Владимир Омельченко: Разрушение электросетей в Украине остановит RAB-регулирование

Пятница 13 марта 2020 11:05
Владимир Омельченко: Разрушение электросетей в Украине остановит RAB-регулирование
Иллюстративное фото (Виталий Носач, РБК-Украина)

В 2019 году в Украине заработал новый рынок электроэнергии. В связи с этим, еще прошлый состав Министерства энергетики и защиты окружающей среды в феврале 2020 представил новую концепцию развития энергосектора до 2050 года. О том, какими должны быть приоритетные задачи для правительства в сфере энергетики, и что нужно для обновления устаревших электросетей страны - в интервью директора энергетических программ Центра Разумкова Владимира Омельченко.

Какие ключевые проблемы и вызовы должно решить правительство в сфере энергетики в 2020 году?

В первую очередь, нужно решить вопрос с повышением эффективности, прозрачности работы рынка электрической энергии и природного газа. Что касается рынка природного газа, необходимо сделать его более конкурентоспособным, прозрачным и эквивалентным тем условиям, которые существуют в стране. Что касается рынка электрической энергии, здесь надо пересмотреть модель в части устранения административных барьеров. А также остановить импорт электроэнергии из России, Беларуси, внедрить рынок дополнительных услуг, организовать проведение "зелёных аукционов". Необходимо расширить присутствие на рынке компаний "Энергоатом" и "Укргидроэнерго".

Украина приняла европейское "зелёное" соглашение, и мы знаем, что Минэнерго представило концепцию, которая предполагает энергопереход на зеленую энергетику до 2050-го года - 80% генерации будет "зеленой". Как оцениваете шансы реализации этого плана?

У нас есть утвержденная Энергетическая стратегия до 2035 года. На мой взгляд, она абсолютно соответствует тем условиями, которые есть в Украине. Там чётко расписан план реализации стратегии вплоть до прогнозных энергетических балансов, которые планируется выполнять. Что касается концепции, которую предложило правительство – это важная идея, что Украина не должна стоять в стороне основной магистрали ЕС - перехода от углеродов к возобновляемым источникам энергии. Украина должна придерживаться этого решения и идти этим путём. Хотя та концепция, которая разработана Минэнерго, не отвечает на многие вопросы, например, каким образом будет достигаться рост объема «зеленой» генерации, какие механизмы будут использованы, на основе какой модели шли расчеты баланса энергоносителей? 2050 год - это очень далёкие рамки, сложно все предусмотреть на столь длинный срок. Но нам надо как-то жить сейчас, и для того, чтобы достигнуть цели в 2050 году, необходимо иметь план и на 2021-й, и на 2025 год. Концепция же Минэнерго - очень слабая, требуется даже не доработка, а новая концепция.

Мир сейчас делает шаги к энергоэффективности и разумному потреблению. Очень важно уменьшение потерь электроэнергии. Насколько эффективно Украина продвигается в этом направлении?

Украина, к сожалению, не может продвигаться достаточно быстро в этом направлении, потому что существует огромный дефицит средств. По сути, страна находится во внутреннем дефолте, когда не выполняются даже внутренние бюджетные обязательства, есть серьёзная экономическая нестабильность, и поэтому тех инвестиций, которые необходимы для энергоэффективности, их просто нет. Большой дефицит средств, но речь не идет о средствах госбюджета. Из госбюджета бесполезно финансировать эти программы. Возможно, небольшие проценты следует направлять, но в целом на 95% эти меры должны проводить сами собственники предприятий, инвесторы. Для этого государство должно создать такие инвестиционные условия, в которых инвестор чувствовал бы себя уверенно. Без верховенства права ничего не будет, без конкурентных рынков, без демонополизированной экономики сложно рассчитывать, что инвестор придёт вкладывать инвестиции в украинские предприятия.

На февральском Энергофоруме Адама Смита достаточно много внимания было уделено энергетической безопасности. Как вы считаете, продвигается ли Украина в имплементации международных норм в сфере энергетической безопасности?

Формально она продвигается, но реальных действий мало. Можно сказать, что самая успешная позиция, где Украина продвинулась, - это сокращение импортной зависимости по природному газу. Если ещё 5-6 лет Украина импортировала более 25 млрд кубометров в год, а сейчас 10. Притом, что зависимость по газу от России сейчас почти нулевая, поскольку уже почти 4 года Украина не покупает газ в России. А что касается продвижения в создании резервов нефти и нефтепродуктов, то особого прогресса не видно. Украина также продвигается в направлении интеграции ENTSO-E - согласно плану, мы можем присоединиться в энергетическую систему ЕС до 2023 года. То есть, ведется определённый каталог работ. Можно сказать, что есть определённые сдвиги в этом направлении. Есть и минусы – это импорт электрической энергии из Беларуси и из России, он не способствует энергетической безопасности.

Сегодня много звучит разных мнений относительно процессов приватизации в стране, в том числе приватизаций облэнерго, которая происходит, как говорят некоторые эксперты, крайне медленно. Почему это происходит, что может ускорить эту ситуацию, нужно ли приватизировать оставшиеся у государства пакеты?

Если говорить об облэнерго, то процесс приватизации идёт. Большинство облэнерго приватизировано. Наверное, следует закончить этот процесс какими-то более ускоренными темпами, чтобы государство не занималось этими предприятиями, потому что государство не способно это делать - управлять энергоактивами. Правительству следует разобраться, что можно приватизировать, и организовать конкурсы, наконец, закончить эту тему.

Износ электросетей в целом оценивается на 70% по стране. Это влияет на потребителей, на бизнес. На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы остановить разрушение электросетей в Украине?

Рецепт №1 - это внедрение RAB-тарифов. Это по опыту, который уже испытан в ЕС. Все страны ЕС отказались от системы Сost+ и перешли к системе RAB-регулирования. В Украине также нарабатывается регуляторная и нормативная база на этот счёт, но мешает внедрить RAB-регулирование именно страх правительства, власти, что после этого могут значительно повыситься цены на электрическую энергию, и таким образом, рейтинги власти могут резко упасть. Мне кажется, что не надо бояться, а действовать последовательно с учётом социальной ситуации, и переходить к RAB-регулированию, привлечению средств в этот сектор. Поскольку намного эффективнее привлекать инвестиции в электрические сети и инфраструктуру с рынка, чем привлекать деньги за счёт облигаций внутреннего госзайма. Если вы выпускаете облигации под высокие проценты, то эти деньги приходят и уходят. В то же время создание альтернативных условий для инвестора, вложений в реальный сектор, - это намного более эффективно, поскольку это может создавать рабочие места в Украине и поддерживать инфраструктуру. Это налоги в бюджет.

Как переход на новое тарифообразование скажется на потребителях?

В итоге RAB будет полезен и для бизнеса, и для обычных потребителей. Они получат обновлённые электросети, а это более надежное электроснабжение и уменьшение потерь.

По нашим расчётам, если внедрять RAB методологически правильно с учётом социального фактора, то цены на электрическую энергию могут вырасти на 25-30% за несколько лет, что не является критическим для потребителя, но в то же время это способствует инвестициям и обновлению системы, созданию новых рабочих мест, дополнительным поступлениям в бюджет. Если этого не делать, то цены на электроэнергию будут расти в схожей динамике, но никаких стимулов для инвестиций в энергосети не будет. Влияние на потребительские цены при этом ожидается незначительное, порядка 1-2%.

Потому надо переключать внимание на создание механизма для привлечения инвестиций в реальный сектор, в первую очередь, – это энергосети и RAB-регулирование.

RAB в Украине и в мире - чем они отличаются? Чей опыт мы должны использовать?

В Украине ещё нет RAB, методология только принимается. Нет универсального подхода, каждая страна имеет свой персональный подход внедрения RAB-регулирования. Что общего - единая ставка, активы не различаются на старые и новые. Второй существенный момент – ставка привлечения инвестиций в активы должна быть выше, чем учётная ставка НБУ, и выше, чем ставка, по которой привлекаются средства от продажи ОВГЗ, чтобы инвестор мог иметь хорошую альтернативу для инвестиций.

То есть эта ставка рассчитывается с учетом уровня учетной ставки НБУ?

Да, и она должна быть несколько выше. Таким образом, это действительно может привлечь средства в реальный сектор экономики.

Президент Зеленский на различных конференциях много говорил об инвестиционной привлекательности, о том, что она очень высока, и что нужно в Украину инвестировать. Но сегодня мы видим, что инвесторы не спешат вкладывать и, в частности, в энергетический комплекс мы не видим многомиллионных инвестиций. Что может переломить эту ситуацию?

Слов много об инвестициях, а самих инвестиций мало. Что может переломить? В первую очередь, понятные правила игры, и тогда инвестиции будут, инвестор будет понимать, что его не хотят обмануть, что в стране существует закон и порядок, и у инвестора есть возможность в случае необходимости обжаловать определённые решения украинской бюрократии в украинском суде. Вот это - основное условие, при котором инвестор может прийти в реальный сектор экономики. Если этой системы не существует, и инвестор не может себя защитить, то можно ожидать только спекулятивных инвестиций.

То есть должно быть больше решений, которые бы стабилизировали ситуацию в судебной системе, в правоохранительных органах, на законодательном уровне?

Да, именно. И важно, чтобы было меньше разрешительных барьеров, важен и стабильный налоговый климат. Чтобы инвестор был защищён законом, а не словами. На слова инвестор не реагирует, нужны законы и их выполнение.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь