Реформа наносит раны:

как выживает сельская медицина в Украине

В селах проблема с устаревшим медицинским оборудованием в амбулаториях видна ярче В селах проблема с устаревшим медицинским оборудованием в амбулаториях видна ярче

Реформа в сфере медицины практически всегда болезненно воспринимается украинцами. Последнее новшество - создание госпитальных округов в 12 регионах -  вызвало много возмущений именно в селах. Местные жители боятся закрытия последних больниц в селах, что подтолкнуло их к проведению митингов и протестов, например, в Винницкой области. Однако не во всех селах состояние медицины плохое и среднестатистическую картину нарисовать сложно. Если речь идет о близких к столице населенных пунктах, то туда врачи не отказываются ехать, и состояние амбулаторий на приличном уровне. Но чем дальше от Киева, тем больше заметен дефицит врачей, лекарств и оборудования. 

Дополнительные проблемы появились после реорганизации сельских больниц в амбулатории. Людям сложно привыкнуть, что для лечения серьезных болезней им нужно добираться в ближайшую райбольницу, тратя время и деньги на дорогу.  Но именно в селах ярче всего видны последствия многочисленных попыток реформировать медицину на местах, которые предпринимали несколько десятков министров здравоохранения.  РБК-Украина решило проверить, что сейчас с сельской медициной, что лечат на местах и с какими проблемами сталкиваются сельские медики и их пациенты.  Чтобы поставить "общий диагноз" сельской медицине РБК-Украина проехалось по трем селам Киевской, Житомирской и Черниговской областей. 

Близость к Киеву отдаляет проблемы

Село Гора находится в 15 минутах езды от Киева возле трассы на аеропорт "Борисполь". Благодаря такому удобному расположению село напоминает частный сектор столицы. По официальным данным, в нем проживает 4,5 тыс. человек. Неофициально - на 2 тыс. больше. Среди известных жителей Горы - бизнесмены, судьи и политики, в том числе и народный депутат Татьяна Черновол.

Сельская медицинская амбулатория находится прямо в центре Горы. Но никаких указателей к ней нет, на одноэтажном здании отсутствуют и таблички. Кроме одной - "Аптека".

- Все и так знают, где она находится, - объясняет мужчина, ожидающий на входе в кабинет врача, пока "послушают" его дочь.

Внешне здание выглядит  недавно отремонтированным. Как говорят по-народному - "под евроремонт". Но строительные работы продолжается. К крыше дома уже прикреплен металлический каркас - он будет основой для навеса, под которым можно будет оставлять детские коляски. Из-за продолжающегося ремонта временно и сняли табличку с указанием, что здесь находится амбулатория. Сейчас  заходить внутрь с детскими колясками запрещено. Над написанным от руки объявлением об этом запрете прикреплены две иконы.

Фото: Более шести тысяч жителей села Гора под Киевом обращаются за медпомощью в эту амбулаторию

Помещение по меркам города небольшое. Но как для села - просторное, со свежим "евроремонтом". От хорошего отопления  долго пробыть в зимней куртке в амбулатории невозможно. Прямо возле входа в коридоре в ярко освещенном помещении - небольшая регистратура, в которой едва помещается два человека.

В первой половине дня в амбулатории - очередь где-то на 10 человек. Несколько взрослых ждут Кристину Степановну, чтобы сделать прививку своим детям. Но пока она на вызове.  Кристина Степановна - единственный врач в селе, а также заведующая амбулаторией. В это село попала  четыре года назад по распределению после обучения в Харькове на семейного врача. Должность заведующей подучила через полтора года работы - руководит небольшим штатом из медсестер, регистратора, дворника и оператора отопления.

Через 15-20 минут Кристина Степановна появляется и сразу забегает в кабинет. Когда уходит последний пациент, она без возражений показывает "хозяйство". Она заводит чуть ли не в каждую дверь. Повсюду - чистота и новая мебель. После осмотра первых кабинетов остается впечатление, что находишься в мини-больнице, а не в сельской амбулатории. Здесь есть аптека, гинекологический и стоматологический кабинеты. Последний, правда, не в подчинении Кристины Степановны. В еще одном кабинете - современный холодильник для вакцин. В отдельном помещении - дневной стационар на три кровати, где местные приходят "прокапаться". Рядом на столе - приборы для физпроцедур. Кристина Степановна указывает на коробку - в растворе для дезинфекции лежат шприцы. А после этого демонстрирует иглосжигатель.

- Я не видела ни в одной больнице, в которой она (ведущая шоу "Ревизор" Ольга Фреймут, - ред.) показывала бы, - хвастается врач. - Он включается, запихивается (шприц, - ред.), он прогорает и разрезается.  В результате этот шприц - не только иглу - использовать уже больше никто не может.

В соседнем кабинете стоит новый прибор гемоанализатор для общего анализа крови.

- Он у нас, в принципе, только появился. А неделю назад провели пробу, - рассказывает она, оканчивая экскурсию.

Кабинет для Кристины служит и местом приема пациентов. Кроме "административной части", здесь еще есть кушетка. На ее столе стоит даже баночка с дезинфектором - уже почти пустая. На тумбе - книги о физиологии человека, внутренних болезнях, травматологии, ортопедии и справочник терапевта. В общем, на все случаи.

Когда слышит вопрос о наличии лекарств, сразу подходит к медицинской сумке и открывает ее, демонстрируя набор всего необходимого.

- Я считаю, что у меня есть все для этого - начиная от радикулита и заканчивая снижением температуры и гипертоническим кризисом. Я считаю, что обеспечивается, - она закрывает сумочку и открывает шкафчики с различными лекарствами. - Вот шкафчики также неотложной помощи. Здесь и в дневном стационаре.

Кристина Степановна достает неизвестный небольшой аппарат.

- У меня еще вот такой прибор, называется пульсооксиметр. Измеряет он сатурацию - это насыщение кислородом крови - и пульс, - объясняет она и спрашивает: - Курите?

- Нет, - признаюсь, не понимая причины ее вопроса.

- Сейчас проверим, - говорит она, надевая устройство мне на палец.  - Насыщение кислородом крови - 99. Пульс ваш - 58 ... ну, не нервничаете. Я бы уже понервничала. У вас такая работа ...

altaltalt
Фото: в сельской амбулатории под Киевом - свежий  ремонт и собственный аппарат для анализа крови 

Впечатление об "идеальной" сельской амбулатории улетучивается, когда заходит разговор о загруженности врача. Кристина Степановна принимает до 60 человек. Это только в течение половины приемного дня. Также за день у нее до пяти неотложных вызовов.

- Загруженность большая, - говорит она. - Большое количество населения, конечно, на одного врача. Нужно больше.

В первую очередь, говорит она, нужно иметь больше врачей семейной медицины. Но те, объясняет Кристина Степановна, не хотят ехать в село.

- Из-за того, что государственная зарплата минимальная и необеспеченность жильем. Есть большая альтернатива у врачей - это частные клиники с намного большей зарплатой.

Как она решила жилищный вопрос, врач отказывается говорить, зато о зарплате - соглашается. У нее она - минимальная. С этого года - это 3200 "грязными". Плюс - до 500 гривен надбавки за заведующую.

Заместитель председателя сельсовета Андриана Галача встречаю в сельсовете в его кабинете при обсуждении планов празднования Масленицы и формированию местной волейбольной команды на районных соревнованиях. Потом он рассказывает, что у села есть возможность помогать "поликлинике". К примеру, только две расположенные на территории села автозаправки дают бюджету 6 млн гривен в год. Сельсовет выделяет машину врачу по ее звонку для поездок на вызовы. Во время разговора выясняется, что именно местная власть помогла купить аппарат для анализа крови.

- Мы пытались здесь открыть - хотя бы раз в неделю - чтобы к нам приезжала лаборатория. Но по действующему законодательству первичное звено медицинской помощи не предусматривает такие специализированные учреждения, - говорит он довольно спокойно, без ноток хвастовства. - Исходя из ситуации, было предложено закупить такой аппарат.

Благодаря удобному географическому расположению села много местных жителей ездят лечиться в Борисполь или Киев. Андриан Андреевич - яркий тому пример. Говорит, что редко обращается в сельскую поликлинику за помощью. Он не верит в нынешнюю медицинскую реформу и универсальным семейным врачам, предпочитая консультироваться у узкопрофильных специалистов.

- Я обращаюсь к врачу, который в Киеве, живет и работает, если это касается каких-то серьезных заболеваний. Здесь в амбулаторию - если нужно взять справку для ребенка, что он не болеет и нужно в школу. А так, если какое-то заболевание - или помощь получить или консультацию - я бы не доверял. Потому что умудренный жизнью, что должен быть специалист, который в этом разбирается. Лучше обратиться к нему, - советует чиновник.

Последствие перевоплощения

Вместе с местным депутатом и заместителем сельского головы Макеевки Черниговской области добираемся на машине на край села по неровным заснеженным дорогам. В руках держим шампанское, торт и две свечи в виде цифр "9" и "0".

Бабушка Анна Леонтьевна приветствует в своем уже покосившемся от  времени доме. Она счастлива встретить каждого, кто приехал к ней на 90-летний юбилей. Даже незнакомых людей - близких родственников у нее нет.

В это время за накрытым столом в комнате уже сидят ее соседи и социальный работник, присматривающие за именинницей. Каждый во время тоста среди прочего желает ей здоровья. Для Анны Леонтьевны,  на первый взгляд хорошо выглядящей на свои года,  это пожелание важно. У нее проблемы со зрением и слухом. А в придачу - болезнь кожи на правой руке и плече, которая не дает ей покоя и которую "получила" в местной сельской больнице более 10 лет назад.

- Давненько я лежала в больнице три месяца. Да так долечили, что я поехала в Носовку (районный центр, - ред.). Так хирург говорит: "Ой-ой, как с вас издевались. Открыли нерв. Есть такое место, что током бьет", - жалуется она, уточняя, что "залечили" ее при бывшем враче.

Болезнь и дальше ее беспокоит. Опять лечь в местную больницу она уже не может, даже если бы и хотела. Первого июня прошлого года ее закрыли. На официальном языке - провели реорганизацию. Несмотря на неприятную историю отношений с местной больницей, Анна Леонтьевна однозначно считает плохим ее закрытие. В Носовскую больницу поехать возможности нет.

- Как схватить какое горе, далеко добираться ... далеко ... а на чем? Как трудно сейчас доехать, - говорит бабушка со слезами на глазах.

Местная депутат, которая и привезла торт со свечами, добавляет:

- Она (Анна Леонтьевна, - ред.) еще немножко, слава Богу, ходит. А кто знает, как сляжет человек? Лечь в больницу - куда лечь? В Носовку? Кто к ней поедет? Здесь хотя бы соседи придут...

В конце разговора бабушка говорит:

- Кто вот покомандовал, что отобрали от нас больницу? Нет уже. Оголили нашу Макеевку. Уже нет ничего - ни больницы, ничего. Пустая Макеевка.

Ностальгия по прежним временам царит в Макеевской "больнице". Через полгода после реорганизации старую табличку с надписью "Макеевская участковая больница" так и не сменили. Официально же это одноэтажное здание называется Макеевской сельской врачебной амбулаторией общей практики семейной медицины.

- Да не за что, за что поменять,  - объясняет Валерий Петрик, указывая на более приземленную причину присутствия старой таблички на здании.

Официально Валерий работает на ставке медицинской сестры ОПСМ, но по сути выполняет обязанности еще и врача.

Фото: Валерий Петрик в сельской медицине работает почти 30 лет

Он встречает в кабинете, на дверях которого табличка "Терапевт". Повсюду - медицинская документация. На шкафу - календарь за 2016 год.

- До того (до реорганизации, - ред.) у нас в стационаре лежали люди. Болели люди и лежали, могли получить помощь - всю, начиная от внутривенной, внутримышечной, капельницы, перевязки. Лечили детей, взрослых.

Стационар в больнице помогал бабушкам, которые приходили туда на зиму.

- Где-то с осени они приходили, зиму они пережили,  и на весну где-то в апреле они шли домой. Этим трудно, потому что детей нет. Их-то обслуживает социальная служба, но все равно - здесь три раза в день давали поесть, в тепле постоянно, - рассказывает Валерий.

Теперь же этой возможности нет - после преобразования в амбулатории может быть только дневной стационар.

- Если человек амбулаторно может лечиться - может прийти, - объясняет "главный врач". - Эти, что в больницу (недалеко живут, - ред.), приходят сюда. Эти, которые не доходят до больницы - или дома делают инъекции, или едут в район, где очень трудно лечь в больницу.

"В район" - это в Носовскую районную больницу в 40 километрах от села. На дорогу уходит минут 40-50. Но зимой по заснеженным и разбитым дорогам нужно потратить на это более часа.

Одноэтажное здание амбулатории с большим количеством кабинетов почти безлюдно. Отапливаются только используемые кабинеты. Валерий водит длинным темным коридором с множеством дверей по разные  стороны. Некоторые двери он  пропускает - там ничего не осталось. Пустеет сейчас столовая и аптечный кабинет. В помещении для лаборанта находятся охранники. Стоматкабинет работает, но только для удаления зубов. В гинекологическом кабинете хоть и расставлены все необходимые приборы и мебель, но в нем никто не работает. Раньше также врач приезжал раз в полгода.

- "Ноль целых ноль десятых", - озвучивает он с несколько сдержанным раздражением статистику визитов гинеколога из районной больницы, начиная с июня прошлого года. - Там тоже некому ездить, некому работать даже на приеме в районе. Гинекологов таких нет.

Кабинет для физпроцедур сейчас больше похож на подсобку. Но полупустую - после реорганизации часть работающих приборов забрали "в район".

Вместе с нами в физкабинет заходит медсестра Татьяна - жена Валерия. Иногда она вмешивается в разговор и дополняет своего мужа.

- Кругом стояли топчаны, и на каждом проводилась определенная физпроцедура, - рассказывает она. - Вот остался аппарат - он не работает, так его, конечно, не забрали.

Но остался один работающий прибор - центрифуга для анализа крови. Ее удалось сохранить хитростями.

- Хотели забрать ее, а я сказал, что она не работает, забрал предохранитель, - раскрывает секрет Валерий.-  Она работает, она мне нужна.

Даже если бы аппараты и оставили, работать с ними некому. Назначать большинство процедур Валерий не имеет права - это должен делать врач, которого уже почти 10 лет здесь нет.

- Вот наш врач, - с улыбкой указывает на портрет Тараса Шевченко в кабинете главного врача. Это был единственный раз за весь разговор, когда он пошутил.

Сейчас кабинет главврача используется как склад медицинских карточек. Они бережно рассортированы в ящичке на столе. Рядом - старый монитор от компьютера.

- Никто в село не хочет ехать, - с грустью объясняет он 10-летнее отсутствие врача в Макеевке. - Медсестры тоже не рвутся в деревню.

Все оставшиеся приборы и мебель трудно назвать новыми на вид. Антураж больше напоминает советскую больницу с квадратной красной плиткой на полу. Капитальный ремонт помещений проводился почти лет пять назад, а косметический - ежегодно. Исключение - 2016 год.

- Уже в прошлом году не делали (косметический ремонт, - ред.), потому что были не туда, не сюда, - говорит он.

altaltalt
Фото: Нынешнее состояние амбулатории в Макеевке Черниговской области оставляет желать лучшего

Валерий работает в "больнице" с 1989 года. Тогда штат насчитывал до 30 человек. Перед реорганизацией - вдвое меньше, сейчас - восемь. Кроме "и.о. врача", работают еще две медсестры, две санитарки, два охранника и водитель.

Водитель сейчас водит автомобиль Opel Combo с наклейкой "Сельская медицина" на двери. На вид она новая, но машину подарили больнице еще во времена премьерства Юлии Тимошенко. До реорганизации у них был старенький "УАЗик", которым легче перевозить лежачих людей. Машина работала как "скорая" - с ее помощью можно было отвезти больного, как в местную, так и в районную больницу. Сейчас Opel Combo приходится брать на себя эту роль,  несмотря на неподходящие для нее местные дороги. Ремонт иномарки стоит дорого, поэтому  помогают местные фермеры, меценаты и депутаты.

На втором этаже в здании сельсовета в одном из кабинетов работает Валентина Степанюк. Сейчас она - бухгалтер одного из фермерских хозяйств, а до 1 июня 2016-ого проработала младшей медсестрой 12 лет. Она попала под сокращение.

- Жалко своего труда. Что делали, и оно теперь развалится. Как и все, что развалилось, - жалуется женщина. - Сам коллектив делал ремонты. Мы его красили, мы его мазали, штукатурили, клумбы делали - это все делал коллектив. Заготавливали продукты на зиму для этих людей, которые не нужны никому.

Во время разговора приходит ее подруга Лена. Она также попала под сокращение, проработав санитаркой восемь лет. Сейчас она - соцработник. Официально им нашла работу Госслужба занятости, но фактически они сами ее нашли. Несмотря на обиды из-за сокращения, обе уверяют - вернулись бы работать в больницу, если бы появилось место.

Лекарства в обмен на отопление

Полуразрушенный дом в селе Кривое в Житомирской области еще век назад был имением известного общественного деятеля и врача Иосифа Юркевича - одного из основателей кооперативного движения в Украине. Оно также было и больницей. Местные жители Юркевича называют меценатом. Они рассказывают легенды, согласно которым, сюда приезжали такие известные личности, как этнограф Тадей Рыльский, его сын поэт Максим Рыльский и Леся Украинка. Хотя в отношении визита последней у сына Юркевича были сомнения, о которых он написал в своих мемуарах.

Потом половина помещения была отдана под детсад, другая - под фельдшерско-акушерский пункт. Сейчас там пусто, а дом зарос кустами и деревьями. Теперь место, ассоциирующиеся у местных с медициной - одноэтажный дом, напротив бывшего имения мецената. Когда-то там была столовая колхоза.

Посреди рабочего дня здесь тихо и практически пусто. В кабинете сидит Светлана Викторовна, более 20 лет заведующая этим фельдшерско-акушерским пунктом. Хотя ее должность - семейная медсестра, но, по сути, она единственный врач в селе. Она работает без остановки.

- Как вирусные заболевания, температура, (люди, - ред.) не могут сбить, - рассказывает она об участившихся случаях ее ночных выездов на вызовы в нерабочее время. - Большинство людей, сами знаете, пытаются себе сбить температуру.

Несколько лет назад такое самолечение уже привело к смерти 35-летнего мужчины.

- Женщина его лечила-лечила, была высокая температура, свиной грипп. Полтора дня держала. Как я приехала, то отправила в больницу, но было поздно. Человек просто "сгорел".

Фото:Врач Светлана Викторовна в селе Кривое Житомирской области добирается на неотложные вызовы на велосипеде

Светлана Викторовна - не уроженка села. Она приехала в Украину из Средней Азии. Сначала работала в Корнинской больнице, в селе в пяти километрах отсюда, а потом ее перевели в Кривое.

На неотложные вызовы добирается на велосипеде, ночью ее отвозит муж на машине. От фельдшерского пункта до края села нужно на велосипеде 15 минут добираться. В подчинении еще есть село Рудка, к которому, особенно в зимнее время, трудно доехать и приходиться тратить на дорогу до получаса. Хотя там живут преимущественно дачники, но Светлана Викторовна несколько раз в месяц все-таки туда заезжает.

- Как заметет - и ногами хожу, как вызывают. В один год было такое, что муж трактором возил. "Скорую" тянул туда и обратно, - рассказывает она.

Помещение пункта небольшое. Две старых кровати, накрытые старыми покрывалами, в отдельном кабинете предназначены для дневного стационара. Рядом возле кроватей стоят два прибора с надписями "Аппарат не работает". Их пункт получил еще в 80-х годах.

- Ингалятор и ультразвук, - называет их медсестра. - Они не работают давно. Сколько мы не просим, государство денег... (не дает, - ред), очень дорогое удовольствие. Дорогие - чтоб их ремонтировать и приобрести.

Если бы они были рабочими,  это сэкономило бы деньги местных жителей. Светлане Викторовне приходится направлять больных в физкабинеты районной больницы  в Попельне. Только на проезд туда и обратно одного взрослого и ребенка нужно 100 гривен в день. Если ездить трижды в неделю на процедуры, то тратиться 300 гривен. Более везет тем, у кого собственный транспорт, хотя бензин тоже не бесплатный.

Фото: Аппараты для физпроцедур в селе Кривое не работают

В детском кабинете пункта - множество игрушек. Но медицинская "начинка" скупая и используется только раз в месяц по приезду семейного врача. Он принимает детей до года, а также взрослых.  Еще несколько лет назад приезжал гинеколог. Но сейчас частично его функции выполняет Светлана Викторовна, которая принимает в гинекологическом кабинете. А раз в год в село приезжает мобильная рентгенмашина.

Почти во всех помещениях прохладно и без верхней одежды долго простоять невозможно. Термометр в коридоре, где висит портрет Иосифа Юркевича и икона, показывает 10 градусов выше нуля. Теплее всего - в кабинете Светланы Викторовны, где столбик термометра дотягивает до 20 градусов. Обогревают воздух в кабинетах конвекторы, вмонтированные в стены.

- Просто экономим, - поясняет она. - Как люди "капаются", то я тоже включаю больше в дневном стационаре. Нам выгодно конвекторы. Как я начну топить отопление, то много денег будет уходить. Лучше эти деньги, которые идут на отопление, мы пустим на медикаменты.

Кабинет Светланы Викторовны это еще и аптека. За ее спиной - шкаф с лекарствами, которые она продает. Она не скрывает - на лечение люди медикаменты покупают за свои деньги. На деньги от государства она пополняет только сумку для неотложной помощи. Хотя и этого не всегда достаточно.

- Гипертоникам, например, мне надо две-три упаковки пирацетама, рибоксина, магнезии, а дают одну. 10 ампул дают. И то бывает, что 10, а бывает и пять дают,  - жалуется она, но уточняет, что на "неотложку" всегда хватает лекарств.

Оказывается, последний раз пополнение медикаментов было в декабре прошлого года. До этого - только в 2014-м. Поддерживают фельдшерский пункт деньгами уже современные спонсоры.

- Нам перед выборами очень многие депутаты помогают, - хвастается она. - Они нам наличкой не дают деньги. Они перечисляет на наш ФАП, на бухгалтерию в район. И мы на эту сумму имеем право принимать и медикаменты, и ... я вот заказала перед Новым годом шкафчики новые. Так они еще не пришли, но их должны привезти.

Светлана Викторовна уточняет - часть денег депутаты дают не только  перед выборами.  На 10 тыс. гривен, которые дала одна из депутатов,  Светлана Викторовна купила и лекарства, и моющее средство, и хлорку. На это государство тоже перечисляет деньги, но или редко, или мало.

После повышения минимальной зарплаты  Светлана Викторовна уже узнала, что "чистыми" получит 2600 грн.  Без всяких надбавок, которые были еще в прошлом году.

- Надбавки были за заведование ФАПом, 10% давали, и по стажу работы, - говорит она.

Уехать из Кривого мне помогают местные - "подбрасывают" до Корнина. 10 минут пассажирка рассказывает о местной медицине. Если приходится лечиться, то едет сразу в Житомир - районной Попельнянской больнице не доверяет.

- Сына едва инвалидом не сделали, - возмущенно и открыто говорит она.

Но расхваливает Светлану Викторовну, которая даже в нерабочее время может помочь и "послушать".

- Только не надо закрывать медицину в селах, - в конце разговора добавляет она. 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top