а с понимания почему эти проблемы возникли и что стало причиной кризиса. Для этого достаточно посмотреть на динамику роста мощностей возобновляемой энергетики в Украине. И мы увидим, что в 2018 и, особенно, в 2019 году произошел резкий скачок в количестве вводимых мощностей. Это сопровождалось существенным падением стоимости основного генерирующего оборудования (в солнечной энергетике - это фотогальванические элементы). Мы являемся крупным производителем и на практике знаем, что за последние годы стоимость оборудования упала более чем в 4 раза, а если сравнивать с 2011-2012 годом – то более чем в 6-8 раз. И это на фоне неизменного "зеленого" тарифа, установленного еще в 2016 году. Очевидно это привело к немедленному "перегреву" отрасли при бездействии властей в 2018-2019 годах – результаты чего мы и видим сейчас.

Указанные мной факты общеизвестны, публично обсуждаются и даже указаны в меморандуме, который обсуждает Министерство энергетики.

Коллективно искать выход из сложившегося кризиса является, как Вы говорите, здравой идеей - однако в текущих реалиях предлагается выход искать исключительно за счет инвесторов. Обсуждается модель уменьшения гарантированного тарифа, но не предлагаются встречные шаги с других сторон: идея о продлении сроков действия тарифов уже не обсуждается, а послабления со стороны банков даже не были на повестке дня. Все предлагают уменьшить доходы инвесторов, но никто не предлагает пропорционально списать долги банков или уменьшить ставки финансирования.

Что касается дискриминации по отношению к нам – то тут тоже все очевидно. Начнем с того, что компания CNBM и ее объекты в Украине никакого отношения к создавшейся ситуации не имеют. Мы построили последний объект в 2013 году и после этого не инвестировали в новые проекты – то есть не участвовали в резком росте мощностей в последние годы, что и привело к кризису. Оборудование на наших объектах было куплено по ценам 2011-2012 года, которые были более чем в 6-8 раз выше нынешних. Соответственно и тариф, который тогда внедрялся, должен был покрывать более высокие затраты на основные фонды. Из этих же показателей рассчитывалась окупаемость проекта, кредитование и т. д. А главное - в 2015 году избирательно снизили тариф только для наших компаний, и снизили на 44%.

А теперь, когда оборудование резко стало дешеветь, обнаруживаются перекосы в энергосистеме из-за отсутствия своевременной реакции властей и возникает необходимость уменьшения тарифов в этот раз уже для всех игроков.

При этом после снижения тарифа мы провели реструктуризации с банками и продолжаем исправно платить по кредитам, выплачиваем зарплаты, налоги, реализуем социальные проекты. Повторное снижение тарифов для наших СЭС сделает дальнейшую реструктуризацию невозможной и приведет к банкротству наших компаний и невозврату кредитов банкам.

- Какие шаги вы предприняли со своей стороны, чтобы донести свою позицию?

- Мы направили соответствующие письма законодательной власти – в профильный комитет, исполнительной власти – в Офис президента, премьер-министру Украины, Министру энергетики - где четко выразили нашу позицию о невозможности и несправедливости повторного снижения тарифов для наших активов. Но все же надеемся на личные встречи. Кроме того, насколько нам известно, аналогичное письма также было направлено Китайской торговой ассоциацией, как крупнейшим объединением китайского бизнеса в Украине, и "Ощадбанком", где обслуживается наш крупнейший кредит.

К слову, для "Ощадбанка" потенциальная потеря платежеспособности одним из крупных заемщиков может обернуться серьезными последствиями. Мы только за 2019 год выплатили банку 436,4 млн грн. процентов и 139,5 млн грн. тела кредита. После 2015 года мы уже один раз реструктуризировали свою задолженность. Банк должен был сформировать под такую "проблемную" задолженность дополнительные резервы. При условии снижения тарифов остаток долга придется реструктуризировать еще раз, и явно на более длинный срок, чем до 2029 года. А это неприемлемо ни для нас, ни для банка, поскольку ставит под угрозы интересы и вкладчиков, и государства.

- Какая сегодня альтернатива сокращению расходов на "зеленую" энергетику для правительства?

- Мы рассматриваем эту ситуацию не столько с точки зрения энергетики, сколько с точки зрения отношения к иностранным инвесторам в целом и к китайским в частности. Тарифы - это обязательства Украины перед инвесторами. Их снижение (при наличии гарантии неизменности до конца 2029 года) - невыполнение этих обязательств. И вот на одной чаше весов у нас экономия от невыполнения обязательств и потеря репутации надежного партнера для иностранного бизнеса, а на другой - защита инвесторов, понятные и равные для всех правила игры и возможность привлекать еще больше средств из-за границы. Выбор кажется очевидным, но не для всех участников процесса.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь