ru ua

Вадим Мельник: Аналитика должна стать основной функцией Бюро экономической безопасности

Вадим Мельник: Аналитика должна стать основной функцией Бюро экономической безопасности Глава фискальной службы Украины Вадим Мельник (Виталий Носач, РБК-Украина)

Президент Владимир Зеленский подписал закон о создании Бюро экономической безопасности еще в марте 2021 года. Таким образом, его запуск должен состояться не позднее 25 сентября. Уже на следующий день должна прекратить свое существование Государственная фискальная служба.

Глава ГФС Вадим Мельник и один из участников конкурса на должность директора Бюро в интервью РБК-Украина рассказал о применении аналитического подхода в работе правоохранительных органов, принципах экономической безопасности государства и роли Бюро экономической безопасности в этом контексте, а также важности взаимодействия бизнеса и правоохранительных органов.

– Вы часто говорите о применении аналитики в правоохранительной деятельности. В чем суть этого подхода? Отличается ли он от того, что есть в работе правоохранительных органов сейчас?

– Аналитический подход в правоохранительной деятельности будет проще понять, если кратко рассмотреть некоторые глобальные процессы.

В основе современного общества лежит производство данных, которых человечество сегодня продуцирует колоссальные объемы. Следовательно, более эффективными будут и государство, институт или орган, которые эффективнее обрабатывают информацию.

Но для правоохранительного органа большие объемы информации не всегда означают большую эффективность. Обычно сегодня правоохранительные органы имеют избыток информации, и им нужно таким образом ее обрабатывать, чтобы она способствовала принятию процессуальных решений, повышала эффективность, позволяла разрабатывать стратегии.

С учетом глобальных мировых процессов меняется и преступность, становится более сложной и динамичной, чем когда-либо раньше. Среди задач правоохранительной деятельности на первый план выходят готовность к растущей сложности уголовного среды и процессов и уменьшения их влияния на общество.

К тому же, общественный запрос требует от правоохранительных органов быть одновременно эффективными и рациональными. Традиционная реактивная модель правоохранительной деятельности не справляется с быстрыми изменениями, которые расширили возможности современной преступности, устранили физические и технологические барьеры.

Итак, в современной среде рисков государство и общество рассматривают правоохранительный орган как источник управления рисками.

Такие разные и непростые вызовы – или это тупик для правоохранителей? Intelligence Led Policing (ILP) или полицейская деятельность, управляемая аналитикой, предлагает альтернативу. Эта модель предоставляет информацию, на основе которой должны приниматься решения, определяться объекты расследований, эффективно распределяться ресурсы с учетом сфер и направлений активности криминальной среды.

Таким образом, если кратко резюмировать, ILP – это современная модель правоохранительной деятельности, которая призвана прогнозировать риски и влиять на действия и решения. Как для практика, для меня важнее всего, чтобы модель работы давала мне четкие ответы на два основных вопроса: что расследовать и как расследовать. ILP дает ответы на оба.

В контексте применения аналитического подхода, где правоохранительные органы Украины находятся сейчас? Распространена ли у нас такая модель работы?

– Криминальный анализ большие объемы информации обычно рассматривает в разрезе трех уровней: стратегического, оперативного и тактического.

Стратегический уровень позволяет нам увидеть картину в целом. Выявить угрозы в масштабах страны и регионов, оценить собственные возможности, уязвимые места, способность этим угрозам противостоять.

Анализ информации на оперативном уровне дает ответы на вопросы: что случилось и что с этим делать? Тактический уровень – это аналитическое сопровождение конкретных уголовных производств.

Такой подход дает возможность понимать криминальные явления и процессы комплексно, следовательно – принимать взвешенные и обоснованные решения.

В работе правоохранительных органов нашей страны системно применяется тактический и неполной степени оперативный уровни аналитики. Это подходы, которые исторически сложились на протяжении десятилетий. Большего чем анализ статистики, отслеживание трендов увеличения или уменьшения показателей по годам, кварталам и месяцам они дать не могут.

Да, это также является аналитической работой, однако она приводит лишь к констатации фактов, которые произошли в прошлом. Но такой подход почти ничего не может сказать нам о будущем, тем более не помогает его спрогнозировать. К сожалению, до настоящего времени в правоохранительной отрасли страны аналитикой на стратегическом уровне системно никто не занимался.

Как применение аналитического подхода может помочь правоохранительной практике?

– Я уже упоминал выше о модели полицейской деятельности, построенной на аналитических процессах – ILP (Intelligence Led Policing). Она разрабатывалась начиная с 60-х годов прошлого века в Великобритании. В наши дни она распространилась в США и большинстве правоохранительных систем стран Европейского Союза.

ILP ставит уголовный анализ в центр правоохранительной деятельности. Традиционно правоохранители работают, реагируя на инциденты уже произошли. ILP является альтернативой, что позволяет прогнозировать события и опережать, и делает это именно на основе комплексного анализа больших массивов данных.

Мы вполне способны ответить на современные вызовы, адаптировать лучшие мировые практики в наших условиях, построить работу правоохранительной системы на основе комплексной аналитики и риск-ориентированной модели. Именно эта модель положена в основу работы БЭБ законом Украины "О Бюро экономической безопасности Украины".

Можно ли применить аналитический подход к правоохранительной деятельности в сфере экономической безопасности государства? Будет ли он там эффективным? Если да, то какие преимущества предоставит правоохранителям системная аналитика?

– По моему мнению, не просто можно, а необходимо применять, и закон о БЭБ предоставляет необходимый инструментарий для этого, внедряя такие понятия как "анализ рисков", "криминальный анализ", "риск-ориентированный подход", "управление рисками".

Как это будет работать на примере безопасности в экономической сфере? Главная задача будущего бюро – на стратегическом уровне определить наибольшие угрозы экономике государства. Оценить риски по степени опасности, способности им противостоять, выявить собственные слабые места. В итоге в БЭБ будут понимать куда именно направить основные ресурсы, быстро и точно будут планировать правоохранительные мероприятия для противодействия наибольшим рискам.

Таким же образом создаются профили рисков для отраслей бизнеса, организованных преступных группировок, и здесь ILP также предоставляет руководству правоохранительных органов возможности для определения приоритетов и эффективного распределения ресурсов. Более того, стратегический анализ больших массивов данных позволяет определять тенденции развития угроз, понимать как они будут меняться. Вооруженные прогнозами, правоохранители смогут подготовиться к таким изменениям и даже опережать негативные события.

Если сказать проще, то в законе "О Бюро экономической безопасности Украины" заложено два концептуальных аспекта. Во-первых, это аналитика, а затем следственное действие. Аналитики будут давать рекомендации, как выявить нелегальный бизнес, его локацию, принципы работы и как его ликвидировать (в законодательный или силовой способ). Во-вторых – это уничтожение системных криминальных проявлений (центры минимизации, центры скруток по НДС).

Конечно, стратегический анализ не исключает аналитической работы на оперативном и тактическом уровнях. Наоборот, он существенно усовершенствует и облегчит эту работу.

Когда я пришел в конце 2020 года на должность председателя ГФС, я решил в обязательном порядке внедрять новейшие модели организации работы правоохранительного органа.

Вадим Мельник: Аналитика должна стать основной функцией Бюро экономической безопасности

Глава ГФС Вадим Мельник (фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

– Есть ли уже какие-то промежуточные результаты внедрения такого метода?

– К сожалению, по ряду причин служба не имела доступа к аналитическим инструментам и базам данных. Однако, по итогам семи месяцев текущего года мы показали достойный результат работы, работая только с помощью инструментария, который предоставляет нам Уголовный процессуальный кодекс.

Но, в полной мере используя аналитику, имея возможность оценивать риски и прогнозировать развитие криминальных явлений и процессов, более рационально распределяя ресурсы мы могли бы достичь большего меньшими усилиями. Я не просто понимаю разницу, но и убедился на собственной практике, что традиционная модель работы правоохранительного органа полностью исчерпала себя. Будущее – за правоохранительной деятельностью, управляемой аналитикой.

–​​​​​​​ Изменятся ли с введением аналитического подхода модель взаимодействия между правоохранительными органами и бизнесом? Если да, как именно?

– Озвучу, возможно, неочевидную для кого-то мнению: внедрение комплексной аналитики в работу правоохранительных органов кардинально повлияет на условия ведения бизнеса в нашей стране.

В этом году мы в ГФС изменили репрессивный подход в работе на безопасный подход. В контексте экономической безопасности это означает, что силовое давление на бизнес освободило место для безопасности бизнес среды и экологичности ведения бизнеса.

Работа правоохранительного органа в рамках подхода безопасности к правоохранительной деятельности обеспечивается именно аналитикой. Она позволяет направлять основные усилия на борьбу с явлениями, которые порождают криминал, влиять на криминальную среду, и лишь во вторую очередь – работать с конкретными субъектами.

По моему мнению крайне важно, что закон о БЭБ создает институциональные условия для защиты как экономических процессов, так и субъектов хозяйственной деятельности от давления силовых органов. Именно аналитическая работа будет основной функцией Бюро экономической безопасности. Например, бюро будет анализировать бенефициаров финансовых операций и определять, есть ли нарушения закона в обращении средств тех или иных бизнесов – или государственных структур.

Бюро экономической безопасности станет единственным органом государственной власти, ответственным за борьбу с экономическими преступлениями. Зато соответствующих полномочий лишатся Служба безопасности, другие правоохранительные органы, а налоговая милиция вообще будет ликвидирована. Все это позволит устранить дублирование правоохранительных и контролирующих функций и уменьшит количество государственных органов, которые могут контактировать с бизнесом по вопросам расследования экономических и финансовых преступлений.

Существуют ли какие-то стандарты или методики работы в аналитической деятельности?

– Конечно, аналитическая работа – четкая и прагматичная сфера, которая предусматривает наличие единых стандартов. Простой пример поможет проиллюстрировать. Географические карты в любой стране мира читают одинаково, потому что существует единый стандарт отображения элементов. В аналитике также существуют общепринятые стандарты. Например, Anacapa, которая представляет собой аналитические техники и приемы для расследования комплексной преступной деятельности.

Существует разработанная Европолом методология "Оценка угрозы со стороны особо опасных форм организованной преступности" (Serious and Organised Crime Threat Assessment, SOCTA). Эти консолидированные и объективные методологии дают возможность понять, какие угрозы действуют, как они прикрыты коррупционными связями, как используют технологические ресурсы, как восстанавливаются, и самое важное – сделать это по общепринятым в мире стандартам. Их должны знать не только аналитики, но и следователи, оперативные работники, руководители, потому что аналитические документы, схемы и выводы все должны читать и понимать одинаково.

– Есть ли в Украине наработки по адаптации аналитических моделей работы правоохранительных органов к нашим реалиям?

– Да, эта работа была сделана, в том числе и при участии работников Государственной фискальной службы.

Все начиналось со знакомства с самой методологией SOCTA, которую использует в своей работе Европол. Для ее эффективного применения в Украине возникла потребность адаптировать методику к особенностям работы наших правоохранительных органов. Над этим работала межведомственная экспертная группа, в состав которой входили представители МВД, Национальной полиции, СНБО, СБУ, органов прокуратуры, Государственной фискальной службы, эксперты EUAM и EUROPOL.

В итоге правоохранительные ведомства Украины согласовали методологию разработки SOCTA, которая была призвана сформировать основательную картину ситуации с преступностью именно в Украине. Предполагалось, что и избрание тактики противодействия преступности в Украине также будет происходить именно на основе рекомендаций SOCTA.

Сегодня мы уже имеем примеры внедрения этой методологии в практическую работу правоохранительных органов Украины. В частности, в прошлом году Кабинет министров одобрил Стратегию борьбы с организованной преступностью, предложенную МВД. Реализация стратегии планируется в 3 этапа, и первый – это оценка угроз тяжких преступлений и организованной преступности по методологии SOCTA.

Эти процессы имеют важное значение для выполнения Соглашения между Украиной и Европолом об оперативном и стратегическом сотрудничестве, ратифицированного Верховной радой Украины. Такая инициатива также является важным шагом в реализации положений статьи 3 Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом по укреплению сотрудничества в борьбе с различными формами транснациональной организованной преступности.

Что же касается разработки определенных стандартов аналитической работы именно для органов экономической безопасности Украины, то это вопрос для экспертной дискуссии юристов, правоохранителей и экономистов.